Недавно в теннисную школу Ника Боллеттьери (Nick Bollettierri) в Брадентоне, штат Флорида, явилась супружеская пара из России, чтобы отдать свою девятилетнюю дочь на три пробных урока. Услышав, что девочка подает большие надежды, родители решили оставить ее там на девять месяцев, даже не потрудившись попросить о стипендии.

'Это русский менталитет, - говорит Боллеттьери. - Они думают, что раз так легко попали сюда, то у них есть шанс. Они все идут и идут, как русская армия'.

В десятке лучших мировых теннисисток по рейтингу Женской теннисной ассоциации (WTA) - пять россиянок, и двенадцать - в лучшей сотне. За прошедший год Анастасия Мыскина победила на French Open, а Мария Шарапова одержала триумф на Уимблдоне, положив начало восхождению, корни которого надо искать в пристрастии Толстого, упадке Советского Союза, Олимпийских играх, блеске Анны Курниковой и хобби бывшего президента России Бориса Ельцина.

'Не припомню, чтобы спортсмены одной страны так резко вырвались на такие вершины, как это сделала российская команда', - говорит Ларри Скотт (Larry Scott), глава WTA.

Организаторы турниров видят пользу в борьбе между национальными командами и в том, что идет непрерывная череда российских спортсменов, настроенных на долгосрочный успех. Россияне не так уверены, учитывая, что лучшие московские тренеры стареют, спортивные сооружения не дотягивают до мировых стандартов, а при хлипкой экономике уроки дороги (от 25 до 80 долларов за час). В советские времена за все платило государство, а талантливых детей отбирали и растили в централизованной системе спортивных школ.

'Раньше мне нравилось больше, - говорит Рауза Исланова, знаменитый московский тренер, мать Динары Сафиной (41-ой в мировом рейтинге) и Марата Сафина (победителя United States Open в 2000 г). - Группы детей, умеренная плата, больше возможностей найти талантливого ребенка. А теперь богатые люди приводят своих детей. Не знаю, талантливых или нет'.

Не смогла Россия избежать и такой напасти, как династии спортсменов, говорит Елена Дементьева, финалист French Open.

'Российские родители слишком настойчиво проталкивают своих детей', - сказала Дементьева на прошлой неделе на турнире Pilot Pen в Нью-Хэвене. - Они устают и в 18 лет уже не хотят больше играть'. И все же, вне всякого сомнения, русские идут. Родители многих ведущих теннисисток - тренеры или бывшие ведущие спортсмены. Отец Нади Петровой (14-ая во всемирном рейтинге) был чемпионом по метанию молота, а мать завоевала бронзовую медаль в эстафете 4 по 100 метров на Олимпийских играх 1976 г. в Монреале.

На вопрос о том, сколько девушек и женщин играет в России в теннис, не может ответить даже теннисная федерация страны. Недавно в одном шотландском издании было напечатано, что теннисом занимаются 11 миллионов женщин в возрасте от 12 до 26 лет. Российские игроки и тренеры говорят, что оценка слишком завышена и называют цифру в 3-5 тысяч человек.

'Может, это просто потому, что все боятся того, что нас так много на турнире', - со смехом говорит Ольга Морозова, ставшая в 1974 г. первой русской, дошедшей до финала 'Большого шлема'.

Если массовый успех - явление для России новое, то теннис - нет. Толстой, имевший один из первых в стране кортов, включил сцену с теннисом на траве в 'Анну Каренину', отмечает Бад Коллинз (Bud Collins), автор книги 'Total Tennis: The Ultimate Tennis Encyclopedia'. Уже в советские времена, в теннис играли Ленин и наркоминдел Молотов. 'Играли и жены некоторых руководящих работников, - говорит Коллинз. - Официально на теннис смотрели как на буржуазный спорт, но элита все равно играла'.

По словам Коллинза, первой советской женщиной, которой было позволено играть за рубежом, стала Анна Дмитриева, вышедшая на второе место в соревновании юниоров на Уимблдоне в 1956 г. Она появилась там благодаря поездке Хрущева в Англию годом ранее, если верить истории, которую с большим удовольствием пересказывает Морозова, бывший тренер российской команды.

'Как-то на приеме к нему подошел журналист и спросил: 'Почему ваших людей нет на Уимблдоне?', - рассказывает Морозова. 'Он спрашивает: 'А что такое Уимблдон?'

Хрущеву сообщили, что Уимблдон - это теннисный турнир высшего уровня, и тот, по словам Морозовой, сказал: 'В следующем году наши люди будут на Уимблдоне'.

В 1962 г., советские теннисисты уже боролись за Кубок Дэвиса, а теннисистки - за Кубок Федерации. В 1974 г. Морозова дошла до финала на French Open и в Уимблдоне. Однако, теннис в России был развит недостаточно. Морозова говорит, что из-за финансовых ограничений за пределами страны могли выступать только четыре спортсмена - двое мужчин и две женщины.

Тренер Исланова вспоминает, что советским теннисистам ракетки выдавались только на тренировки. Даже сейчас она расстраивается, видя, как ее дочь Динара Сафина, разозлившись, ломает ракетку - ведь в Советском Союзе их было не достать.

С начала 1950-х гг. Советы стали прагматически относиться к женским олимпийским видам спорта, усмотрев в них эффективный инструмент пропаганды. Акцент был сделан на развитие легкой атлетики и гимнастики, но теннис с 1928 по 1984 г. был исключен из программы летних олимпийских игр. Наконец на сеульской олимпиаде 1988 г., этот вид спорта вернулся в программу, благодаря чему, по словам Морозовой, 'в нашей стране теннис вырос'.

'Мы получили государственные средства, - говорит она. - Все изменилось'.

С наступлением эры горбачевской гласности и перестройки в середине 1980-х гг., спортсмены даже могли публично жаловаться на то, что у них отбирают призовые деньги. Все помнят, как в 1989 г. Наталья Зверева, занявшая второе место на кубке Family Circle Cup показала свой чек на 24 000 долларов со словами: 'Это не деньги, это бумажка', и пригрозила, что больше никогда не будет выступать за свою страну.

На Рождество 1991 г. в Кремле был спущен флаг с серпом и молотом, а вместо него взвился красно-бело-синий российский триколор. Это ознаменовало кончину Советского Союза, но также возрождение тенниса.

Ельцин, первый демократически избранный президент России, был игроком и горячим болельщиком. Он назначил Шамиля Тарпищева, капитана российской команды на Кубке Дэвиса, своим личным тренером и министром спорта. Теннис стал важнейшим приоритетом, потекли деньги спонсоров, а национальные телеканалы начали транслировать мировые турниры.

'Он создал очень позитивный фон, который привлек к этому виду спорта и народ и бизнес и СМИ', - говорит о Ельцине Алексей Селиваненко, вице-президент Российской теннисной федерации.

Хотя Курникова не смогла реализовать свой потенциал до конца, по словам чиновников и игроков, она сыграла большую роль в развитии российского тенниса. Она стала номером один среди юниоров, дошла до полуфинала на Уимблдоне и дважды выиграла турнир 'Большого шлема' в паре. Она продемонстрировала огромные спортивные возможности, которые дают спортивные достижения, и образ жизни суперзвезды и знаменитости, говорит Скотт, глава WTA.

'Теннис был дорогой к лучшей жизни, и Анна сделала ему очень хорошую рекламу', - говорит Энн Вустер (Anne Worcester), директор турнира Pilot Pen.

Однако некоторых россиянок этот стереотип раздражает. Они хотят, чтобы их ценили не только как шикарных длинноногих блондинок, но и как игроков.

'Между мной и ней нет ничего схожего', - говорит Дементьева, финалистка French Open, о Курниковой.

По ее словам, Курникова не была для российских девушек образцом, потому что все время тренировалась в Соединенных Штатах. То же можно сказать и о 17-летней Марии Шараповой, приехавшей во Флориду в семилетнем возрасте. Другие российские теннисистки говорят, что она им незнакома, и в их словах сквозит неудовольствие. Агент Шараповой говорит, что он не хочет, чтобы на нее смотрели как на одно из проявлений русского нашествия в теннисе среди женщин.

'Она хочет быть только собой, - говорит Макс Эйзенбуд (Max Eisenbud), агент Шараповой. - Зачем говорить о Дементьевой и Мыскиной?'

Несмотря на эгоистические нотки, российские теннисистки выросли в на обломках системы, существовавшей в Советском Союзе. Большинство ведущих игроков начинали свою карьеру в таких московских спортклубах как 'Динамо', ЦСКА и 'Спартак'. В советские времена 'Динамо' поддерживал КГБ, ЦСКА - Красная Армия, а 'Спартак' - профсоюзы.

В Москве строятся современные клубы: 'Валери', основанный в 1998 г. как детская школа, предлагает 14 закрытых и открытых кортов. Российская теннисная федерация ежегодно проводит сотни молодежных соревнований. Однако, из-за плохого состояния кортов дома и желания работать с лучшими тренерами многие профессионалы уезжают тренироваться в Соединенные Штаты или Испанию. Сафина проделывает волнообразное движение рукой, показывая качество глиняных кортов клуба 'Спартак'. Поскольку у него нет жестких кортов, ей приходится ехать в другое место, чтобы тренироваться на такой поверхности. Это закаленная теннисистка, умеющая играть на раздолбанных неровных кортах, говорит Елена Бовина, 27-ая в мировом рейтинге.

'У нас ментальность сильнее', - говорит она.

Возможно, именно поэтому так привлекательна карьера Шараповой, построенная на риске и целеустремленности: ее заметила в одной из московских клиник Мартина Навратилова, а в семь лет она полетела в Майами вместе с отцом Юрием, взявшим у друзей в долг 700 или 800 долларов.

В аэропорту Майами их никто не встречал. На автобусе с двумя пересадками они доехали до Брадентона, где пошли искать школу Боллеттьери. Она знала пару слов по-английски и была такой тощей, что 'если поворачивалась в профиль, ее можно было не заметить', - говорит хозяин школы.

В первое время, когда отец где-то подрабатывал, спать приходилось на одном матрасе на полу. Но она пережила эти два года и в девять лет получила стипендию в школе Боллеттьери.

Она была серьезной девочкой, сосредоточенной на теннисе, не замечала издевок старших учениц, победила на Уимблдоне и подписала договор о сотрудничестве с 'Моторолой', который может принести ей до 6 миллионов долларов.

'За те 23 года, что я в спорте, я ни разу не видела такого ажиотажа вокруг одного игрока', - говорит Вустер, директор турнира Pilot Pen.

Шарапову, занимающую седьмое место в мировом рейтинге, представляют как светскую даму, любящую читать и ходить по музеям. Но еще она и типичная семнадцатилетняя девушка, которая любит 'плейер iPod за то, что он розовый'. Как и всем талантливым детям, ей довелось узнать, что успех в юном возрасте несет за собой бремя ожиданий. Как и другие россиянки, она сейчас кажется ненасытной, бесстрашной.

'Уверена, что они еще больше хотят сделать меня, - говорит Шарапова о своих противницах. - Это их желание только разжигает мой аппетит'.