«Сергей Кисляк уходит в отставку после почти десяти лет работы в качестве посла России в США, — сообщила Los Angeles Times (26.06). — 66-летний ветеран российской дипломатии оказался в центре расследования ФБР по поводу вмешательства России в выборы президента США. Телеканал CNN, в частности, цитировал неназванных должностных лиц США, которые назвали его куратором шпионов».

Информагентство Sputnik сообщило, что преемником Кисляка в Вашингтоне, вероятно, будет Анатолий Антонов, заместитель министра иностранных дел с конца прошлого года, который до этого был заместителем министра обороны. Антонов, по предположению Sputnik, может занять пост посла после того, как Путин и Трамп проведут первую официальную встречу в ходе саммита «Группы двадцати» в Гамбурге в начале следующего месяца, писала Los Angeles Times.

По сведениям Chicago Tribune, (26.06), Трамп рвется к большой встрече с Путиным, но некоторые его советники этого опасаются, полагая, что США необходимо сохранять дистанцию от России в столь сложное время — и взаимодействовать только с большой осторожностью. Но Трамп и некоторые другие в его администрации настаивает на полной двусторонней встрече на полях саммита G20. Он призывает обеспечить к ней доступ СМИ и соблюсти полный дипломатический протокол.

Кроме того, администрация Трампа планирует активизировать усилия по «обработке» членов конгресса против некоторых частей законопроекта о новых санкциях в отношении России и Ирана, сообщила The Washington Post (23.06). Белый дом выступает против положений законопроекта, которые могли бы ограничить полномочия президента. Особую озабоченность вызывает процедура пересмотра, которая «позволит Палате представителей и Сенату остановить президента от снятия санкций с России».

Автор популярного либерального вэб-сайта Vox (21.06) выразил уверенность, что «Администрация Трампа хочет улучшить отношения с Россией. Однако, кажется, что Россия этого не хочет и активно предпринимает шаги, подталкивающие их к новой, еще более низкой точке. Последний шаг был совершен сегодня, когда российское Министерство иностранных дел отменило давно запланированную встречу между высокопоставленными американскими и российскими дипломатами. По словам Кремля, это были ответные действия, поскольку Соединенные Штаты только что объявили о расширении санкций в отношении физических лиц и организаций, помогавших Москве во время ее вторжения на Украину в 2014 году».

При этом автор Vox как-то забыл вспомнить, что администрация Трампа усилила давление на Россию во вторник, объявив санкции в отношении более чем трех десятков новых лиц и организаций, «которые участвовали во вторжении на Украину. Министерство финансов сделало заявление об этом в тот же день, когда президент Трамп принял своего украинского коллегу Петра Порошенко в Белом доме, чтобы обсудить вопросы мирного урегулирования конфликта с Россией» (The New York Times, 20.06).

Именно поэтому «Россия отменила встречу, намеченную позже на этой неделе с официальными лицами США, в знак протеста против новых санкций США, а Госдеп в среду выразил сожаление по поводу этого решения России» (The Wall Street Journal, 21.06).

Одновременно с сообщением о том, что «Трамп рвется к встрече с Путиным», Белый дом заявил в понедельник 26 июня, что президент Сирии готовит очередную атаку с применением химического оружия, и предупредил, что Башар Асад «заплатит высокую цену», если это случится (The New York Times, 26.06). В заявлении сказано, что готовящиеся химатаки Асада похожи на те, которые — «по предположению западных разведслужб» — сирийское правительство совершило до химической атаки в апреле этого года, когда погибли десятки сирийцев, включая детей.

Американский посол в ООН Никки Хейли (Nikki Haley) в понедельник вечером дала понять, что Соединенные Штаты серьезно относятся к этой угрозе. «За любые дальнейшие атаки против народа Сирии будет отвечать Асад, а также Россия и Иран, которые помогают ему убивать собственный народ», — написала она в Твиттере.

«Если раньше американцы хотя бы пытались представить свои агрессивные намерения в отношении Сирии под видом борьбы с терроризмом, теперь они начинают действовать открыто. Американцы де-факто начинают агрессию против Сирии, но используют при этом курдов», — привел слова российского эксперта журнал Forbes (23.06).

Как Америке и России избежать войны из-за Сирии? — размышлял профессор Николас Гвоздев (Nikolas K. Gvosdev) в журнале The National Interest (20.06) в связи с конфликтной ситуаций, возникшей после того, как американский истребитель сбил бомбардировщик сирийских ВВС. «Реакция Кремля оказалась гневной, но тщательно просчитанной. Москва предупредила, что теперь она будет считать вражеским любой самолет, пролетающий над территорией Сирии без разрешения режима Башара Асада. Но она не отдала приказ своему контингенту в Сирии о начале боевых действий. Москва внимательно и осторожно подбирает слова, не желая проводить красные линии, соблюдение которых ей потом придется обеспечивать», — отметил эксперт.

«Это значит, что теперь российско-американские отношения будут зависеть от нервов и мгновенной реакции пилотов и наземных служб, а не от планов и приоритетов президентов и дипломатов. … Если проблемы в Сирии будут продолжаться, Москва вряд ли захочет напрямую проверять боевые возможности американских военных, но она найдет другие способы и другие средства, чтобы усложнить жизнь США во всем ближневосточном регионе. А поскольку на горизонте уже замаячили новые американские санкции, у Путина может возникнуть ощущение, что ему все равно нечего терять, и он пойдет на усиление конфронтации», — резюмировал Николас Гвоздев.

По мнению автора достаточно радикального журнала CounterPunch (20.06), «В любом случае, режим Асада — международно признанный режим, не менее легитимный, чем режим Трампа, а США и их союзники своим присутствием откровенно нарушают суверенитет Сирии. Позиция России состоит в том, что Сирийская арабская армия (национальная армия) выступает гарантом единства и суверенитета Сирии, а альтернатива ей — исламистский режим, который разрушил Пальмиру, взрывает церкви в Дамаске, обезглавливает детей и так далее. Это рациональная позиция».

Риск ядерного просчета сегодня столь же велик, как и во времена Карибского кризиса. Но есть простой способ избежать его, указал доктор философии Брюс Эллин (Bruce Allyn), преподающий в Гарвардском университете: чтобы поладить с русскими, Америка должна думать как русские (The National Interest, 22.06).

Не стоит увлекаться расследованием о «связях с Россией», — такое мнение высказал известный колумнист Дэвид Брукс (David Brooks) в The New York Times (20.06). Он писал: «Поразительно, но с тех пор, как возникла вся эта история с Трампом и Россией, не было найдено почти никаких доказательств того, что за всем этим было какое-то преступление, и что между членами избирательного штаба Дональда Трампа и русскими на самом деле был сговор. Из этой администрации происходят утечки любой информации, но никаких существенных данных о действительном сговоре до сих пор в прессу не просочилось».

Вашингтон сфокусировал внимание на политическом вмешательстве России, однако направленная против Соединенных Штатов кампания Москвы выходит за рамки избирательных урн, писало мультимедийное издание Politico (21.06). «Если трубопровод „Северный поток – 2“ будет построен, то он повысит зависимость Евросоюза от российского природного газа и усилит влияние России на ключевых союзников Соединенных Штатов. … Поэтому Соединенные Штаты должны найти способ сбалансировать растущее влияние России и начать поддерживать процесс диверсификации, ослабляя тем самым зависимость от Газпрома. Соединенным Штатам нужно поддержать строительство экспортных терминалов для сжиженного природного газа (СПГ), способствовать формированию глобального рынка СПГ, что ослабит роль долгосрочных двусторонних контрактов, позволяющих таким странам как Россия предлагать выгодные условия».

Большинство россиян не верит, что Путин решит проблему коррупции. Но они доверяют ему управлять страной, писал Дэвид Филипов (David Filipov) в The Washington Post (20.06) в связи с публикаций итогов опроса общественного мнения в России, проведенного американским Исследовательским центром Pew. «Опрос показал, что россияне в основном уверены в том, что их страна движется в правильном направлении; они воодушевлены растущим весом Москвы в мировых делах и все более оптимистичны по поводу экономики. 87% опрошенных сказали, что они доверяют Путину представлять интересы своей страны на мировой арене».

О том, как россияне оценивают место своей страны в мире, рассказал вкратце и сам Центр Pewе (Pew Research Center, 21.06).

Стивен Сестанович (Stephen Sestanovich), профессор Колумбийского университета, критически оценил как результаты опроса Pew, так и высказывания президента Путина о коррупции в ходе его недавней «Прямой линии». «Почти девять из 10 россиян считают коррупцию серьезной проблемой, которая уступает только экономике, которую считают главной заботой. И число тех, кто считает, что Путин сможет справиться с этой проблемой, резко снизилось — с 62% до 49% — всего за два года», — отметил профессор. При этом Путин во время «Прямой линии» явно решил поговорить о коррупции «в другом ключе».

Сестанович напомнил, что «На протяжении многих лет Путин заявлял — с бесстыдной, но подкупающей прямотой, — что будет бороться против коррупции и злоупотреблений государственной власти. В своем выступлении 2015 в парламенте он жаловался, что притеснения и наезды на законный бизнес со стороны чиновников-взяточников пагубно влияют на российскую экономику». Однако указал, что «В своей программе на прошлой неделе Путин заявил, что коррупция просто „не входит в топ-проблемы“, которые волнуют россиян…. Видимо, он опасается, что даже говорить о коррупции будет означать, что критика со стороны Навального обоснована» (The Washington Post, 22.06).

«Отвергать саму мысль о коррупции стало, по сути, базовой позицией путинского режима, — уверяет Сестанович. — Говорить об этом неблагонадежно, даже вредно. Командир недавно сформированной „Национальной гвардии“ Виктор Золотов утверждает, что эта проблема является инструментом для продвижения „общей дестабилизации“».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.