Северокорейская сторона стремилась избрать максимально надежные каналы, чтобы известить президента России о готовности нанести ядерный удар по США, отмечает издание Kayhan (13.11). Пхеньян ранее уже неоднократно давал понять не только то, что обладает оружием массового поражения, но и то, что готов будет первым применить его против США в случае необходимости, и похоже, что первым иностранным государством, которое КНДР об этом «официально известила», становится Россия.

Северокорейская делегация на межпарламентской ассамблее, прошедшей в Санкт-Петербурге в минувшем октябре, передала председателю Совфеда России Валентине Матвиенко письмо, и настаивала, чтобы оно было передано «лично» президенту Российской Федерации. Как оказалось, в этом письме Пхеньян сообщил Путину о том, что для начала атомной войны против США «все готово», подчеркивает издание.

Угрозы ядерной войны со стороны КНДР, похоже, возымели на Дональда Трампа и его советников «отрезвляющий» эффект: Россию с ее вмешательством в прошлогодние президентские выборы теперь в Белом доме считают, если не мнимой, то, по крайней мере, второстепенной угрозой, замечает Khorasan (13.11). Как сообщил директор Белого дома по законотворчеству Марк Шорт, теперь Трамп намерен как можно скорее восстановить полноценное международное сотрудничество с Россией, хотя бы для того, чтоб «сообща противостоять северокорейской угрозе». Однако и пресловутая ядерная угроза КНДР также наверняка не возникла бы, если бы внешнеполитический курс самого Трампа, который он начал осуществлять после избрания на пост президента, не был бы «столь сумасбродным», иронизирует Khorasan.

Лидер России Владимир Путин дал высокую оценку переговорам с Реджепом Эрдоганом в минувший понедельник, отметила Donya-e-Eqtesad (14.11). По итогам переговоров он выразил убежденность, что сотрудничество и с Турцией, и с Ираном доказало высокую «продуктивность» и «эффективность» прежде всего в отношении налаживания межсирийского переговорного процесса. При этом президент России с оптимизмом расценил «возврат в прежнее русло» российско-турецких двусторонних отношений, что составляло особый предмет беспокойства Анкары в предшествующий период, добавила газета.

Переговоры, прошедшие в резиденции президента РФ в Сочи, представляли особое значение и важность для обеих сторон. Об этом свидетельствует и то, что Москва и Анкара давно готовили и согласовывали данный визит, и то, что Эрдоган прибыл на переговоры не один, а в сопровождении других важных официальных лиц: главы МИД Мевлюта Чавушоглу и главы Генштаба турецких вооруженных сил, генерала армии Хулуси Акара. Встреча в Сочи, кроме того, стала уже пятой за 2017 год, которую провели российский и турецкий лидеры, напомнила газета.

Между тем в Пентагоне и НАТО продолжают недоумевать, зачем Турции «понадобилось приобретать стратегическое вооружение» в виде ракетных комплексов С–400 у России, сообщает Ettelaat (15.11). Глава Пентагона выразил недоумение, зачем стране, входящей в альянс, приобретать вооружение у государства, стандарты которого «не соответствуют тем, что приняты в НАТО». И все эти слова звучат на фоне неоднократных заявлений и объяснений самого президента Турции по данному поводу, отмечает газета: Реджеп Эрдоган не раз подчеркивал, что это решение Турции является «тщательно продуманным» и уже «окончательным», но поскольку турецкие мотивировки явно не устраивают НАТО, это заставляет предполагать, что дело вовсе не в «несоответствии стандартов», а в чем-то ином.

В настоящий момент, когда сирийское урегулирование представляется более реальным, чем когда-либо ранее, настало время задуматься над вопросом, есть ли пределы у сотрудничества России и Ирана, благодаря которому решение сирийской проблемы уже не выглядит отдаленной перспективой, резонно замечает интернет-газета Khorasan (12.11). Для ответа на этот вопрос издание приводит интервью замглавы МИД ИРИ по делам арабских стран и Африки Джабери Ансари, которое он дал другому интернет-изданию, — Tabnak. По мнению дипломата, по основным пунктам сирийского урегулирования у Ирана и России, а также Турции, активно подключившейся к сотрудничеству Тегерана и  Москвы, налицо совпадение точек зрения, но это совпадение — далеко не во всем. Имеются и расхождения, и больше всего их по тактическим вопросам.

Главное, по словам Ансари, это три принципа, от которых отталкиваются три игрока и выстраивают процесс мирных переговоров в Астане: противостояние терроризму, мирное, политическое решение гражданского конфликта, а также территориальный суверенитет САР. Именно в этих областях у всех трех сторон интересы перекрываются. Тогда как в отношении более отдаленного будущего расхождений значительно больше. Но как бы то ни было, дальнейшую судьбу Сирии должен определять сам ее народ, а не внешние игроки, — именно вокруг этого принципа должны поддерживать консенсус Тегеран, Москва и Анкара, и именно вокруг него должен выстраиваться и астанинский процесс межсирийских переговоров, считает Ансари.

Комментируя это интервью замглавы МИД Ирана, Donya-e-Eqtesad (13.11) отмечает, что в ходе переговорного процесса в Астане Иран старается двигаться в направлении «сближения позиций всех участников переговоров». Но наибольшим образом позиции Ирана по сирийскому урегулированию совпадают именно с Россией. При этом конечной целью Исламской Республики Иран является «максимилизация и сближение позиций» всех сторон, участвующих в переговорах в Астане.

Анасари при этом отметил, что Иран приложил немало усилий для сближения позиций и подходов по урегулированию и с Турцией при том «громадном расхождении с Анкарой», которое имелось по Сирии в последние годы. И в этом и есть «основной принцип», на котором Тегеран основывает свое участие в астанинских переговорах, заключила газета.

Вслед за Катаром, пожелавшим покупать боевую технику у России для укрепления своей военной мощи, аналогичный интерес проявила еще одна страна региона, Объединенные Арабские Эмираты, отмечает Donya-e-Eqtesad (12.11), комментируя заявления представителей военного командования страны о заинтересованности в приобретении военной техники «последних поколений». И, похоже, нужные модели военные ОАЭ сумели разглядеть на ежегодно проводимой в Абу-Даби выставке военной техники, на которой регулярно появляются и российские образцы. В данном случае, поясняет газета, речь идет о российском многоцелевом истребителе Су-35.

Не меньше заинтересованы в продаже военной техники арабским странам и российские власти. Такой вывод издание сделало из заявления российского вице-премьера Дмитрия Рогозина, выразившего удовлетворенность ходом переговоров с ОАЭ о приобретении СУ-35 и подчеркнувшего, что российская военная техника должна быть «во многих измерениях лучше той, что предлагают американцы». Таким образом, делает вывод Donya-e Eqtesad, — в самом разгаре серьезная битва между российским и американскими оборонными корпорациями за богатые рынки стран региона.

В маджлисе (парламенте) ИРИ полагают, что единственным способом покончить с господством доллара в мировой торговле будет подписание с Россией валютных соглашений, сообщает официальная Kayhan (13.11). Председатель комиссии маджлиса по экономическим делам Хасан Хусейни Шахруди заявил, что соглашения о взаиморасчетах в национальных валютах с крупнейшими мировыми игроками — оппонентами США, то есть Россией, КНР, Индией, Малайзией и мусульманскими странами — соседями Ирана, — станет надежным средством избавиться от давления американских санкций.

В дальнейшем к ним хорошо бы подключить европейские страны, не склонные поддаваться диктату США в вопросе о пересмотре ядерной сделки. Однако, согласно Шахруди, единственным условием того, чтобы такие соглашения заработали эффективно, — их должно быть как можно больше, чтобы они связывали не только Иран и региональные государства, но и внерегиональные, отметила Kayhan.

В мире не так много государств, которые могут похвастаться 500-летней историей продуктивного двустороннего сотрудничества, — так оценил глава иранского МИДа российско-иранские отношения, выступая на открытии международной конференции в Москве «Россия и Иран: 5 веков сотрудничества» (Ettelaat, 15.11). Глава иранской дипломатии подчеркнул, что сотрудничество двух государств — не только в интересах их самих, но — идет на пользу «стабильному и безопасному развитию» стран Ближнего Востока, а также Центральной Азии.

Но Мухаммад Джавад Зариф говорил не только о вопросах политики, подчеркнула газета: он также назвал имена выдающихся деятелей цивилизации и культуры Ирана и России, которые внесли колоссальный вклад в развитие мировой культуры и составляют особый предмет ее гордости. По словам дипломата, с иранской стороны это — Хафиз, Фирдоуси, Саади, а с российской — Пушкин, Чехов, Толстой и еще десятки «выдающихся имен».

При этом Khorasan (13.11) напомнила, что в ноябре мир вспоминает имя еще одного классика русской литературы, Федора Достоевского, родившегося как раз в этом месяце в далеком 1821 году. Мало кто из образованных людей не знаком с такими его произведениями, как романы «Идиот», «Преступление и наказание», «Братья Карамазовы».

Уникальной особенностью его творчества, стал, как известно, психоанализ и самое пристальное изучение особенностей духовного мира придуманных им персонажей. Но для современных читателей и литературоведов гораздо важнее то, что произведения Достоевского выглядят предтечей постмодернизма: многих его героев роднит с героями современной литературы то же равнодушно-презрительное отношение к повседневному бытию и современному миру, полагает Khorasan.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.