Не успели мы как следует поплакать над тем ужасным состоянием, в котором оказался современный женский теннис, как приходит семнадцатилетняя золотоволосая русская богиня и одним взмахом руки рассеивает все наши страхи за его будущее.

Это Мария Шарапова, одна из десяти русских девушек среди пятидесяти лучших в мире. Она высока, красива, и на силу может сыграть лучше любой другой в мире. Не отдав в субботу тогда еще действующей чемпионке Серене Уильямс ни одного сета, Шарапова проявила также недюжинную концентрацию и хладнокровие, которых вряд ли можно было ожидать от такой юной спортсменки.

'Просто у меня твердый характер, и проявляется он тогда, когда я выхожу на корт. А еще я действительно не люблю проигрывать. Это всегда было во мне. Я всегда хотела бороться и всегда хотела побеждать', - сказала она.

Даже при этом и при том, что матч проходил при сильном ветре, с которым у ее соперницы всегда были проблемы, она сама не перестает удивляться тому, как ей удалось выиграть в двух партиях 6-1, 6-4. 'Это просто удивительно. У меня нет слов. Никогда, никогда в жизни я не ожидала, что это произойдет так быстро. Я всегда мечтала приехать сюда и победить, но никогда не думала, что это случится прямо в этом году', - говорит Мария.

Так же она не может объяснить, как именно ей удалось победить Серену. 'По правде говоря, я не знаю, что случилось в матче. Не знаю, как я выиграла. Я не знаю, какая у меня была тактика. Я была в своем маленьком мире, и я не знаю, что он тогда из себя представлял'.

В мире, в котором была Мария, удается побывать не всем смертным. Это состояние нирваны, когда время будто замедляется, и тебе кажется, что возможно все. Спортсмены называют это состояние 'в зоне'.

За все те годы, что я связан с теннисом, я видел только двух девушек, для которых этот мир был домом: Морин Конолли (Maurine Connolli) и Монику Селеш (Monica Seles). Конолли победила на первом из трех выигранных ей чемпионатов США в 1951 году, когда ей оставалось несколько дней до семнадцатого дня рождения. С того момента юная американка стала совершенно непобедимой. За всю свою дальнейшую карьеру, закончившуюся в 1954 году из-за падения с лошади, она проиграла всего четыре матча. За это время она еще дважды выиграла чемпионат США, трижды победила на Уимблдоне, дважды во Франции и один раз в Австралии - в 1953 году, став первой теннисисткой в мире, выигравшей в одном году все соревнования Большого Шлема. Когда во время передвижений по корту Конолли начинала мелко кивать головой, все уже знали, что шансов у ее соперницы больше нет.

Селеш тоже было шестнадцать, когда она выиграла Открытый чемпионат Франции, став самой молодой его победительницей, со счетом 7-6, 6-4 у Штефи Граф, которая тогда была первой ракеткой мира. Полностью сконцентрированная в одной точке, Селеш, не обращая никакого внимания на законы физики, выстреливала мяч и справа и слева двумя руками, и тот ложился в линию, как привязанный. С января 1990 года Селеш выиграла восемь из девяти турниров Большого Шлема, в которых участвовала, и Граф смогла победить ее только в финале Уимблдона в 1992 году. Моника тоже излучала какую-то ауру непобедимости, которую также прервала несчастная случайность - удар ножом от фаната Штефи Граф 30 апреля 1993 года в Гамбурге. Она восстановилась, но это уже была не та Моника Селеш.

Как и Конолли и Селеш когда-то, в субботу Шарапова каждый шаг планировала, как шахматную партию. Несколько следующих друг за другом ударов - в противнике пробивается брешь - а затем быстро вперед, шах и мат, и мяч улетает туда, где соперницы уже нет или еще нет. 'Я чувствовала в себе силу, чувствовала, что смогу что-то сделать если захочу. Только об этом я думала весь матч', - сказала она после игры.

Время покажет, сможет ли Шарапова сохранить эту силу в следующих соревнованиях Большого Шлема. Она постоянно учится, и, скорее всего, то, чего ей пока не хватает - укороченных с лета, мягких под сетку, резаных слева и, пожалуй, чуть-чуть скорости - у нее обязательно появится. 'Мне нужно стать еще сильнее, еще нужно много развиваться физически', признает Мария.

Возможно, это она знает из печального опыта Мартины Хингис, самой молодой обладательницы уимблдонского титула, победившей в 16 лет и 278 дней, но всего через пять лет вынужденной оставить теннис из-за травмы.

Если Шарапова продолжит развиваться такими же космическими темпами, то с ней, сестрами Уильямс и двумя бельгийками Жюстин Энин Арденн (Justine Henin Hardenne) и Ким Кляйстерс (Kim Clijsters), которых на этом турнире не было по причине болезни, женский теннис снова войдет в золотой век.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.