Противостояние между Россией и Западом

Журналист The Guardian (10.01) выразил мнение, что того Запада, который одержал победу в холодной войне, больше не существует. Если раньше у него был конкурент в виде коммунистической России, чье плачевное экономическое положение, вызванное неэффективной и коррумпированной системой, наглядно демонстрировало превосходство западной модели, теперь таково отрицательного примера нет. В результате среди нового поколения, забывшего уроки холодной войны, снова растет интерес к популистам и авторитарным лидерам. В качестве примеров автор приводит победу Трампа в США, проблемы с демократией в Польше и Венгрии, а также присутствие крайне правой партии в правящей коалиции Австрии. Если двадцать лет назад аналогичная ситуация привела к остракизму Австрии среди стран Евросоюза за попустительство экстремистам, теперь на происходящее смотрят сквозь пальцы.

Командующий эстонских вооруженных сил назвал прошедшие в сентябре российские учения симуляцией крупномасштабного нападения на страны НАТО (Independent, 07.01). Он полагает, что симуляция была направлена не только против стран Балтии, но и против всей остальной Европы, включая Германию и Нидерланды. В числе прочего были отработаны удары по критической инфраструктуре, такой, как морские и воздушные порты, а также источники энергии. Кроме того, число участвовавших в учениях солдат существенно превосходило официально заявленное.

Британский флот проконтролировал проход российских кораблей через Ла-Манш на пути из Средиземноморья (The Telegraph, 08.01). Хотя источники во флоте сообщили, что процедура была рутинной, они также отметили, что за последнее десятилетие активность российских военно-морских сил в британских водах и Атлантическом океане возросла десятикратно, особенно после начала российской кампании в Сирии.

Чтобы отслеживать активность российских подлодок, Великобритания была вынуждена одолжить разведывательные самолеты у НАТО (Independent, 10.01). Майкл Фэллон, бывший на тот момент министром обороны Великобритании, отметил существенный рост активность российских подлодок в Северной Атлантике, сравнив также разницу между военными тратами Великобритании и России: Лондон тратит на оборону 2,1% ВВП, тогда как Кремль — 4%. Члены британского парламента увидели в произошедшем признак плачевного состояния британских вооруженных сил, вызванного сокращениями их бюджета, из-за чего стране приходится полагаться на помощь союзников.

Россия на Ближнем Востоке

Российская военная база в Сирии подверглась нападению со стороны джихадистов, которые использовали для этого множество дронов (The Telegraph, 09.01). Такая атака была произведена впервые — нападающие находились на расстоянии более 50 километров от базы. Министерство обороны России объявило, что атака не нанесла никакого материального ущерба или потерь, однако группа, взявшая на себя ответственность за случившееся, заявила об уничтожении ракетной системы С-400. Ранее в результате минометного обстрела на аэродроме «Хмеймим» было уничтожено семь российских самолетов.

Россия косвенно обвинила США в поддержке джихадистов, управлявших участвовавшими в нападении дронами (The Guardian, 09.01). Согласно утверждению министерства обороны РФ, необходимая для атаки информация могла быть получена джихадистами только от страны, обладающей системами спутникового наблюдения. Кроме того, министерство отметило «странное совпадение», по которому американский разведывательный самолет пролетал неподалеку от российских баз в ходе атаки.

Пентагон опроверг свою причастность к нападению, назвав «безответственными» любые предположения об участии членов коалиции в действиях против российских сил. The Guardian напомнила, что Россия и США поддерживают в Сирии враждебные друг другу стороны, а пользующийся российской поддержкой президент Асад достиг значительных успехов в борьбе с повстанцами.

Посол России в Евросоюзе призвал ЕС вложиться в многомиллионную программу по восстановлению Сирии (Financial Times, 10.01). Financial Times предположила, что Россия стремится использовать противоречия между членами ЕС относительно участия в этой программе — для углубления раскола этого союза. С одной стороны, страны ЕС не хотят оказывать поддержку Асаду, разбираясь с последствиями российских бомбардировок, более того, там считают, что уже достаточно потратились на поддержку многочисленных беженцев. С другой, наводненные беженцами страны желают скорейшего их возвращения на родину, что будет возможно только после восстановления стабильности в Сирии. Россия эксплуатирует эту дилемму, заодно угрожая, что если Евросоюз останется в стороне, восстановлением займется Иран.

The Guardian (09.01) противопоставила молчание Трампа, проигнорировавшего российские бомбардировки в Идлибе, его яростной критике мер, которые приняли иранские власти против демонстраций. Это отражает приоритеты Трампа, заинтересованного в изоляции Ирана, а потому налаживающего отношения с Саудовской Аравией и Россией. Россия, ранее сотрудничавшая с Ираном в Сирии, вполне может разойтись с ним в дальнейшем: ранее она уже поддержала санкции против Тегерана, призванные остановить его ядерную программу, а также сблизилась с Израилем, предложив Тель-Авиву сделку по предотвращению антиизраильских налетов с территории Сирии, которые осуществляют поддерживаемые Ираном боевики.

Стремление США поднять дискуссию об иранских протестах в Совете Безопасности ООН привело к разрыву между Вашингтоном и его партнерами по иранскому вопросу (The Guardian, 06.01). После того, как Россия присоединилась к Ирану и обвинила США в попытке использовать экономические протесты для подрыва заключенного в 2015 году ядерного соглашения, в схожем духе высказалась и Франция, выразив мнение, что протесты не представляют угрозы международной безопасности, а потому их не следует использовать в личных интересах отдельных стран. Великобритания тоже высказала свою приверженность ядерному соглашению и призвала его членов соблюдать свои обязательства, назвав благосостояние Ирана выгодным для всех.