В ожидании встречи российского и турецкого президентов 11 декабря, которая стала седьмой за год и десятой после «самолетного кризиса», издания отмечали: напряженность в российско-турецких отношениях осталась позади (Yeni Akit, 11.12), а новая встреча состоится в Анкаре в тени событий, связанных с Иерусалимом, при достаточно насыщенной повестке дня (Medya Günlüğü, 11.12). Подчеркивалось, что Москва, как и Анкара, выразила глубокую обеспокоенность решением Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля, и вслед за сотрудничеством России и Турции в Сирии в этом вопросе интересы двух стран также пересекаются (Medya Günlüğü, 11.12).

Согласие Путина и Эрдогана — лидеров православно-христианского и мусульманского миров — по вопросу Иерусалима имеет огромное значение, пишет Star (11.12). Путин — человек, который может склонить к определенным шагам Израиль, а Эрдоган контролирует палестинский фронт; совместные действия, которые два сильных президента могут предпринять в отношении Иерусалима, способны разрубить этот «гордиев узел».

То, как будут проходить переговоры российского и турецкого лидеров по Ближнему Востоку, по выражению Hürriyet (11.12), представляет собой «уравнение со многими неизвестными». Российский лидер не сторонник принятия жестких шагов по отношению к Израилю, при этом одной из самых сложных тем переговоров станет курдский вопрос. Турция решительно против участия курдской Партии «Демократический союз» (PYD) в политическом процессе, в то время как Москва, с одной стороны, не хочет терять козырь PYD, с другой, — не может позволить себе оттолкнуть Турцию по этой причине (Medya Günlüğü, 11.12).

Первым пунктом повестки дня российско-турецкого саммита в Анкаре будет возможная операция Турции в отношении сирийского города Африн, контролируемого курдскими Отрядами народной самообороны (YPG) — «сирийским крылом террористической организации Рабочая партия Курдистана (РПК)», предположила Karar (11.12). И напомнила, что недавно YPG в присутствии российского генерала заявили об освобождении от ИГИЛ (запрещена в РФ – прим. ред.) территорий к востоку от Евфрата при поддержке России и международной коалиции.

Сообщалось, что перед встречей с Эрдоганом Владимир Путин посетил авиабазу Хмеймим, где встретился с президентом Сирии Башаром Асадом и отдал приказ о выводе российских военных из Сирии, приняв решение, которое изменит повестку дня непосредственно перед приездом в Турцию (Sözcü, 11.12; Odatv.com, 11.12). По мнению Karar, (12.12), Владимир Путин, выразив желание сотрудничать с Турцией и Ираном в направлении налаживания мирной жизни в Сирии, дал сигнал Анкаре и снова продемонстрировал поддержку дамасского режима.

Заявление российского лидера о выводе войск из САР — сигнал о том, что «в Сирии одержана победа и положен конец присутствию ИГИЛ как государству-халифату», но сирийской проблеме еще не пришел конец, и об уходе России из Сирии речи не идет (Cumhuriyet, 13.12; Türkiye, 13.12). Да, Россия в результате участия в сирийской войне получила преимущества: мощно вернулась на Ближний Восток, продемонстрировала оружейное превосходство, повысила свой престиж на мировой арене. Но эта война создала и некоторые риски для нее. Например, на фоне расходов и потерь российской армии во время войны, а также с оказанием военной и экономической поддержки сирийскому режиму возросли экономические издержки. Кроме того, передел влияния между глобальными, региональными и местными игроками пока не осуществлен, а в этих условиях Россия, не приняв во внимание тревоги Анкары в вопросе об участии PYD в Конгрессе народов Сирии, может лишиться поддержки важного участника астанинского и сочинского процессов.

Вывод российских военных связан не только с нанесением поражения ИГИЛ, полагает автор Hürriyet (14.12). Прежде всего Асад и дамасское правительство теперь могут контролировать более обширную территорию, чем два года назад; Россия гарантировала свое военное присутствие в Сирии и усилила свои позиции в мировой торговле оружием. В то же время Россия, укрепившая положение в Сирии и на Ближнем Востоке, возможно, пытается не стать участником новых форм напряженности, которые начинают проявляться в регионе в связи с решением США по Иерусалиму. Она предпочитает ограничиться достигнутыми результатами, что способствует сохранению образа конструктивного игрока на региональном и глобальном уровне.

Одна из целей Москвы в ее «челночной дипломатии» между Анкарой, Дамаском и Каиром — помирить Эрдогана с Асадом и Эрдогана с ас-Сиси, предполагает колумнист Türkiye (12.12). Ведь слаженное и искреннее сотрудничество Москвы с Ближним Востоком и Северной Африкой поможет России вернуть утраченный после распада СССР статус сверхдержавы, а для этого между ее партнерами не должно быть ссор.

По итогам встречи российского и турецкого лидеров подчеркивалось, что Москва и Анкара сделали еще один важный шаг на пути к стратегическому партнерству (Haber7.com, 12.12). Лидеры отметили согласие по вопросу Иерусалима, заявив, что решение о признании этого города столицей Израиля не вносит вклад в обеспечение мира в регионе, и отправили этим «единый сигнал» в адрес Вашингтона и Тель-Авива (Türkiye, 12.12; Vatan, 12.12). Как и в Сирии, в иерусалимском вопросе Россия и Турция могут создать союз в направлении общих интересов, пришла к выводу Yeni Şafak (14.12).

Заявления, сделанные президентами по сирийскому вопросу, представляли собой только «видимую часть айсберга» (Haber7.com, 12.12), и по-прежнему остается загадкой, поддержит ли Россия операцию Турции в Африне (Milliyet, 12.12). Согласно Yeni Şafak (12.12), в настоящее время в Африне находится более 300 российских военных. Ожидается, что с приказом Владимира Путина о выводе российской группировки войск из Сирии российские военные, размещенные в Африне, тоже покинут созданные здесь опорные пункты, а в этом случае ВС Турции смогут начать операцию в отношении этого «оккупированного РПК города».

Курдская PYD, по мере завершения войны в Сирии, не просто не подвергается ликвидации, но — укрепляет свою роль в новом периоде, опасается автор Karar (12.12). При этом США и Россию, которые не имеют общей границы с Сирией и гарантировали в этой стране свои долгосрочные стратегические преимущества многочисленными военными базами, такой статус-кво может устраивать.

По сведениям Karar (13.12), Эрдоган и Путин договорились о том, что PYD не будет участвовать в Конгрессе народов Сирии. Туда будут приглашены другие курдские группы и партии в составе коалиции Курдский национальный совет Сирии. Иран тоже выступает против участия PYD в этом конгрессе. На встрече в Анкаре турецкая сторона передала России список с указанием групп и племен, которые должны представлять курдов. Это, по мнению Aydınlık (13.12), важный сигнал в адрес США.

На российско-турецком саммите в Анкаре была поставлена последняя точка, обозначившая согласие России продать ракеты С–400 с предоставлением кредита Турции, отмечает Haber7.com (12.12), однако «совместное производство ракет», от которого изначально отталкивались, пока остается «целью на перспективу». Вместе с тем, согласно Habertürk (13.12), Россия оставляет Турции возможность участия в проекте С–500 в дальнейшем.

Прежде чем С–400 будут установлены на турецкой земле, с Турцией будет подписано соглашение о военно-техническом сотрудничестве, сообщает Habertürk (14.12), и предполагается, что в соответствии с ним Россия до передачи С–400 может запросить базу в Турции с размещением на ней своих военных. Подчеркивается, что для России, нацеленной на обеспечение безопасности воздушного пространства по оси Крым — Черное море — Турция — Сирия и усиление своей ближневосточной стратегии, развертывание С–400 в Турции критически важно и по сути будет продолжением обороны России.

Несмотря на то, что Путин предстает «сверхгероем», решающим глобальные проблемы, российский лидер гонится за экономической выгодой не меньше, чем его американский коллега, пишет Hürriyet (13.12). Так, несмотря на то, что регион сосредоточен на кризисе вокруг Иерусалима, главной причиной визита Путина в Египет было подписание соглашения по АЭС «Эль-Дабаа», а в Турции — завершение соглашения по С–400. В Сирии же Путин пытается взять на себя роль «того, кто раздает куски пирога» всем желающим принять участие в восстановлении страны после войны.

В то время, как в Анкаре российский лидер заявил о согласии России и Турции по иерусалимскому вопросу, его пресс-секретарь Дмитрий Песков в момент проведения саммита Организации исламского сотрудничества в Стамбуле заявил, что позиция Турции по Иерусалиму не совпадает с позицией Москвы, обращает внимание Yeni Akit (13.12). Позицию Москвы по Иерусалиму следует анализировать с учетом того, что Россия состоит в весьма теплых отношениях с Израилем, отмечает Habertürk (13.12), премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху часто посещает Россию, и, например, когда Тель-Авив бомбит позиции «Хезболлы» и Ирана на территории САР, он не сталкивается с какими-либо протестами со стороны Москвы.

У России — самые выгодные позиции в кризисе вокруг Иерусалима, считает автор Star (15.12). В нынешней ситуации Россия может привлечь на свою сторону в ООН некоторые европейские страны (например, Францию), внушить доверие палестинцам и не занимать слишком обличительную позицию в отношении Израиля.

Habertürk (14.12) сообщает об изменении европейского маршрута газопровода «Турецкий поток», который ранее планировалось проложить через Грецию. Предполагается, что теперь газопровод будет проходить по территории Болгарии, Румынии, Венгрии и достигать Австрии. В случае возникновения проблем с той частью «Турецкого потока», которая проектируется для поставок российского газа в ЕС, Турция, которая пока не нуждается в дополнительных поставках газа, не должна покупать газ по этому трубопроводу, выражает уверенность колумнист Habertürk (14.12) в другой статье этой газеты.

На традиционной большой пресс-конференции Владимира Путина, транслировавшейся в прямом эфире, дважды на экранах показались турецкие журналисты, махавшие турецкими флагами с целью привлечь к себе внимание, информирует Medya Günlüğü (15.12). Сообщается, что на пресс-конференции, которая была в большей степени сосредоточена на внутренней политике, российский лидер при ответе на вопрос о Сирии упомянул Турцию, отметив, что Турция больше всего страдает от потока сирийских беженцев.

Отвечая на вопрос о военных расходах, Путин рассказал анекдот, которым рассмешил всех присутствовавших в зале и дал тонкий сигнал, резюмирует Odatv.com (14.12). Отмечается, что впервые большая пресс-конференция Владимира Путина состоялась 18 июля 2001 года, перед саммитом G8; в среднем ежегодная пресс-конференция президента продолжается три часа; самая длительная пресс-конференция состоялась в 2008 году, когда российский лидер общался с журналистами четыре часа 40 минут, ответив на 106 вопросов.