Пятьдесят лет в Германии было не принято показывать Гитлера в качестве главного персонажа фильма. Поскольку чудовищное присутствие Гитлера все еще ощущается в национальной памяти, его реалистическое изображение на большом экране считалось дурным вкусом, а о сочувственном изображении нельзя было и помышлять.

В других странах создавались дорогостоящие эпопеи о второй мировой войне, где в роли Гитлера снимались голливудские звезды вроде Алека Гиннеса (Alec Guinees) или Энтони Хопкинса (Anthony Hopkins), но в самой Германии последний фильм о фюрере и его сподвижниках - 'Последний акт' - был снят в 1955 г., и Гитлер в нем выглядел как полный безумец. Сегодня же образ главного героя в новом фильме 'Падение Третьего рейха' ('Der Untergang'), рассказывающем о последних днях Гитлера в бункере под рейхсканцелярией, вызывает противоречивые отклики: там он изображен не только монстром, но и человеком.

'Падение', вышедшее на экраны в Германии на прошлой неделе, поставил Оливер Хиршбигель (Oliver Hirschbiegel), ранее работавший в основном на немецком телевидении, а в роли Гитлера снялся швейцарский актер Бруно Ганц (Bruno Ganz). Больше всего поражает не внешнее сходство Ганца с Гитлером - хотя оно просто потрясающе - но его манера игры, то сдержанная, то взрывная, полная нюансов. Точность попадания в образ связана как с актерским талантом Ганца, так и с источниками, на которых основывается фильм: книгой немецкого историка Иоахима Феста (Joachim Fest) 'Внутри гитлеровского бункера' ('Inside Hitler's Bunker'), и автобиографии Траудль Юнге (Traudl Junge), работавшей у Гитлера личной секретаршей в последние три года его жизни.

Поэтому в фильме показано не только, как Гитлер с полным равнодушием воспринимает известие о том, что в битве за Берлин погибло 50000 немецких солдат, но и как он качает на коленях детей, гладит свою собаку Блонди и ищет потерявшиеся очки. Об истреблении 6 миллионов евреев в фильме упоминается только один раз - в финальных субтитрах.

'Допустимо ли показывать Адольфа Гитлера как человека, можно ли сопереживать ему, даже испытывать жалость?' - спрашивает автор статьи в газете 'Die Welt'. Судя по первой реакции немцев, на этот вопрос можно ответить утвердительно. Опрос, проведенный журналом 'Stern' накануне выхода фильма в прокат, показал, что 69% респондентов считают приемлемым изображение 'человечной' стороны Гитлера, а 26% с этим не согласны.

'Табу нарушено, - говорит Рольф Гейзен (Rolf Geisen), куратор берлинского Музея кино, у которого фильм вызвал беспокойство. - Показывать Гитлера в виде добродушного старичка, не упоминая о Холокосте или миллионах людей, погибших на войне - по-настоящему опасно'.

Продюсер 'Падения' Бернд Айхингер (Bernd Eichinger) - он же является и автором сценария - считает, что сложившаяся в Германии традиция одномерного изображения Гитлера в виде сумасшедшего, куда опаснее, ведь это как бы оправдывает всех остальных немцев. 'Он превратил в своих сторонников практически все население страны, - отмечает Айхингер. - Думаю, в каждом из нас есть нечто очень, очень опасное. В каждом человеке есть что-то от зверя.

Очень важно было показать это в фильме'. Поэтому в 'Падении' показаны мальчишки из 'Гитлерюгенда', сражающиеся с советскими войсками до последнего, и 'бдительные' гражданские, рыщущие по городу и убивающие людей, заподозренных в предательстве 'великого дела'. По словам Айхингера, Холокост не упоминается в сценарии, поскольку, судя по документальным данным, этот вопрос в бункере не обсуждался.

Однако в финальную часть картины он включил отрывок из документального фильма о Траудль Юнге, где та выражает раскаянье в том, что ничего не знала о преступлениях режима, хотя проводила с Гитлером до 20 часов в день. Айхингер не считает Гитлера сумасшедшим или психопатом. 'Психопат никогда бы не создал того, что создал он, - говорит продюсер. - По-моему, он вообще не был сумасшедшим, разве что чуть нездоров психически. Но он был куда опаснее любого сумасшедшего'.

Айхингер, выступавший продюсером англоязычных фильмов 'Имя розы' ('The Name of the Rose') и 'Бесконечная история' ('The Never Ending Story'), говорит, что цель фильма - не в том, чтобы заставить поколение, жившее при Гитлере, почувствовать вину за бедствия второй мировой войны, а в том, чтобы помочь немецкой молодежи примириться с реальным прошлым своей страны - в котором десятки миллионов нормальных людей, возглавляемые еще одним нормальным человеком, совершили невообразимые зверства. 'Этот фильм сделан для моего поколения, для будущих поколений, - отмечает он, - чтобы помочь им найти ответы на вопросы'.

В других странах создавались дорогостоящие эпопеи о второй мировой войне, где в роли Гитлера снимались голливудские звезды вроде Алека Гиннеса (Alec Guinees) или Энтони Хопкинса (Anthony Hopkins), но в самой Германии последний фильм о фюрере и его сподвижниках - 'Последний акт' - был снят в 1955 г., и Гитлер в нем выглядел как полный безумец. Сегодня же образ главного героя в новом фильме 'Падение Третьего рейха' ('Der Untergang'), рассказывающем о последних днях Гитлера в бункере под рейхсканцелярией, вызывает противоречивые отклики: там он изображен не только монстром, но и человеком.

'Падение', вышедшее на экраны в Германии на прошлой неделе, поставил Оливер Хиршбигель (Oliver Hirschbiegel), ранее работавший в основном на немецком телевидении, а в роли Гитлера снялся швейцарский актер Бруно Ганц (Bruno Ganz). Больше всего поражает не внешнее сходство Ганца с Гитлером - хотя оно просто потрясающе - но его манера игры, то сдержанная, то взрывная, полная нюансов. Точность попадания в образ связана как с актерским талантом Ганца, так и с источниками, на которых основывается фильм: книгой немецкого историка Иоахима Феста (Joachim Fest) 'Внутри гитлеровского бункера' ('Inside Hitler's Bunker'), и автобиографии Траудль Юнге (Traudl Junge), работавшей у Гитлера личной секретаршей в последние три года его жизни.

Поэтому в фильме показано не только, как Гитлер с полным равнодушием воспринимает известие о том, что в битве за Берлин погибло 50000 немецких солдат, но и как он качает на коленях детей, гладит свою собаку Блонди и ищет потерявшиеся очки. Об истреблении 6 миллионов евреев в фильме упоминается только один раз - в финальных субтитрах.

'Допустимо ли показывать Адольфа Гитлера как человека, можно ли сопереживать ему, даже испытывать жалость?' - спрашивает автор статьи в газете 'Die Welt'. Судя по первой реакции немцев, на этот вопрос можно ответить утвердительно. Опрос, проведенный журналом 'Stern' накануне выхода фильма в прокат, показал, что 69% респондентов считают приемлемым изображение 'человечной' стороны Гитлера, а 26% с этим не согласны.

'Табу нарушено, - говорит Рольф Гейзен (Rolf Geisen), куратор берлинского Музея кино, у которого фильм вызвал беспокойство. - Показывать Гитлера в виде добродушного старичка, не упоминая о Холокосте или миллионах людей, погибших на войне - по-настоящему опасно'.

Продюсер 'Падения' Бернд Айхингер (Bernd Eichinger) - он же является и автором сценария - считает, что сложившаяся в Германии традиция одномерного изображения Гитлера в виде сумасшедшего, куда опаснее, ведь это как бы оправдывает всех остальных немцев. 'Он превратил в своих сторонников практически все население страны, - отмечает Айхингер. - Думаю, в каждом из нас есть нечто очень, очень опасное. В каждом человеке есть что-то от зверя.

Очень важно было показать это в фильме'. Поэтому в 'Падении' показаны мальчишки из 'Гитлерюгенда', сражающиеся с советскими войсками до последнего, и 'бдительные' гражданские, рыщущие по городу и убивающие людей, заподозренных в предательстве 'великого дела'. По словам Айхингера, Холокост не упоминается в сценарии, поскольку, судя по документальным данным, этот вопрос в бункере не обсуждался.

Однако в финальную часть картины он включил отрывок из документального фильма о Траудль Юнге, где та выражает раскаянье в том, что ничего не знала о преступлениях режима, хотя проводила с Гитлером до 20 часов в день. Айхингер не считает Гитлера сумасшедшим или психопатом. 'Психопат никогда бы не создал того, что создал он, - говорит продюсер. - По-моему, он вообще не был сумасшедшим, разве что чуть нездоров психически. Но он был куда опаснее любого сумасшедшего'.

Айхингер, выступавший продюсером англоязычных фильмов 'Имя розы' ('The Name of the Rose') и 'Бесконечная история' ('The Never Ending Story'), говорит, что цель фильма - не в том, чтобы заставить поколение, жившее при Гитлере, почувствовать вину за бедствия второй мировой войны, а в том, чтобы помочь немецкой молодежи примириться с реальным прошлым своей страны - в котором десятки миллионов нормальных людей, возглавляемые еще одним нормальным человеком, совершили невообразимые зверства. 'Этот фильм сделан для моего поколения, для будущих поколений, - отмечает он, - чтобы помочь им найти ответы на вопросы'.

-----------------------------------------------------------

Архив ИноСМИ.Ru

На экранах появляется человечный Гитлер ("The New York Times", США)