'Gazeta Studencka': Ваш последний фильм 'Дом дураков' - это история пограничной клиники для душевнобольных, оставленной в ходе чеченско-российской войны персоналом и ставшей де-факто театром военных действий. По мере того, как мы смотрим фильм, до нас доходит, что самые нормальные здесь - это пациенты клиники.

Андрей Кончаловский: Война никогда не кончается. Проблема всегда остается, хотя и приобретает иные формы. Чеченская война - это война старой российской империи. Однако в существовании независимой Чечни нет смысла. Я также думаю, что на месте России каждое государство сопротивлялось бы появлению в рамках своей территории провинции, стремящейся к независимости. Если один из штатов США вдруг стал бы требовать независимости, началась бы точно такая же война. Американцы могут считать себя счастливыми, потому что у них нет таких проблем.

В какой мере, по Вашему мнению, чеченская война ослабила чувствительность обеих сторон конфликта? Я имею в виду обычных людей - жертв войны.

Все люди - обычные и нормальные, пока мы имеем дело с нормальной ситуацией. В ненормальных условиях каждый становится ненормальным. Любая война ведет людей к безумию.

Вот именно. И 'Дом дураков' показывает трагизм этого конфликта и его, как мне кажется, неразрешимость. Как русские, так и чеченцы переживают трагедию - кто-то из их близких погиб на войне, кто-то стал случайным заложником или жертвой. Имеет ли этот конфликт, по Вашему мнению, шанс на завершение?

Такой шанс всегда существует. Русские и чеченцы в состоянии жить рядом, в мире. Даже сегодня некоторые русские живут в Чечне, а чеченцы в Москве. Они не хотят воевать. Те, кто хочет войны, зарабатывают на ней невероятные деньги.

Ощущаются ли в повседневной жизни античеченские настроения среди русских?

Русских вообще отличает определенная ксенофобия. Не только по отношению к чеченцам, но и к грузинам, узбекам, таджикам, всем, кто не русские. Это понятно - ведь они забирают у русских работу, не пьют, а работают. А русские предпочитают иметь свою водку и быть освобожденными от каких-либо обязательств. Это несчастная ситуация. Но такова правда. Однако, в Вашем вопросе я ощущаю желание получить ответ, а вместе с ним какую-то надежду. На самом деле ответа нет. Так что, давайте дальше жить, задавая вопросы.

В ситуации войны в Чечне не только я, но, думаю, многие люди хотели бы иметь надежду. Однако, это трудно, особенно потому, что каждый день мы видим по телевидению кровавые сводки, заложников, страдание, насилие с обеих сторон:

Это насилие появилось не в последнее время. Оно существует вечно. В средневековье, в античности, во времена рабства: Каждая война, с которой мы имели дело, всегда была связана со страшной жестокостью. Просто сегодня эту жестокость мы каждый день видим в СМИ. Но это не значит, что мы живем в намного более жестокие времена, чем сотни лет назад, или что люди очень изменились. Главный террорист современности - это масс-медиа.

В каком смысле?

Люди - и, соответственно, журналисты - хотят знать только о плохих вещах, которые происходят в мире, потому что только это они могут продать. СМИ - это коммерческий институт. Они не обеспечивают свободной информации, а предлагают то, что сами могут продать. Это происходит не только в цветных журналах или таблоидах. Это проблема журналистики вообще. Если чего-то нельзя продать, то зачем этим заниматься? Дошло попросту до огромной переоценки ценностей и в этой сфере. И, в конце концов, это приводит к тому, что террористы пользуются СМИ и свободой слова как главным орудием - берут заложников, чтобы обратить на себя внимание.

Так как же должны вести себя СМИ?

Я сам задаю себе этот вопрос. Уверен, что нужно выказывать больше скромности, когда мы говоря о свободе, свободе информации и давая ответы на все вопросы. Свобода слова хороша для тех, кто уважает человеческую жизнь и человеческое достоинство. Демократия и свобода - это не для всех.

Почему?

Потому что множество людей не смогут ею пользоваться. Свобода - это всего лишь философское понятие западной цивилизации. В Индии, Китае или в исламском мире свободы не существует. У этих людей есть обязанности по отношению к Богу, семье, обществу. Они мыслят иначе. Они не хотят иметь никакой чужой культуры на своей земле. Поэтому, если бы я поехал в одну из этих стран и сказал: 'я собираюсь вам помочь, ввести здесь демократический строй', ее жители сказали бы мне: 'Проваливай!'. Им такая свобода не нужна. Нет, они не сошли с ума. Они просто хотят жить иначе.

Есть ли, по вашему мнению, у мира возможность узнать объективную правду о войне в Чечне? Много лет говорится о том, что российским СМИ далеко до независимости, а все попытки бунта против существующего порядка вещей жестоко подавляются - недавно лишился своего поста главный редактор 'Известий'. . .

Нет никакой 'объективной правды'. Это иллюзия. А что касается свободы - в России нет ни одного свободного журналиста. Всем кто-то платит. Большинство редакций принадлежит разнообразным олигархам, большинство которых - это воры. В России у нас что-то наподобие Колумбии. Впрочем, неужели Вы думаете, что русские читают газеты? Они их не читают!

А что они читают?

Ничего! Пьяные работают в поле. Лучшим решением было бы помочь им перестать пить.

Насколько, по Вашему мнению, эти факты понимаются на Западе?

Международное мнение политкорректно. Оно считает Фиделя Кастро 'страшным человеком' только потому, что он коммунист. В то же время, генерал Первез Мушарраф, президент Пакистана, который встал во главе военной хунты и осуществил государственный переворот, считается 'своим человеком', потому что он сотрудничает с американцами и имеет с ними хорошие отношения. Что за лицемерие!

Можно ли в такой ситуации говорить об объективных, независимых СМИ где бы то ни было? Все зависит от того, что и каким образом представляется. Например, всеми ли в Польше осознается то, зачем именно Польшу приняли в Европейский Союз?

Смотря, что Вы имеете в виду.

То, что Запад заинтересован дешевой польской рабочей силой, которая будет трудиться на западных фабриках и поможет вытеснить оттуда представителей мусульманских стран, которые стали сегодня серьезной проблемой для западного мира. Американский журналист Пэт Бьюкенен (Pat Buchanan) написал в своей книге 'The Death of the West' ('Смерть Запада'), что западный мир погибнет, если не сдержит волну эмиграции из мусульманских стран. Думаю, что Шредер, Ширак читали эту книгу и осознают эти факты.

Но нельзя просто закрыть границы и никого не впускать. Западу нужна дешевая рабочая сила, которая позволит удержать постоянно высокий уровень социальной опеки. Поэтому дешевую рабочую силу из мусульманских стран нужно заменить белой дешевой рабочей силой. Такова правда. Но, к сожалению, никто не хочет ее слышать. Может ли быть дискуссия на эту тему? Нет, потому что такие взгляды даже не имеют шанса быть донесенными до людей. Можете ли Вы себе представить, чтобы польское правительство сказало что-то такое полякам?

Вернемся еще на секунду к России. Неужели политика Владимира Путина действительно пользуется такой большой поддержкой российского общества, как об этом сообщают СМИ?

Путин, действительно, очень популярен.

Вы хотите сказать, что простые люди поддерживают жестокость, насилие войны в Чечне, которую ведет Путин.

Войну в Чечне начал Ельцин - большой демократ, алкоголик. Путин старается навести в России хоть какой-то порядок. Жестокость - это не Путин. Жестокость - это русские. Русская культура очень жестока. Это может проиллюстрировать тот факт, что ежегодно 24 тысячи человек погибает в России в результате убийств или напившись до смерти.

Похоже, что 'Дом дураков' - это метафора России после упадка тоталитарной системы. Например, мы видим, как, после того, как его покидает персонал, там воцаряется тотальный хаос. Многие современные российские художники пользуются подобными метафорами. Некоторые даже утверждают, что русские не могут функционировать без опеки 'Большого Брата'.

Русским, так же, как мусульманам, не нужна свобода. И не следует им 'помогать', потому что это только ведет к несчастью.

А, следовательно, каково, по Вашему мнению, будущее русской культуры, цивилизации? Россия - это не Европа. Это Азия. И всегда так будет?

А какая разница? Ведь и так мы все умрем! (смех) Все в порядке, пока ты здоров и у тебя есть энергия. Неважно, где ты живешь. Мусульмане, например, счастливы в своей культуре:

А русские?

То же самое! Иначе бы они это бросили. Русским никто ничего не навязывает. Они сами навязывают себе такой, а не иной образ жизни.

Однако, в современной российской литературе рождается образ опустившихся и мало довольных действительностью русских.

Русские не счастливы, потому что любят быть несчастными. Русским нравится быть несчастными и бедными. И им нравятся несчастные и бедные люди. Если кто-то здоров, богат и счастлив, русские его ненавидят. А больше всего им нравится, когда кто-то умер.

Когда-то Виктор Ерофеев написал, что русские - это народ с ментальностью рабов. . .

Конечно, так и есть. Это рабство проявляется в способе мышления и восприятия мира. Русскими всегда кто-то должен руководить. Он должен сказать им, что делать. Десять лет свободы уничтожили Россию. Русские так и не воспользовались ею для создания чего-то положительного. Большей частью, за исключением горстки бизнесменов, которые сделали себе миллионные состояния, они воспользовались свободой только для того, чтобы обеднеть. Это только указывает на то, что российской культуре не нужна свобода. Ибо права человека и гражданина не могут существовать без обязанностей человека и гражданина. Если ты хорошо исполняешь свои обязанности, честно работаешь, не крадешь, платишь налоги: тогда ты свободен. А какие права человека у тебя могут быть, когда ты не исполняешь ни одной из этих обязанностей?

Вы все время говорите о России?

Русские очень плохо работают, не платят налогов, выбрасывают своих детей на улицу. Таких детей в России миллионы!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.