Дочь отравленного в Великобритании Сергея Скрипаля пришла в сознание, однако нет никаких гарантий, что она сможет дать какую-то информацию об атаке, за которой, как полагает Запад, стоит Россия, сообщает «Виртуальна Польска» (30.03). Конечно, подчеркивает портал, вне зависимости от свидетельских показаний или появляющихся фактов никто не станет добровольно объявлять, что он использовал химическое оружие на территории другого государства. Единственным примером, когда отравителям пришлось признаться в содеянном и даже предоставить противоядие, было покушение на одного из лидеров движения ХАМАС, которое в 1996 году устроил «Моссад», но тогда преступников поймали с поличным.

Сейчас ничего подобного не произошло, поэтому Россия может спокойно все отрицать и заявлять, что Запад развернул кампанию по ее очернению. Россияне стали мастерами в отрицании очевидного, творческой интерпретации действительности и выдумывании альтернативных фактов. Они понимают, что в наше время выигрывает не тот, кто обладает правдой, а тот, кто решительно стремится к поставленным целям, анализируя баланс прибыли и убытков. Дело Скрипаля может обойтись Москве дороже, чем она предполагала, но и она иногда совершает ошибки, хотя вряд ли когда-либо их признает, подводит итог портал.

Россия не ожидала, что реакция Запада на отравление бывшего российского разведчика будет настолько жесткой, поскольку после предыдущих убийств, совершенных в том же стиле, никаких решительных шагов тот не предпринял, отмечает в беседе с «Фронда» (31.03) руководитель варшавского Центра стратегических исследований Витольд Юраш. Он убежден, что за покушением стояли именно россияне, поскольку «Россия имеет обыкновение убивать предателей» и делать это именно демонстративным способом.

Александр Литвиненко был убит при помощи радиоактивного вещества, Зелимхан Яндарбиев погиб от взрыва в Катаре, одного из противников Рамзана Кадырова, Сулима Ямадаева, застрелили в Дубае, — подобных случаев было настолько много, что когда Москва отрицает свою вину, ей сложно поверить, указывает собеседник портала. Он добавляет, что сейчас россияне пожинают плоды своей прежней политики: «Россия лгала и продолжает лгать, говоря, что на Украине нет ее войск, лгала о сбитом малазийском боинге. Лжецам верить нельзя, вот и все».

Бывший министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский, интервью с которым публикует сайт «Радио Мария» (02.04), считает, что заставить Россию отказаться от агрессивной политики можно лишь полностью отрезав ее от западного мира, то есть затруднив доступ к его рынкам сбыта, финансам, культуре, науке и так далее. Если простые россияне, а тем более олигархи, которые поддерживают Путина, начнут расплачиваться за российские операции на Западе, возможно, они начнут постепенно влиять на общество, направление политики или даже решат сменить руководителя на такого человека, который будет способен сотрудничать с западными странами, предполагает он.

Политик, однако, сомневается, что Запад, даже в случае эскалации напряженности, будет готов солидарно ввести новые санкции. Проблема состоит в том, что многие европейские страны завязали с Россией тесные экономические отношения, а теперь их финансовое благополучие зависит от того, будут ли они их поддерживать. «Следует помнить, что если экономическое сотрудничество с такого рода государствами, которые проводят имперскую политику, движется в сторону зависимости, в итоге они могут начать нас шантажировать, используя эти контакты», — резюмирует экс-глава МИД.

Министр иностранных дел Великобритании заявил, что ему тошно при мысли, что Владимир Путин превратит грядущий Чемпионат мира по футболу в пиар-ход, то есть использует его, как Гитлер Олимпиаду 1936 года, которая прошла в Берлине. Жаль только, что это чувство тошноты появилось у западных лидеров лишь сейчас, после покушения на Сергея Скрипаля, пишет «Газета Польска цодзенне» (30.04). Почему Запад не тошнило в 2010 году, когда Россию выбрали хозяйкой этого спортивного мероприятия, хотя уже тогда число жертв российского режима (людей, погибших в ходе чеченских войн, убитых журналистов и правозащитников) доходило до сотен тысяч? Почему он сдержал рвотные позывы, когда появились подозрения, что россияне получили чемпионат благодаря взяткам, или во время сочинской Олимпиады, то есть в момент между расстрелом Майдана и российским нападением на Украину?— задается вопросами комментатор издания.

Волнует его и другая проблема: можно ли в контексте беспрецедентного допингового скандала, главным героем которого недавно стала Россия и циничной политики Кремля, даже не наказавшего важного спортивного функционера, Виталия Мутко, надеяться, что футбольные состязания пройдут честно? «Москва всегда хочет быть первой, и речь идет не только о спорте. Не имеет значения, будет Западу „тошно“ или нет. Кроме того, он сам не без греха: ведь его интересуют только деньги и спокойствие», — заключает журналист.

Отношения между Москвой и всем остальным миром обострились до предела: руководство некоторых стран, чьи сборные принимают участие в Чемпионате мира по футболу, заявили о том, что они намерены объявить мероприятию дипломатический бойкот. Одновременно начинают звучать голоса, что от поездки в Россию следует отказаться не только высокопоставленным чиновникам, но и футболистам, сообщает «Пшеглёнд спортовы» (30.03).

Публицист газеты обвиняет западных политиков в лицемерии, указывая, что они, не думая о том, какими последствиями это обернется для футбола в целом, решили отыграться на крупнейшем мировом спортивном событии, поскольку ввести против России по-настоящему жесткие санкции им мешают тесные экономические связи с этой страной. Кроме того, он обращает внимание, что покушение на бывшего российского разведчика вызывало куда больше эмоций, чем аннексия Крыма, война в Донбассе, унесшая 10 тысяч жизней, или катастрофа малайзийского самолета с 298 пассажирами на борту.

«Все потому, что это произошло „у нас“, а не на какой-то далекой Украине, то есть, в сущности, нигде, а эту жертву в отличие от остальных мы знаем по фамилии? Все потому, что, как говорил Сталин, смерть одного человека — это трагедия, смерть миллионов — статистика?» — размышляет автор публикации и призывает, «не мороча болельщикам и футболистам голову», ехать на чемпионат в Россию.

Владимиру Путину хотелось бы фотографироваться на церемонии открытия чемпионата с лидерами мировых государств, а не отмечать этот праздник в одиночестве, однако все новые страны грозят ему дипломатическим афронтом, а ФИФА начала расследование ситуации с проявлениями расизма на прошедшем в Петербурге матче между российской и французской сборными, развивает спортивную тему «Жечпосполита» (03.04).

Рассказывая, что российским (и, в частности, петербургским) болельщикам свойственны ультраправые взгляды, газета отмечает, что в последние годы отношение к фанатам в России резко изменилось. Если во время ЧЕ-2016 многие политики вставали на сторону россиян, устроивших беспорядки после матча в Марселе, то сейчас Кремль подал сигнал, что на Чемпионате мира не будет места ни расизму, ни хулиганству.

Однако, добавляет автор комментария, у России есть еще одна проблема: Путин может не пустить на трибуны хулиганов, но он не способен повлиять на уровень игры российской сборной, а та в последних пяти матчах не одержала ни одной победы. От Черчесова и его команды ждут первого с советских времен выхода в плей-офф, но если россияне не могут даже победить Иран, сложно быть оптимистом.

По мере приближения восьмой годовщины со дня катастрофы польского правительственного самолета, в результате которой погибли 96 человек, включая президента Польши Леха Качиньского и его супругу, польская пресса стала все чаще обращаться к этой теме.

«Политика» (03.04) вспоминает, как в последние годы Россия использовала эту польскую национальную трагедию для воздействия на Варшаву. Россияне запустили целый ряд акций, нацеленных на то, чтобы посеять хаос в польском обществе и в рядах польских элит, почувствовав «какой большой разрушительный потенциал скрывают в себе споры на смоленскую тему».

С одной стороны, Россия взяла расследование в свои руки и препятствовала доступу польских экспертов к месту катастрофы и вещественным доказательствам, которые могли пролить свет на ее обстоятельства. С другой, — регулярно провоцировала внутриполитические  кризисы и старалась дискредитировать предыдущее правительство Польши при помощи «вбросов» скандальной информации на тему крушения. Одним из важных инструментов давления на Варшаву стали для Москвы обломки польского самолета, которые, несмотря на все усилия польской дипломатии, до сих пор остаются в России, описывает ситуацию еженедельник.

Вдова погибшего в катастрофе историка и политика Томаша Мерты высказывает в интервью газете Polska (05.04) предположение, что поляки не узнают всей правды о произошедшем, пока обломки самолета не вернутся в Польшу. Такое впечатление сложилось у нее потому, что россияне после катастрофы не шли на сотрудничество с польской стороной. «Если кому-то нечего скрывать, он не ведет себя нагло, не лжет, не финтит. Возможно, эти обломки нам не отдают потому, что россияне боятся выводов, которые мы сможем сделать, хотя, может быть, это просто поза, стремление показать свое превосходство», — говорит Магдалена Мерта.

Часть вины за то, что самолет остается в России, она возлагает на предыдущее польское руководство, которое, зная, чего можно ожидать от Москвы, не позаботилось о польских интересах и не смогло взять инициативу в свои руки, как это сделало правительство Голландии после крушения малазийского боинга в Донбассе.