Россия сказала «да» операции Турции в Африне, соответствующие договоренности могли быть достигнуты в ходе телефонных переговоров президентов Реджепа Эрдогана и Владимира Путина 11 января, а также по итогам визита начальника Генштаба Турции Хулуси Акара и главы Национальной разведывательной организации Турции Хакана Фидана в Москву 18 января («Ени Шафак», 22.01; «Хюрриет», 22.01). Россия вывела своих военных из Африна и открыла турецким боевым самолетам сирийское воздушное пространство, заключает «Айдынлык» (22.01).

Анкара, начавшая операцию в Африне в тот момент, когда сирийская правительственная армия при поддержке России и Ирана атакует джихадистские группировки в Идлибе, а в Сочи готовится проведение Конгресса сирийского национального диалога, достигла с Россией и Асадом договоренности «Африн взамен на Идлиб», приходят к выводу «Сёзджю» (22.01) и Т24 (22.01).

Россия открыла турецкой авиации небо над Африном с целью усилить позиции сирийского режима в Идлибе, считает «Хюрриет» (23.01).

Россия нацелена на скорейшее завершение сочинского процесса, пишет колумнист «Стар» (22.01), и, принимая во внимание влияние Турции на оппозиционные группы в Идлибе, желает, чтобы Турция как можно скорее отделила «умеренных» от радикалов, находящихся в этой провинции. Именно это, по мнению журналиста, лежит в основе «понимающего» подхода России к действиям Турции в Африне.

Москва сейчас нуждается в Анкаре не только в процессе урегулирования сирийского кризиса и нейтрализации джихадистских групп в Идлибе, но и в плане повышения собственного влияния в регионе с помощью Турции, прежде всего в энергетической и оборонной сферах, добавляет «Биргюн» (24.01).

Тот факт, что Россия не выражала сколько-нибудь серьезного протеста против операции Турции по зачистке курдской Партии «Демократический союз» (PYD) / Отрядов народной самообороны (YPG) — сирийского крыла Рабочей партии Курдистана (РПК), — обусловлен конкуренцией США и России за союз с этими курдскими силами, которые в последнее время больше сблизились с США, чем с Россией, отмечает «Карар» (23.01). Кроме того, разрешив операцию в Африне, Россия стремилась завоевать доверие Анкары и турецкого народа, пишет автор «Хюрриет» (23.01).

Операцию в Африне Россия, обвинившая США в принятии спровоцировавших ее решений, рассматривает как направленный против США ход, делает вывод «Карар» (23.01).

США в расчете на то, что Россия, в свое время разместившая своих военных в Африне, защитит PYD/YPG в этом регионе, не выступили против операции «Оливковая ветвь», желая столкнуть лбами Россию и Турцию, обращает внимание «Ени Шафак» (23.01). Но с уходом российских военных из Африна этот план не сработал.

Начало операции «Оливковая ветвь» — результат сотрудничества Москвы и Анкары, реализованного в результате астанинского и сочинского процессов, подытоживает «Сабах» (23.01). Москва тоже предпочла, чтобы Африн перешел под контроль поддерживаемой Турцией Свободной сирийской армии, а не продолжал быть занят силами PYD/YPG, амбиции которых более опасны для территориальной целостности Сирии. Кроме того, Москве, зажегшей «зеленый свет» турецкой операции, удалось стравить друг с другом Анкару и Вашингтон.

Главная цель России, с точки зрения журналиста «Миллиет» (23.01), — как можно сильнее привлечь Турцию на свою сторону и отдалить ее от США и НАТО. России, должно быть, не помешал бы, пусть недолгий, горячий конфликт турецких и американских военных, добавляет другой автор этого издания («Миллиет», 23.01).

К сдерживанию курдских сил Россию подтолкнул прогресс, достигнутый США в претворении в жизнь своих планов относительно севера Сирии с помощью PYD/YPG, и это — главная причина, по которой Россия поддержала операцию Турции в Африне, полагает обозреватель «Биргюн» (23.01).

По мнению преподавателя Московского государственного университета Керима Хаса, Россия дала добро на операцию Турции в Африне, поскольку, с одной стороны, выступает за сильную центральную власть в Сирии, с другой — проводит политику, нацеленную на раскол НАТО («Карар», 24.01). А тем, что спровоцировало операцию Турции в Африне, стало решение США создать пограничные силы безопасности на базе PYD/YPG с целью ускорить возникновение более независимой от Дамаска структуры на севере Сирии. Отмечается, что от операции Турции в Африне Москва может получить много дивидендов, таких, как возможность наказать PYD «турецким кнутом», создать проблемы в отношениях Анкары с США, а также трещину внутри НАТО.

Москва действительно оказала самую ощутимую поддержку турецкой операции, заключает «Милли газете» (23.01), но Турция должна понимать, что ее продвижение в Сирии не может быть неограниченным. Тот факт, что Россия вывела своих военных из Африна в район Тель-Рифата, по мнению обозревателя «Сёзджю» (22.01), следует понимать как «географический ограничитель», поставленный для операции «Оливковая ветвь». Россия, уведя военных в Тель-Рифат, дала Анкаре сигнал о том, что «Путь в Алеппо закрыт», но при этом взяла под свою защиту силы Асада, находящиеся в Алеппо.

Не нужно забывать, что Россия, как и Америка, еще не отказалась от использования карты PYD/YPG; к тому же, первым приоритетом Москвы всегда был Асад («Карар», 24.01).

Москва, увидев, что ее политика относительно курдской PYD/YPG вредит российско-турецким отношениям, отказалась от этой политики и с целью избежать шагов, которые препятствуют операции Турции в Африне, вывела своих военных из этого региона, комментирует «Тюркие» (24.01).


Когда-то Россия подмигнула PYD/YPG, и ее стремлением было не позволить США полностью подчинить себе эту организацию, но Россия не могла ради нее пожертвовать своей дружбой с Турцией и потому отказалась от этой поддержки, пишет «Стар» (24.01).

Автор «Хабер7.ком» (25.01) задается вопросом о том, как операция Турции в Африне повлияет на переговоры о перемирии и политическом урегулировании в Сирии. Он отмечает, что, учитывая вес России на переговорах в Сочи 29-30 января и открытую поддержку сирийского режима с ее стороны, эти переговоры не вселяют особого оптимизма. На сочинский конгресс приглашены только сторонники Асада и России, этот процесс призван легитимировать желаемый Россией режим в Сирии.

Кто представит сирийских курдов в рамках астанинского и женевского процессов начиная с конгресса в Сочи? — вопрошает автор «Миллиет» (22.01). Если Россия и США, которые продолжают считать PYD легитимной курдской партией, вовремя не осознают, что PYD — это курдские террористы, которые не представляют курдский народ ни в одной стране, ни в Турции, ни в Сирии, то и «Астана», и «Женева» займут свое место в истории как напрасно предпринятые усилия.

Как сообщил посол Катара в Москве Фахад Мохамед Аль-Аттыйя, Катар начал переговоры с Россией о покупке ЗРК С-400 «Триумф», и эта сделка, по выражению «Одатв.ком» (25.01), изменит балансы на Ближнем Востоке. Вслед за Турцией Катар — ее близкий союзник на Ближнем Востоке — также начал действовать в направлении приобретения систем ПВО С-400 у России, отмечает «Биргюн» (26.01). Подчеркивается, что эти системы входят в число самых конкурентоспособных видов продукции российской оборонной промышленности; Москва многие годы пытается найти для этих вооружений рынки на Ближнем Востоке, но сталкивается с беспощадным сопротивлением со стороны своих сильных конкурентов. Как напоминает издание, помимо Катара, интерес к этим российским вооружениям проявляла и Саудовская Аравия — союзник США на Ближнем Востоке.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.