СМИ активно обсуждали арест Кирилла Серебренникова, который представлен как «режиссер, критически настроенный в отношении Кремля». И все усилия медиа направлены на то, чтобы убедить аудиторию в предвзятости правосудия, в то, что деятеля культуры преследуют за критику в адрес властей.


Комментаторы усердно втолковывали аудитории, что арест «звездного режиссера-вольнодумца», который «отказывается подчиниться установленным властью правилам» — это «демонстрация силы» и «попытка установить контроль над сферой культуры». 


Авторитетная Frankfurter Allgemeine Zeitung (27.08) предлагает читателю просто поверить в то, что «обвинение [в хищении бюджетных средств] абсурдно ввиду хорошей репутации Кирилла Серебренникова». Но это еще не все: судя по рассуждениям газеты, в предполагаемом преступлении российское законодательство виновато само: ведь его «основная задача» состоит не в том, чтобы «регулировать», а в том, чтобы «сделать принципиально невозможным следование правилам» — «с тем чтобы любого можно было при необходимости подвергнуть уголовному преследованию».


«Даже если в театре Серебренникова имели место незаконные действия, то они являются не причиной для его преследования, а лишь способом», — заключила газета.


Из статьи в статью проводятся параллели — с подачи российских экспертов, в частности, правозащитника Льва Пономарева — с судьбой режиссера Всеволода Мейерхольда, который был арестован в 1939 году в Ленинграде, доставлен в Москву и расстрелян по обвинению в шпионаже. «Надеюсь, такая судьба Серебренникову не грозит», — цитирует Freie Presse (26.08) слова Пономарева. По его словам, «государство выделяло много денег на его проекты, и оно испытывает злость из-за того, что режиссер не соблюдает его новые правила».


«Немецкие и международные деятели искусства опасаются того, что режиссера — критика Кремля хотят „заставить замолчать"», — писал Der Spiegel (27.08). Журнал привел выдержки из опубликованной на Change. org петиции в поддержку Серебренникова, которую подписали, в том числе, актрисы Кейт Бланшет (Cate Blanchett), Нина Хосс (Nina Hoss) и британский режиссер Саймон МакБерни (Simon McBurney).


Судя по содержанию петиции, иностранные представители искусства уверены в «несостоятельности предъявленного Серебренникову обвинения» и в «несоразмерности домашнего ареста» как меры пресечения. Они призывают власти своих государств «самым жестким образом настаивать на том, чтобы Серебренников не оказался в тюрьме как «жертва политически мотивированной дискредитации».


Резонанс вызвал — Die Zeit, Handelsblatt, Sueddeutsche Zeitung — материал Der Spiegel (26.08), посвященный экс-главе Московской антидопинговой лаборатории Григорию Родченкову. В заголовок статьи, в которой также цитируется автор документального фильма о «борце с допингом» Брайан Фогель (Bryan Fogel), вынесены слова Родченкова — «Путин меня убьет».


Очевидно, что статья не случайно появилась в Der Spiegel: в ней приведены, в частности, высказывания Брайана Фогеля о том, что «после Сочи Родченков получил задание [от властей] подготовить допинговую программу для ЧМ-2018 по футболу в России», и именно эти слова крупные газеты выхватили из обширного текста. Оно и понятно, если учесть тот факт, что СМИ придирчиво следят за всем, что происходит в России в связи с предстоящим крупным спортивным мероприятием, и используют любой повод для того, чтобы опорочить страну-организатора чемпионата.


«Очевидно, мошенничество должно было быть провернуто так же, как и во время зимней Олимпиады в Сочи, — писал Der Spiegel (25.08), анонсируя материал. — Там Родченков, по его собственным словам, ночью в антидопинговой лаборатории менял якобы положительные допинг-пробы мочи на „чистые"».


«Самую высокую цену на допинг-систему России пока заплатил тот, кто способствовал ее провалу — Григорий Родченков. Даже Фогель не знает, где сейчас находится химик. Пожалуй, Родченков никогда не сможет вернуться на родину» (Der Spiegel, 26.08).


В информационное поле вернулась — с подачи Ханса-Георга Маасена (Hans-Georg Maaßen) — тема возможных российских кибератак во время парламентских выборов в Германии осенью этого года. Президент Федерального ведомства по охране конституции (Bundesamt für Verfassungsschutz, BfV) заявил Welt am Sonntag (27.08): «Мы исходим из того, что Россия в состоянии запустить дезинформационные кампании в связи с выборами бундестаг».


Более того, в беседе с той же газетой отличился Михаил Ходорковский, который заметил, что способом влияния во время выборов в бундестаг могут стать убийства и теракты. По его словам, «существует пять возможностей дестабилизировать страну: дезинформация, коррупция, провокации, убийство и терроризм. Как далеко зайдет Кремль в Германии, ему сложно оценить». То есть, с подачи Ходорковского в СМИ едва ли не впервые появилось упоминание криминала и терактов как инструмента воздействия во время предвыборной кампании.


Комментаторов вовсе не смущает то, что в рассуждениях о российском вмешательстве им приходится прибегать к сослагательному наклонению. Так, Die Zeit (25.08) писала о том, что российские хакеры могут быть причастны к кибератакам на бундестаг, имевшим место два года назад, и что часть заполученных тогда материалов может всплыть в ходе осенней кампании текущего года.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.