- Один из пионеров Европы Жан Монне (Jean Monnet) сказал о создании общеевропейской структуры следующие слова: 'Если бы мне все пришлось начинать заново, я начал бы с культуры'. Вы также считаете, что Европа началась ни с того конца?

- Нет, потому что убежден в существовании единой для всей Европы культурной тождественности. Находясь в Соединенных Штатах или Австралии на каком-нибудь приеме, и встретив среди приглашенных еще одного европейца, мне гораздо легче разговаривать с ним, даже если это и будет, к примеру, швед, то есть человек, очень отличающийся от итальянцев. Между нами будет гораздо больше общего, чем между каждым из нас в отдельности и американцем или австралийцем. Мы, европейцы, можем говорить друг с другом об истории, о наших корнях. Иными словами: культурное единство Европы существует, необходимо лишь помочь европейцам осознать это.

- На каком языке станет общаться завтрашняя Европа? Таким языком неизбежно окажется английский?

- Видите ли, любому региону планеты всегда необходим общий для всех язык общения. Именно с такой целью африканские народы придумали суахили, который понимают на большей части этого континента. В прошлом таким языком для нас была латынь. Позднее, на протяжении многих веков - французский. Сегодня языком общения стал английский. И никакие земные силы не в состоянии навязать тот или иной национальный язык или язык межнационального общения. Неким образом язык представляет собой силу биологическую. Но вне зависимости от этого и, учитывая некоторые исторические и грамматические особенности английского, интерес к нему можно объяснить тем, что 'изводить' себя английским гораздо легче, чем французским или итальянским. На английском можно изъясняться такими фразами, как 'Моя - Тарзан, твоя - Чита' и вас поймут. Англо-говорящие люди согласны на все. Возможно, через полстолетия настанет черед арабского или китайского! Но я еще раз повторю то, о чем уже говорил в своей книге о поисках языка: невозможно навязать тот или иной язык. Можно только стать диким полиглотом.

- Существует ли опасность культурного растворения в случае еще большего расширения Европы? На чем стоит остановиться? На Турции?

- Это проблема политическая, и мне не хотелось бы ввязываться в нее больше необходимого. Как бы то ни было, мне кажется, что странам-основательницам единой Европы - Италии, Германии, Франции и другим - прежде стоит поработать над отношениями между собой, а уже затем открывать свои границы другим. Вполне очевидно, что существует громадное различие между турецкой и польской культурой. И общих корней, о которых я уже говорил, здесь не существует; иначе мы будем заниматься нахождением корней общих для всего человечества. А потому, как мне кажется, кандидатура Турции может создать целую проблему.

- Во время иракской войны некоторые американские руководители говорили о 'старой Европе'. Как по-Вашему, существует Европа старая и Европа молодая?

- Разумеется, Европа стара. Но это большое преимущество. В своем возрасте я наслаждаюсь полученным в течение всей жизни значительным житейским опытом и знаю куда больше любого из моих студентов. Старость дает вам благоразумие. Но при этом, к несчастью, несет с собой проблемы с сосудами и суставами! Так, к примеру, все мы страдаем от медлительности Европы в плане научных открытий, в то время как в Соединенных Штатах в этой и во многих других областях все развивается гораздо быстрее. А потому стоит принимать самого себя таким, как ты есть и пытаться работать с тем, что имеешь.

- Популизм представляет собой угрозу для Европы?

- Да, абсолютно точно. И я живу в стране, которой правит популист. Популизм - это направленный сентиментальный призыв к некоему расплывчатому объекту, который в действительности не существует, но который мы именуем 'народом'. И который во что бы то ни стало пытаются привлечь к себе.

- Это заразное заболевание?

- Конечно же, заразное! Во Франции можно привести массу примеров, вплоть до совсем недавнего с Ле Пеном (Le Pen). У нас в Италии существует некая форма расистского популизма, - 'Северная Лига' - которая по-прежнему сохраняет свою силу. Масс-медиа популизм Берлускони (Berlusconi) пришел на смену популизму, бившему в барабаны на деревенских площадях, и это очень современный, очень развитый популизм, контролирующий телевизионные каналы и средства массовой информации.

- Это телевидение порождает популизм?

- Нет, телевидение лишь модернизирует его. Муссолини (Mussolini) выступал с балкона какого-нибудь дворца в Риме или Венеции перед сотней тысяч человек, которых угрозами сгоняли туда слушать его. В настоящее время он смог бы собрать 40 миллионов телезрителей. И эти миллионы даже не надо было бы заставлять смотреть телевизор. А потому телевидение лишь модернизирует и расширяет такой феномен, как популизм. И здесь стоит все-таки подчеркнуть, что это не Берлускони виноват в том, что сложилась подобная ситуация, а те, кто голосуют за него!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.