Россия и Турция, которые находятся в тесном контакте друг с другом по Сирии, стали крайне часто «накрывать стол, за который не пускают США», к тому же решения, принимаемые за этим столом, реализуются на поле боя, отмечает Haber7.com (20.11).

Два самых опытных лидера мировой политики Путин и Эрдоган, которые регулярно встречаются и принимают стратегические решения, стали «кошмаром» для Запада, обеспокоенного тем, что все его «глубинные планы» разобьются о стену союза российского и турецкого президентов, пишет Takvim (23.11). Этот союз дает пощечину США, мечтающим о крахе исламского мира, и заставляет их «плестись в хвосте» в Сирии.

В настоящее время Россия говорит не просто с Турцией, а с Турцией как частью западного союза и членом НАТО, при этом совсем другое дело, если Эрдоган сядет за стол переговоров с Путиным, не имея на руках козырь НАТО, замечает Birgün (21.11).

Накануне встречи российского, турецкого и иранского лидеров 22 ноября в Сочи подчеркивалось, что три страны, начавшие астанинский процесс для урегулирования сирийского вопроса и во многом обеспечившие прекращение боестолкновений в Сирии, на этот раз обсудят будущее САР (Yeni Şafak, 21.11). При этом Турция так же, как на предварявших сочинский саммит встречах на уровне глав МИД и начальников генштабов, вновь даст понять, что считает курдскую Партию «Демократический союз» (PYD) террористической организацией, которая не должна участвовать ни в каких встречах по сирийскому урегулированию.

Анкара решительно выступает против того, чтобы PYD, сирийская версия Рабочей партии Курдистана, присутствовала за столом мирных переговоров как представитель сирийских курдов, тем временем российская сторона полагает, что это тактически неправильно — позволять США полностью контролировать PYD, добавляет Sabah (21.11).

С одной стороны, с переходом PYD на другую сторону стратегия США в Сирии провалится, с другой, — любые уступки в отношении PYD будут отравлять российско-турецкое сотрудничество. В этой связи ожидалось, что на сочинском саммите 22 ноября Россия будет придерживаться тактики обеспечения максимально возможного баланса между Турцией и PYD (Milliyet, 21.11; Medya Günlüğü, 22.11).

Путин, полагая, что без курдской карты невозможно обеспечить мир в регионе, попытается убедить Эрдогана в том, что PYD должна присутствовать за столом по сирийскому урегулированию, предполагали издания, и в связи с этим в Сочи Турция ощутит на себе серьезное давление (T24, 22.11; Birgün, 22.11).

Непосредственно перед этим саммитом Турция, которая не разрешала российским ВКС использовать ее воздушное пространство для полетов в Сирию, открыла свое небо для российского военно-транспортного самолета Ту-154М, и вскоре стало известно, что президент Сирии Башар Асад посетил Россию, обращает внимание Sözcü (21.11). Асад был в том самом самолете? — вопрошает издание.

Сообщалось, что за несколько часов до важного саммита в Сочи Путин и «убийца Асад» обменялись объятиями (Yeni Asya, 21.11; Karar, 21.11). На встрече с Асадом российский лидер получил поддержку сирийского президента относительно договоренностей, которые он был намерен достичь с турецким и иранским лидерами на саммите 22 ноября, предполагал автор Medya Günlüğü (22.11).

По мнению колумниста Hürriyet (23.11), Путин на переговорах с Асадом, должно быть, пытался получить его согласие по вопросам, связанным с работами по восстановлению будущей Сирии, и в ходе телефонных переговоров российского президента c американским коллегой Трампом, вероятно, обсуждались эти же вопросы.

На трехстороннем саммите в Сочи на одном конце стола, по выражению автора Hürriyet (22.11), будет сидеть «призрак Асада», при этом слова, которые Асад произнес при встрече с Путиным, словно были адресованы Турции: «Мы не хотим оглядываться назад. Мы готовы вести диалог со всеми, кто действительно заинтересован в политическом урегулировании в Сирии».

В Сочи может состояться встреча президентов Эрдогана и Асада, допускает профессор Месут Хаккы Чашин (Hürriyet, 22.11), и это следует воспринимать не как провал внешней политики Турции, а как показатель того, что Турция и Сирия прежде всего защищают свои жизненно важные интересы.

Отмечалось, что астанинский процесс, который в некотором смысле был запущен Россией как альтернатива «Женеве», дал более полезные результаты, чем женевский процесс, оставивший после себя только разочарование, и в значительной степени положил конец не прекращавшимся в течение семи лет боевым действиям (Türkiye, 21.11; Yeni Asya, 23.11). Российско-турецко-иранский саммит, по выражению Aydınlık (22.11), предполагает открытие новой страницы в урегулировании сирийского кризиса, которая показывает, что инициатива переходит от атлантического лагеря к Евразии. Лидеры России, Турции и Ирана могут сделать исторический шаг на пути к спасению региона, разрушению планов Запада по разделу и «балканизации» Ближнего Востока (Yeni Şafak, 22.11; Sabah, 22.11; Milliyet, 23.11).

Благодаря сочинскому саммиту и активной дипломатии Владимир Путин как главный игрок сирийского урегулирования еще более усилил свое положение в международной политике и укрепил вес своей страны на Ближнем Востоке, отмечает автор Hürriyet (24.11). Россия и Иран, вне всякого сомнения, достигли своей основной цели, делает вывод Habertürk (24.11): режим Асада должен быть главным политическим игроком сирийского урегулирования, и, несмотря на пролитую кровь, его легитимность должна быть признана.

В то время, как автор Milli gazete (23.11) по итогам саммита в Сочи усматривает изменение позиции России и Ирана относительно дамасского режима, заключая, что Москва и Тегеран уже не говорят о «непременном сохранении режима Асада», колумнист Hürriyet (23.11) приходит к другому выводу: вслед за Россией и Ираном Турция и США тоже стали считать Башара Асада «центральной властью» в Сирии, а это существенно усиливает позиции сирийского президента в формировании будущего его страны.

Шесть лет назад турецкий МИД отводил режиму Асада не больше полугода, а теперь Эрдоган готовится сесть за один стол с Асадом «во имя обеспечения мира в Сирии», подытоживает другой автор этого издания (Hürriyet, 23.11).

Эрдоган открыл двери Асаду, делает вывод Aydınlık (24.11), сообщая, что на обратном пути из Сочи турецкий лидер, отвечая на вопрос журналистов «существует ли вероятность совместной работы Анкары и Дамаска», заявил, что «двери политики всегда открыты до последнего момента». Турция не должна быть одержима Асадом, Турция должна выступать против всех инициатив в направлении раздела Сирии, комментирует автор Yeni Şafak (24.11). С этой точки зрения, если Россия и Иран хотят продолжения сочинского процесса, они должны учитывать чувствительность Турции в этом вопросе.

Сочинский процесс — это долгий и трудный путь, и важно, как заявленный процесс политического урегулирования будет реализован на практике, ведь существующие между сторонами разногласия могут создать серьезные сложности, отмечает автор Milliyet (24.11). Уже сейчас яблоком раздора являются вопросы о том, как будет проходить Конгресс народов Сирии, инициированный Путиным, кто будет в него включен, кто будет представлять оппозицию и как быть с оппозицией, которая не желает находиться за одним столом с администрацией Асада?

По вопросу об участии PYD в мирном урегулировании пока так и не удалось достичь единства, заключает Medya Günlüğü (23.11). В то время как Путин и Рухани говорили о необходимости участия всех сторон в Конгрессе народов Сирии, Эрдоган делал акцент на исключении PYD из данного процесса, хотя открыто не называл эту организацию. Очевидно, проблема PYD еще долго будет оставаться предметом торга между тремя странами, добавляет издание.

Несмотря на то, что лидеры пришли к согласию относительно защиты территориальной целостности Сирии, они по-разному подходят к этому вопросу, обращает внимание автор Milliyet (24.11). Например, с точки зрения Москвы, если PYD будет иметь автономию в Сирии, это не будет нарушать территориальной целостности страны, а если инициатива в этом направлении будет исходить от России и Сирии, это может лишить США их важного союзника в САР. Более того, Россия в отличие от Турции не считает PYD «террористической организацией», и, судя по всему, тот факт, что PYD орудует в Сирии, не противоречит интересам Путина, предполагает колумнист.

По выражению автора Habertürk (24.11), несмотря на достигнутые договоренности, по-прежнему нет ответа на следующие вопросы: если PYD будет представлять часть курдов за столом переговоров по политическому урегулированию, то что в таком случае будет делать Турция; если США не планируют полностью уходить из Сирии, как в этих условиях будет обеспечена территориальная целостность САР, и каким будет сирийское центральное правительство; разрешит ли Асад и США находиться в северной Сирии?

Путин в Сочи постоянно апеллировал к женевскому процессу под эгидой ООН, а это должно смягчить негативный образ России в глазах мирового общественного мнения и способствовать формированию представления о том, что Россия уважает ООН и ее легитимность в международных отношениях (Hürriyet, 23.11). Давление, создаваемое антироссийскими санкциями на фоне обвинений в том, что в Крыму и на Украине Россия не действовала на законных основаниях, стало настолько усиливаться, что способно негативно повлиять на экономику России и особенно инвестиции в энергетической сфере.

Турция выплатила в рублях аванс за С–400, договорившись с Россией, Китаем и Ираном об использовании национальных валют в двусторонней торговле, сообщает Yeni Şafak (24.11). Это была первая крупная торговая операция между Москвой и Анкарой с использованием национальных валют, резюмирует издание.

Турция дала историческую подножку США, которые идут на все, чтобы помешать ей купить С–400 у России, пишет Güneş (24.11). США, распространившие антироссийские санкции на сделки по продаже третьим странам российского оружия, по сути сказали Турции: «Если ты попытаешься купить С–400, ты не сможешь использовать доллар, войти в американскую банковскую систему и систему денежных переводов, даже не сможешь задействовать посреднические организации, работающие с США».

Несмотря на то, что до президентских выборов в России осталось меньше четырех месяцев, Владимир Путин не выставляет свою кандидатуру и может не участвовать в грядущих выборах, делает вывод автор Medya Günlüğü (21.11). В числе обсуждаемых сценариев — предположения о том, что «Путин устал за 17 лет пребывания у власти» и больше не желает вступать в новую предвыборную гонку; Путин перейдет с поста президента на пост премьер-министра, как в 2008 году, и через шесть лет получит возможность быть избранным еще на два срока подряд; Путин, потерпевший неудачу в экономической сфере, оставит власть под давлением «ФСБ — секретной службы, которая и есть реальная управляющая страной сила».