Не соответствующая духу союзничества политика США и Европы по отношению к Турции ориентировала Анкару на поиски возможностей сотрудничества с Россией и Ираном, тем не менее горький исторический опыт Турции показывает, что такой союз не может быть альтернативой для нее, убежден автор Karar (15.01). На самом деле нигде в реализуемом США и Россией процессе реконструкции Сирии нет Турции; несмотря на примирительные дипломатические заявления в духе «мы понимаем тревоги Турции», Москва и Вашингтон не собираются менять своих планов в Сирии. В этой связи Турция для усиления своих позиций в регионе, очевидно, нуждается в европейской карте, которую она могла бы использовать в противовес США и России.

Если верить предположениям о том, что сопротивление оппозиционных сил в Идлибе в ответ на попытки дамасского режима при поддержке России изменить балансы в этой сирийской провинции в свою пользу осуществляется Свободной сирийской армией и другими поддерживаемыми Турцией силами, значит, ни Россия, ни Турция не выполняют свои обязательства в рамках достигнутых в ходе астанинского процесса договоренностей, подытоживает колумнист Hürriyet (15.01). В таком случае возникает вопрос: если совместные усилия сирийской армии, Ирана и России все больше угрожают сирийской оппозиции в Идлибе, то Турция пытается компенсировать это за счет сирийских курдов в Африне?

Как Россия отреагирует на операцию Турции в Африне — остается загадкой (Akşam, 15.01). Россия не поддерживает курдские Отряды народной самообороны (YPG) так явно, как их поддерживают США; Россия, с одной стороны, состоит в благоприятных отношениях с Турцией, с другой — пытается удержать YPG на своей орбите, отмечает автор Habertürk (15.01). Однако Россия предпочла бы, чтобы на севере Сирии доминировали не YPG, которых США усиливают против влияния Ирана и Башара Асада, а сирийский режим. И в этой связи Москва, возможно, не будет препятствовать операции Турции в Африне, при успешном исходе которой YPG потеснятся на восток.

Москва не демонстрирует открытой позиции относительно операции Турции в Африне, но и сигналов к тому, что она будет против такой операции, тоже нет, особенно после решения США создать «пограничные силы безопасности», в которые войдут YPG, комментирует обозреватель Milliyet (16.01).

Террористическая организация YPG/Рабочая партия Курдистана (РПК) — враг для Турции и Ирана, но друг для США и России (Türkiye, 16.01). И США, и Россия расценивают YPG/РПК как козырь и инструмент шантажа в отношении Турции, настаивает автор Habertürk (16.01).

Отмечается, что Африн входит в зону российского влияния в Сирии, в этом регионе находятся российские военные, Москва пытается обеспечить участие YPG в Конгрессе сирийского национального диалога, который планируется провести в Сочи 29-30 января (Sözcü, 17.01; Karar, 17.01; Hürriyet, 16.01; Hürriyet, 19.01). К тому же Россия, желающая скорейшего перехода к процессу мирного урегулирования в Сирии, хотела бы, чтобы Турция сосредоточилась не на наступлении на Африн, а на обезвреживании джихадистских сил в Идлибе (Medya Günlüğü, 18.01).

В этой связи Россия находится перед сложным выбором: если Турция зайдет с ее позволения в Африн, она уступит США YPG, которые окажутся во власти Вашингтона; с другой стороны, если Россия препятствует вмешательству Турции в Африн, дамоклов меч нависнет над сотрудничеством Анкары, Тегерана и Москвы в рамках астанинского процесса. Поэтому решение, которое примут русские в ответ на операцию Турции в Африне, особенно в период, когда Турция переживает кризис в отношениях с США из-за YPG/РПК, определит будущее российско-турецких отношений и войны в Сирии (Karar, 17.01; Türkiye, 17.01).

Сообщается, что непосредственно перед операцией Турции в Африне Россию посетили начальник Генштаба Турции Хулуси Акар и глава Национальной разведывательной организации Турции Хакан Фидан с целью убедить Россию не препятствовать данной операции (Milliyet, 19.01; Hürriyet, 19.01). По выражению Cumhuriyet (19.01), цель визита — постараться выведать намерения Москвы; Анкара попросит Россию временно отключить С-400, размещенные в Сирии, предполагает Güneş (19.01). Прежде всего Турция должна добиться согласия России на действия своей авиации в Африне, добавляет колумнист Milliyet (19.01).

Сообщается, что в соответствии с достигнутыми в ходе визита в Москву договоренностями турецкие военные самолеты нанесли удары по позициям YPG в Африне (Güneş, 21.01). В результате Россия и Сирия сказали «Да», и Турция начала военную операцию под названием «Оливковая ветвь», делает вывод Sözcü (21.01).

Одновременно с началом афринской операции Россия, Турция и Иран согласовали список участников Конгресса сирийского национального диалога в Сочи 29–30 января, обращает внимание журналист Aydınlık (21.01).


Заявление минобороны РФ о том, что российские военные, находившиеся в Африне, были передислоцированы в район Тель-Аджар, Sözcü (20.01) расценивает как критически важный дипломатический сигнал Анкаре. Россия, уведя своих военных из Африна, косвенно поддержала операцию Турции и стала ее пособником. Об этом, согласно Yeni Akit (21.01), говорится в заявлении YPG для Rudaw — медиаоргана Курдской региональной администрации Ирака.

С точки зрения журналиста Medya Günlüğü (21.01), после начала Турцией операции в Африне первая реакция России, призвавшей стороны к сдержанности, была «мягкой», и если бы Москва была против этой операции, она, например, призвала бы Турцию «немедленно прекратить ее». Москва, с одной стороны, нуждается в поддержке Турции в Сирии, и прежде всего в Идлибе, с другой, — рассматривает операцию Турции как возможность наказать YPG, тесно сотрудничающих с США. В то же время Россия, открыто не поддерживая операцию Турции, тем самым не допускает окончательного разрыва своих отношений с YPG.

Помимо того, что Россия призвала стороны к сдержанности, она выразила озабоченность операцией Турции, и это, по мнению колумниста T24 (21.01), подразумевает, что Россия зажгла зеленый свет операции «Оливковая ветвь», но при этом не уверена, насколько сможет контролировать Турцию на поле боя. Более того, согласившись на операцию Турции, Москва взамен заставила Анкару пойти на серьезные уступки.

Чтобы уговорить Россию на эту операцию, Турция, должно быть, полностью подчинилась России, предполагает автор Cumhuriyet (21.01).

В торге Москвы и Анкары вокруг Африна широкое место занимает Идлиб, который остается в приоритете для Дамаска и его сторонников (России и Ирана), поэтому в период, когда Турция сосредоточилась на Африне, дамасский режим продолжает при поддержке своих союзников нарушать перемирие в этой провинции, пишет автор Yeni Şafak (21.01).

Для туристического сектора Турции, который с увеличением числа приезжих в 2017 году только начинает дышать полной грудью, снова зазвонили сигнальные колокола. Так Cumhuriyet (15.01) комментирует информацию о том, что министерство внутренних дел России не включило Турцию в список стран, рекомендованных сотрудникам ведомства для отдыха в 2018 году. Предполагается, что это политическое решение, принятое в связи с событиями в Сирии. Заявления по Сирии, которые имеют место в последнее время, могут снова послужить причиной ухудшения отношений России и Турции.

Лучший ответ России дают российские туристы, которым приходится по душе отдых в Турции, пишет Türkiye (15.01). Российские отдыхающие в Кемере (Анталья) с удовольствием катаются на лошадях, выезжают на конные прогулки, любуются красотами местной природы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.