Вчера в Германии было нарушено 'табу' продержавшееся много десятилетий - на экраны выходит художественный фильм, где в качестве центрального персонажа впервые выступает Адольф Гитлер, изображенный не напыщенным демагогом, а тихим мечтателем.

'Падение' представляет собой радикальный отход от прошлой тенденции немецкого кинематографа, где Гитлер был представлен лишь как эпизодический персонаж, или вообще не появлялся на экране.

Фильм рассказывает о последних 12 днях жизни Гитлера в берлинском бункере на глубине 25 футов - в том числе и его самоубийстве вместе с новой женой Евой Браун 30 апреля 1945 г. - в то время, как наступающие советские войска обрушивают на город град снарядов.

Постановка уважаемого режиссера Бернда Айхингера (Bernd Eichinger), выходящая в Германии на широкий экран в сентябре, скорее всего вызовет противоречивые отклики. В фильме фюрер показан как этакий 'добрый дядюшка', питающий пристрастие к шоколадному торту, который погружается в пучину безумия, когда рушится мечта всей его жизни о 'тысячелетнем рейхе'.

В роли Гитлера убедительно смотрится немецкая звезда - актер Бруно Ганц (Bruno Ganz), некогда сыгравший ангела в титулованном немецком фильме 'Небо над Берлином'.

В одной сцене Гитлер - с челкой, упавшей на глаза, и слезами, бегущими по щекам - объявляет: 'Война окончена'.

В других эпизодах он гладит эльзасскую овчарку Блонди или нежно и терпеливо беседует с секретаршей.

Пока у него не начинается очередной истерический припадок, Гитлер в исполнении Ганца говорит с мягким, мелодичным австрийским акцентом, так непохожим на лающую речь в его выступлениях на массовых митингах. По словам режиссера, эта манера скопирована с единственной существующей записи, на которой Гитлер говорит нормальным голосом.

Г-н Айхингер - он же является и автором сценария - воспроизводит последние дни Третьего рейха такими, какими они виделись из тесноты и полутьмы подземного бункера, основываясь на дневниковых записях и свидетельствах секретарши Гитлера Траудль Юнге (Traudl Junge), скончавшейся в 2002 г., и его личного телефониста майора Фрейтага [вероятно речь идет о майоре фон Фрейтаг-Лорингховене, адъютанте генерала Кребса, находившемся в бункере Гитлера - прим. перев.], единственных очевидцах этих событий, доживших до наших дней.

Вспоминая, что в бункере стоял невыносимый запах мочи, пота и мазута, Фрейтаг описал и самого Гитлера, назвав его 'физической развалиной' - тот хромал и прятал за спину дрожащую левую руку, в связи с чем возникли предположения, что он страдал болезнью Паркинсона.

'Падение', снимавшееся в Берлине, Мюнхене и Санкт-Петербурге, обошлось в 9 миллионов евро, став одной из самых дорогих картин за всю историю немецкого кино. Критики приветствовали фильм за 'демифологизацию' Гитлера еще до того, как смогли его посмотреть.

В статье, написанной для 'Frankfurter Allgemeine Zeitung' критик Франк Ширрмахер (Frank Schirrmacher) похвалил 'Падение' за то, что оно вывело оценку немцами собственной истории на 'новый этап'.

До сих пор они боялись показывать на экране 'человека, все еще господствующего в воображении немцев, как ни одна другая историческая личность', - писал он.

Однако вчера таблоид 'Bild' задал вопрос, который, несомненно, возникнет у многих критиков: 'Надо ли 'очеловечивать' чудовище?'

Пятидесятипятилетний Айхингер, сын солдата Вермахта, воевавшего на Восточном фронте, говорит, что, по его мнению, фильм должен послужить 'эмоциональной разрядкой' для многих немцев, все еще травмированных событиями второй мировой войны, хотя лишь пятая часть населения сегодняшней Германии прошла через нее.

Выход фильма пришелся на тот момент, когда немцы ведут интенсивные дискуссии об их собственных страданиях в годы войны.

Вышло несколько популярных книг и научных трудов о страданиях немцев в ходе бомбардировки союзниками Дрездена и других городов - наибольшую известность среди них получил роман Гюнтера Грасса 'Крабьей походкой' ('Im Krebsgang'), вышедший в 2002 г. Целые полвека после окончания войны дискуссий на эту тему практически не велось.

Критически настроенные наблюдатели опасаются, что эта дискуссия способна сыграть на руку ревизионистам - тем, кто замалчивает преступления Холокоста.