Есть ли у Запада четкий план, который не позволит Путину вновь подчинить себе Украину?— задается вопросом бывший премьер-министр Литвы Андрюс Кубилюс в Gazeta Wyborcza (14.07). Долгосрочная стратегия Москвы в отношении украинского государства нацелена на то, чтобы любыми средствами помешать ему возродиться и восстановить экономику, поэтому российская сторона продолжает подпитывать военный конфликт в Донбассе. Путин использует слабое место демократических процессов: в переживающей экономические трудности стране, которой приходится противостоять военной агрессии большого соседа, к власти путем выборов с легкостью могут придти популистские силы, которые откажутся от дальнейших реформ и тем самым вновь бросят свою страну в объятия России.

У Запада есть два пути, чтобы спасти Украину: предложить ей членство в ЕС, что в современных условиях выглядит малореальной перспективой, или создать новый «план Маршалла», который принесет ей экономический рост, создаст рабочие места и вселит в украинцев новые надежды. Время, предупреждает Кубилюс, играет против Киева, поэтому пришла пора действовать: «не допустить победы Путина на Украине — дело чести всего западного сообщества».

Глава самопровозглашенной Донецкой Народной Республики объявил о создании нового государства под названием Малороссия, претендуя на 19 областей современной Украины, сообщает Rzeczpospolita (19.07). Хотя официальная Москва отрицает свою причастность к появлению этой идеи, некоторые комментаторы усматривают в действиях сепаратистов признаки влияния «кремлевских кураторов».

Как напоминает украинский историк Ярослав Грицак, которого цитирует газета, понятие «Малороссия» уже в XIX веке приобрело «имперский российский контекст»: в России «украинцев называли малороссами, стараясь подчеркнуть, что они представляют лишь этническую группу в составе большого русского народа». Путин, отмечает он, уже давно предупреждал, что если Украина решит развернуться на Запад, от нее отделятся «малороссийские» земли. «Российский лидер прямо заявил об этом западным лидерам уже в 2008 году на заседании совета „Россия — НАТО“, где он назвал Украину конгломератом территорий, переданных ей Россией, Польшей и Австрией».

Некоторые эксперты полагают, что новая инициатива — это попытка лидера ДНР Александра Захарченко, опасающегося за будущее своего квазигосударства, привлечь к себе внимание. Другие говорят, что это ответ на намерение президента Петра Порошенко назвать Донбасс «оккупированными территориями», — перечисляет Wirtualna Polska (19.07). Между тем, по мнению бывшего аналитика польского Агентства разведки Роберта Хеды, провозглашение Малороссии — это не инициатива снизу, а продуманный шаг Кремля.

«Новая концепция очевидным образом противоречит минским договоренностям, с ее помощью Москва стремится выразить свое недовольство отсутствием прогресса в переговорном процессе, без окончания которого не будет отмены санкций», — говорит собеседник портала, подчеркивая, что нежизнеспособность проекта заложена в него его создателями. Россия пообещает Западу, что он не будет претворяться в жизнь, надеясь склонить западных партнеров усилить давление на Киев, предполагает Хеда, одновременно прогнозируя, что Кремль постарается отказаться от нормандского формата и перейти к непосредственным переговорам с США.

Если Вашингтон и Москва даже пойдут на какую-то сделку, Украина не станет ее центральным пунктом: с точки зрения влияния на международной арене более важную роль играют сейчас для Путина Сирия и Северная Корея, убеждена аналитик Фонда «Демократические инициативы» Мария Золкина, интервью с которой публикует Polskie Radio (14.07). По ее словам у «большой сделки» Запада с Кремлем нет перспектив в том числе потому, что Украина не станет претворять в жизнь российские планы, противоречащие ее интересам: даже если политики будут готовы пойти на болезненный компромисс, против него решительно выступит украинская общественность.

В свою очередь, Россия не может предложить конструктивных решений. «Она ожидает внесения поправок в украинскую конституцию, которые определят статус временно оккупированных территорий, и реинтеграции украинского государства на своих условиях. Она не хочет демилитаризации, вывода вооружений, а одновременно требует провести „выборы“ и создать в Донбассе независимую судебную и административную систему. Кроме того, Москва не выполняет требований минских соглашений, касающихся безопасности: почти каждый день мы слышим об убитых и раненых среди мирных граждан и военных», — объясняет эксперт.

После визита Дональда Трампа в Варшаву и прошедшего в Киеве саммита Украина — ЕС россияне пошли в пропагандистское наступление, стремясь показать, что «НАТО сделало ставку на националистов и потомков фашистов», — пишет Fronda.pl (19.07). Этой цели, по мнению автора комментария, служит, в частности, публикация рассекреченных документов Красной армии 1944–1945 годов. Послание Москвы, звучит следующим образом: «Простые люди в Польше встречали россиян с цветами, видя в них освободителей от фашизма (или, точнее, двух фашизмов — немецкого и украинского), тем временем как политические элиты, находящиеся во власти антироссийских фобий, сотрудничали с Третьим рейхом».

Российские пропагандисты скоро начнут доказывать, что польские граждане составляли одну из самых многочисленных национальных групп в гитлеровской армии, все польские фабрики работали на нацистов, а в Катыни польских офицеров убивали гитлеровцы или даже «переодетые в нацистскую форму поляки, украинцы и прибалты», — предсказывает публицист.

В документах, обнародованных российским Министерством обороны, не содержится никакой секретной информации: о том, что приход советской армии, означавший окончание ужасной войны, с радостью встречали во многих польских городах, рассказывают школьные учебники и многочисленные фильмы, отмечает Gazeta Wyborcza (18.07). Россия продолжает вынимать из своих шкафов, где хранится множество скелетов, «не имеющие особого значения бумажки», но не решается поднимать по-настоящему важные темы, подчеркивает издание.

Ведь если, рассуждает публицист, она в жесте доброй воли рассекречивает материалы, посвященные действиям войск СССР в Польше, ей следует в первую очередь опубликовать тайные доклады о том, как расстреливали и где похоронили 600 бойцов Армии Крайовой, захваченных в ходе так называемой Августовской облавы в июле 1945 года. Тайной, указывает он, остается также значительная и самая важная часть документов расследования катынского преступления. «Мы не знаем, почему россияне его закрыли, не доведя до конца и не назвав виновных в смерти 22 тысяч польских офицеров. Это остается тайной, потому что Россия продолжает защищать доброе имя своих палачей», — резюмирует журналист.

«Мы не отрицаем, что Красная армия выиграла войну, мы только напоминаем, что в 1939 году она стала соучастницей ее развязывания и напала на Польшу. В ходе войны Советский Союз совершал преступления против человечества, военные преступления и преступления против мира», —  заявляет сотрудник польского Института национальной памяти Мачей Коркуч, объясняя, почему для Варшавы так важен Закон о запрете пропаганды коммунизма или иного тоталитарного строя (TVP Info, 20.07). В 1944–1945 годах СССР аннексировал практически половину довоенной территории Польши и на несколько десятков лет поработил всю страну, требуя от поляков «благодарности за это порабощение», —  говорит историк.

Он называет «лозунги об „освобождении Европы“» возвращением сталинской пропаганды в ее худшем варианте, добавляя, что «Россия не разобралась со своей историей и преступными плодами советского тоталитаризма, но пытается сейчас заново навязать Польше коммунистическую ложь, делая вид, что ее заботит правдивый образ Красной армии». На этом фоне желание поляков избавиться от символов советского и немецкого тоталитаризма в общественном пространстве, нашедшее свое отражение в законодательном акте, — это «выражение истинной заботы об исторической правде и уважения ко всем жертвам преступлений, совершавшихся под знаком свастики, красной звезды, серпа и молота».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.