«Пока вашингтонские элиты и СМИ поглощены эпопеей с российскими взломами и „тайным сговором“, без ответа остается гораздо более важный вопрос: почему Владимир Путин прибегает к таким мерам? Чего американцам следует ожидать в будущем?», — поинтересовался Леон Арон, директор российских исследований в Американском институте предпринимательства (The Wall Street Journal, 08.08). По его мнению, российский президент «рассматривает мировой порядок как несправедливый и аморальный, захваченный и контролируемый Америкой. Это убеждение укрепилось в 2003 году после вторжения США в Ирак. Затем в 2011 году, когда Запад помог свергнуть в Ливии Муаммара Каддафи в ходе интервенции, которую Путин сравнил с крестовым походом».

«Возмущение несправедливостью и восстановление мощи России — его двойной девиз. Оставляя дверь открытой для сотрудничества с США в борьбе с терроризмом, по контролю над вооружениями и нераспространением ядерного оружия, Путин рассматривает остальную геополитику как во многом игру на выбывание: если Запад выиграет, то Россия проиграет, и — наоборот. … Лучший и единственный вариант Запада, который может заставить Путина отказаться от „перетягивания каната“ и восстановления былого могущества заключается в создании для него конкретных препятствий на Украине, в Сирии и в любом другом месте, в которое он решит направиться», — делает вывод Леон Арон.

«Нынешнее столкновение с Россией не может предполагать полной победы без второго акта, потому что, в отличие от СССР, Россия никуда не исчезнет. Поэтому наша стратегия должна быть ориентирована на установление (для Москвы) чётких границ», — считает бывший заместитель директора ЦРУ Джон Маклафлин (The New York Times, 09.08). И делает вывод: «мы не можем уступать России и позволять ей действовать по-своему … Речь идет о том, чтобы по мере возрождения России обуздать ее самые порочные наклонности. Для этого необходимо, чтобы Соединенные Штаты демонстрировали непоколебимую позицию в тех вопросах, которые имеют для США наибольшее значение. Они должны создавать возможности для единомышленников-россиян в их стремлении к интеграции в глобальную систему».

«Вашингтону следует для начала признать суровую истину: Россия не скоро станет — а то и вообще никогда не станет — либеральной демократической страной, которая впишется в западные структуры, —  указал Томас Грэм, директор международной консалтинговой компании Kissinger Associates, сделав вывод, — Вашингтону и Москве следует признать, что на фоне усиливающегося мирового беспорядка возникает необходимость установления более сбалансированных отношений. Что позволило бы обеим странам отстаивать свои интересы, не скрывая при этом исторических разногласий» (Politico, 12.08).

О том, как Трамп мог бы улучшить отношения между Россией и США — и уйти от гонки вооружений, поведал на страницах The Washington Post (13.08) Джош Рогин. Он приводит, в частности, слова Дэрила Кимбола, исполнительного директора Ассоциации по контролю над вооружениями: «Нам не следует действовать во вред себе только потому, что мы недовольны поведением России».

Эквилибристика Белоруссии между Россией и Западом становится все более шаткой, считает московский корреспондент The New York Times (13.08). «За два десятилетия Александр Лукашенко усовершенствовал искусство играть Россией и Западом друг против друга. Белоруссия давно была незаменимым союзником и подопечным Кремля, в зависимости от размера российских дотаций, которые получала с целью удержать свою экономику на плаву, а также важным буфером для Запада против растущей военной агрессивности Кремля. Но в связи с крупными российскими военными учениями, запланированными там на следующий месяц, лидеры оппозиции, политологи и даже американские военные опасаются, что это балансирование Лукашенко подходит к концу».

«При том, что отношения Москвы с Западом упали до уровней, которые были во времена СССР, эквилибристика Лукашенко становится все более несостоятельной. Возможно приближается время, когда ему придется выбирать между двумя лагерями, и это решение несет определенные риски, — отмечает журналист. — Открытый уход в объятия Запада может спровоцировать реакцию со стороны Кремля, как это произошло на Украине после отстранения от власти президента Виктора Януковича. Запад почти наверняка не будет возражать против такого шага, используя военную силу».

«Но всеобъемлющие объятия с Россией приведут к краху суверенитет Белоруссии, могут возобновиться уличные демонстрации, которые вспыхнули в этом году из-за снижения уровня жизни. Большинство аналитиков предполагает, что Лукашенко, если ему придется выбирать, бросит свою судьбу на усмотрение его покровителей в Москве», — резюмирует автор.

Россия использует энергию как инструмент для достижения своих целей, писал журнал U.S. News & World Report (10.08). «Президент России Владимир Путин превратил экспорт природного газа в оружие, которое использует как поводок, чтобы соседи России не разбредались на запад. Сегодня нам еще раз напоминает о власти Кремля над европейской энергетикой план по расширению газопровода „Северный поток“, который может удвоить мощности к 2019 году. Лидеры Польши и стран Балтии очень болезненно переживают свою зависимость от „Газпрома“ и отчаянно ищут альтернативных поставщиков. К счастью, сейчас у США есть возможность выполнить эту задачу. Первые зарубежные поставки сжиженного природного газа (СПГ) начались с в начале 2016 года, и Восточная Европа уже открыла для них свои порты. Польша получила первую партию СПГ из США в начале июня на новом. Позже в том же месяце Литва подписала контракт с американской компанией — поставщиком СПГ, и первые поставки по прибудут на терминал в Каунасе в августе».

«Постоянная стройка»: работы по обновлению Москвы с целью избавить ее от серости советских времен вызывают недовольство, — корректно и обстоятельно рассказывает московский корреспондент USA Today (08.08) Анна Арутюнян о масштабных работах по благоустройству столицы и программе реновации.

«Более 100 улиц были отремонтированы в последние два года, и еще 87 намечены для благоустройства к 2018 году, когда в Москве будет проходить Чемпионат мира по футболу. Эти работы пользуются популярностью – 86% жителей города одобряют их. Тем не менее меньшинство жителей говорит, что власти игнорируют их голоса и разрушают город с реновацией запущенных районов и строительством новых, что создает повсюду автомобильные пробки».
Часть проблемы, по мнению критиков этого плана, сводится к вкусу. «Если это будет тот же безвкусный собянинский китч, то не имеет смысла стоять в пробках», — сказала одна из жительниц Москвы.

Еще больше разногласий получили планы снести 5 тысяч блочных домов советских времен, что вынудит около 1,6 миллиона жителей отказаться от своих квартир в пользу тех, которые выберут для них городские власти.

«Сегодняшние протесты сильно отличаются от тех, которые проходили до распада Советского Союза в 1991 году, — отмечает автор, — когда городские власти не заботились о мнении жителей. Сегодня правительство Собянина разработало интернет-портал „Активный гражданин“ для привлечения жителей к обсуждению городских проблем. При этом по-прежнему, по словам активистов, бороться за изменения трудно».

Россия хочет инноваций, но арестовывает своих инноваторов, рассказывает корреспондент The New York Times (09.08) о случае в новосибирском Академгородке, где местные правоохранительные органы арестовали Дмитрия Трубицына, 36-летнего физика-предпринимателя. Ему грозит до восьми лет тюрьмы.

В четверг суд продлил домашний арест Трубицына как минимум до октября. Трубицын, чья компания «Тион» производит высокотехнологичные системы очистки воздуха для домов и больниц, обвиняется в том, что он подвергал опасности жизни пациентов больниц, а также пытался поднять прибыль путем модернизации очистителей так, чтобы они потребляли меньше электроэнергии.

И самое главное: его обвиняют в том, что он начал внедрять эти изменения, не получив соответствующих разрешений государственных регулятивных органов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.