Вирус-вымогатель Petya атаковал всех, но подозревают — Россию

И это не вызывает у «высокопрофессиональных» американских журналистов серьезных возражений. А кого же еще подозревать, если больше всего пострадала Украина? «То, что вирус распространяется с территории Украины, поднимает более серьезные вопросы. Ведь подпольные хакеры ведут там кибервойну в течение многих лет — и, похоже, делают они это по указке России», — писал Wired magazine (27.06).

«Массированные кибератаки поразили Европу с повсеместным требованием выкупа, — отмечали авторы The Washington Post (27.06), указывая, что они достигли даже Индии и США. — По оценкам исследователей из российской „Лаборатории Касперского“, 60% зараженных компьютеров оказалось на Украине и 30% — в России (т.е. на остальной мир пришлось лишь 10% – ред.)». «Подозрения на Украине быстро пали на Россию, которая аннексировала Крым в 2014 году и была обвинена за ряд масштабных кибератак на инфраструктуру украинской власти. Но никаких доказательств этого нападения представлено не было, а российские компании, такие как „Роснефть“, также жаловались на „мощную хакерскую атаку“. Фотографии, просочившиеся в СМИ из „Роснефти“, показали компьютеры с изображениями требований вымогателей, аналогичные тем, что и на Украине».

Автор The New York Times (28.06) указал, что «Еще предстоит выяснить источник вируса. Но Россия рассматривается как главный подозреваемый, потому что она занималась открытой и скрытой войной с Украиной после революции 2014 года, свергнувшей дружественное Кремлю правительство. Российская роль пока не была доказана и возможно никогда не будет».

В том же номере этой газеты другие авторы вроде бы попытались выяснить, как Агентство национальной безопасности (АНБ) контролирует свое кибероружие, отметив, что «за прошедший месяц украденное из арсеналов АНБ кибероружие применялось против двух очень разных партнеров США — Британии и Украины». Но признали, что «АНБ хранит молчание, не признавая свою причастность к разработке этого оружия. Чиновники из Белого дома уходят от многочисленных вопросов и утверждают, что внимание нужно сосредоточить на хакерах, а не на изготовителе кибероружия» (The New York Times, 28.06).

«Более того, власти возлагают вину на других, — указала газета. — Атаки, проведенные во вторник против целей на Украине, а затем распространившиеся по всему миру, это скорее всего дело рук российских хакеров, хотя официально виновник пока не назван».

Российская угроза нарастает по всем фронтам

Таково было мнение мультимедийного издания Politico (27.06), хотя приведенные в статье высказывания председателя Военного комитета НАТО генерала Петра Павела (Petr Pavel) были отнюдь не такими категоричными. Указав, что намерения Кремля не столь очевидны, он подчеркнул: «Что касается намерений, все не так ясно, потому что мы не можем определенно сказать, что у России есть агрессивные намерения в отношении НАТО».

Надо отдать должное онлайн-изданию The Intercept (27.06), которое, комментируя лживые публикации ведущих американских изданий, отметило: «Публикуя паникерские заявления о российской угрозе и связях Трампа с Россией, можно извлечь огромную пользу. Истории, в которых Кремль и Путин изображаются опасными злодеями, распространяются быстрее остальных, они создают самый большой поток сообщений и обеспечивают тем, кто их распространяет, основную часть профессиональных преимуществ, таких как приглашение на телевидение, наряду с восхвалением в сети и коммерческой выгодой».

Отличился и журнал CounterPunch (27.06): «Несмотря на то, что демократы потратили бесчисленное количество часов эфирного времени, чернил и пикселей на порицание России вместо того, чтобы предложить разумные и эффективные способы борьбы с экономическими проблемами американских избирателей… Теперь демократы Конгресса и лидеры других партий постепенно начинают осознавать реальность: „выигрышная тема“ России привела их к поражению». Автор статьи констатировал, что «политика Рашагейта уже доказала свою несостоятельность».

Заботы «лучших друзей России» и рядовых американцев

По мнению одного из авторов The Washington Post (28.06), «Республиканская партия — понимают это ее лидеры и члены или нет — сейчас рискует стать союзницей Путина в Соединенных Штатах. Есть основания серьезно утверждать, что уже в настоящий момент она сильно напоминает поддерживаемые Путиным европейские движения».

При этом другой автор в том же номере газеты фиксирует иное: «Председатель сенатского Комитета по иностранным делам Боб Коркер (Bob Corker) обвинил демократов в Сенате в среду в том, что они „лучшие друзья России“ за отказ одобрить меры по внесению технических правок в законопроект о санкциях против России и Ирана до тех пор, пока они не получат гарантий, что Палата представителей их одобрит» (The Washington Post, 28.06).

Журнал Foreign Policy (28.06), комментируя последние опросы общественного мнения, указал: «они говорят о том, что вы уже и так знаете: страна глубоко расколота, демократы не смогли придумать убедительный способ преодолеть этот раскол, и расследование по Рашагейт не сможет заменить им партийную программу». И привел мнение одного из когрессменов: «Мы не можем просто все время говорить о России, потому что люди в Огайо на самом деле не говорят так много о России, о Путине, о Майкле Флинне, — сказал в четверг телеканалу MSNBC республиканец Тим Райан (Tim Ryan), представляющий штат Огайо. — Они беспокоятся о том, как выплатить ипотеку, как оплатить поступление в колледж для своих детей, во что выльются их расходы на электроэнергию».

Еще жестче высказался журнал Newsweek (01.07): «Американцев не заботит Россия, дайте им вместо этого медицинскую помощь».

Трамп встретится с Путиным на полях саммита «двадцатки»

Об этом объявила The New York Times (29.06), сославшись на заявление советника по национальной безопасности Белого дома Герберта Макмастера. Газета отметила, что «Белый дом пока не сказал о том, планирует ли Трамп оказать давление на Путина по вопросу о вмешательстве России в ход прошлогодних выборов — тема, о которой президент избегал говорить, несмотря на глубокое беспокойство внутри собственной администрации и на Капитолийском холме. „Конкретной повестки дня нет — президент может поговорить о всем, о чем захочет“, — Макмастер».

И тут же все «затревожились». Так, мультимедийное издание Politico (29.06) отметило: «Противники России и эксперты по национальной безопасности обеспокоены тем, что из-за разговоров о дружбе и неясной повестки Трамп очень захочет угодить Путину». Попытался сделать идиота из собственного президента и интернет-сайт The Daily Beast (29.06): «По словам европейских чиновников, их разведка указывает на то, что Путин уверен в своей способности перехитрить Трампа на саммите „Большой двадцатки“, пользуясь обещаниями сотрудничества в таких сферах, как борьба с терроризмом, чтобы добиться уступок вроде смягчения или отмены санкций против России».

Практически в истерику впал Стивен Блэнк (Stephen Blank), старший научный сотрудник Американского совета по внешней политике (American Foreign Policy Council), объясняя публике, как Трампу «защитить свободу, отстоять американские интересы и продемонстрировать силу Москве», когда он — накануне саммита G20 — посетит Польшу. «Визит президента Трампа в Польшу на следующей неделе даст ему исключительную возможность утвердить американское лидерство и величие. Находясь в Варшаве, Трамп может подтвердить заинтересованность США в европейской безопасности, и для этого он должен поставить на Украину оружие, которое ей остро необходимо для защиты от продолжающейся российской агрессии», — таковы рекомендации этого ученого человека в The Wall Street Journal (29.06).

Станет ли единственный лидер российской оппозиции следующим Путиным?

Олег Кашин в The New York Times (03.07) рассуждал о том, сможет ли Алексей навальный теоретически заменить Владимира Путина. По мнению автора, «Сегодня только Навальный остается лидером и единственным лицом оппозиции. Но действительно ли он „бельмо на глазу“ у президента Путина, каким он кажется?» Кашин сравнивает протесты 26 марта и 12 июня с протестами пятилетней давности и отмечает их большое отличие: «вышедшие на улицы сейчас не представляют различные политические силы. Они — исключительно сторонники Навального…. Ему не нужны партии или коалиции. Ему достаточно сотен тысяч последователей в интернете».

«Впервые за 17 лет нахождения у власти у Путина появился один главный противник — доминирующий лидер оппозиции, который очень похож на самого Путина. Как и действующего президента Навального нельзя назвать ни левым, ни правым. Его идеологические высказывания туманны и противоречивы. Даже на простые вопросы, — например, о политическом статусе Крымского полуострова — он пытается ответить общими словами.

В работе со своими сторонниками Навальный использует авторитарный стиль руководства. … Путина можно критиковать за разрушение демократических институтов в России, за концентрацию всей власти вокруг себя и ослабление гражданского общества; по этой логике, альтернативой Путину должна бы стать демократия. Но есть и другая логика: Путин просто плохой авторитарный лидер, неэффективно использующий свою неограниченную власть, и если бы Навальный его заменил, тогда все в России наладилось бы — даже без демократии. … Это повлечет за собой риск создания новой авторитарной модели даже после того, как уйдет Владимир Путин».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.