Возможно, сыновей тех, кто сражался во время гражданской войны на стороне большевиков, просто отправляли на самые опасные задания?

Профессор Юкка Кемппинен (Jukka Kemppinen) хотел бы, чтобы кто-нибудь исследовал причины обнаруженного им феномена: в ходе 'зимней войны' и 'войны-продолжения' [так в Финляндии называют войны с СССР 1939-40 и 1941-1944 гг. - прим. перев.] особенно высокий уровень потерь наблюдался среди солдат, призванных из деревень и приходов, чьи жители двадцатью годами раньше, в 1918 г., поддержали красных в ходе гражданской войны в Финляндии.

Основываясь на собственном предварительном изучении статистических данных, Кемппинен задает ошеломляющий вопрос: не способствовала ли предвоенная система военного призыва и мобилизации тому, что сыновья людей, сражавшихся против белых в гражданской войне, имели гораздо меньше шансов выжить?

В качестве побочного результата исследований по совершенно иной теме, Кемппинен с помощью компьютерных и статистических методов систематизировал списки погибших в двух войнах Финляндии против СССР по названиям деревень, где они проживали непосредственно перед призывом в армию.

'Мое внимание привлек следующий факт: если вы отметите на карте 'красные' деревни и населенные пункты, где процент потерь оказался гораздо выше среднего, то эти отметки во многих случаях совпадают', - утверждает Кемппинен.

Он также разделил общее число погибших по возрастным группам. Кемппинен пришел к выводу, что потери, к примеру, в ходе Зимней войны 1939-40 гг. были настолько велики, что контингент военнообязанных оптимального возраста был практически исчерпан: 'В ходе Зимней войны наибольшая потребность существовала в возрастной группе солдат, родившихся в 1919 г., которые только что завершили воинскую службу по призыву [а потому были лучше всего обучены]'.

Однако из-за последствий гражданской войны, разразившейся годом раньше, рождаемость в 1919 г. была самой низкой за весь 20 век: 'Произошло резкое сокращение рождаемости, поскольку потенциальные отцы [из числа побежденных 'красных'] в это время сидели за решеткой в Таммисаари или Хеннала [концлагерь в Лахти]'.

В соответствии с децентрализованной мобилизационной системой, действовавшей накануне Зимней войны, пехотные подразделения формировались из уроженцев одного и того же населенного пункта. В дальнейшем, в ходе короткой мирной передышки с марта 1940 г. до начала 'войны-продолжения' летом 1941 г., эта система была изменена. 'В ходе Зимней войны подобная призывная система обернулась рядом ужасающих последствий. Если какую-то часть размещали на опасном участке, и она несла большие потери, в некоторых деревнях полностью погибало целое поколение жителей. В связи с этим возникают кое-какие вопросы общего порядка, наводящие на размышления'.

В период перед Зимней войной при отборе людей для учебы в офицерских и унтер-офицерских школах, биографии кандидатов тщательно изучались. В результате призывники из семей 'крайне левых', неизменно отсеивались, и шли служить рядовыми. 'До 1939 г. действовало довольно четкое правило: сыновья тех, кто в гражданской войне сражался на стороне красных, не принимались в унтер-офицерские школы'.

Пока Кемппинен не утверждает, что воинские части, укомплектованные жителями 'красных' районов, намеренно направлялись на самые опасные участки фронта: 'Было это случайностью, или нет? Что делалось сознательно, а что нет? Будучи адвокатом, я знаю, что мы не посылали солдат на смерть преднамеренно, но, с другой стороны, есть несколько случаев, когда нескольким конкретным подразделениям давались совершенно безумные задания. Я хочу поставить вопрос, не повлиял ли этот аспект [принадлежность к 'красным' районам - прим. перев.] на цифры потерь?'

Кемппинен не жалеет критических слов, бичуя недостатки научных исследований по военной истории в Финляндии. Он сетует на то, что ученые не используют количественный анализ, основанный на компьютерных и статистических методах: 'В имеющейся у нас картине истории сохраняются пробелы, потому что никто не пытался применять количественные методы. Сегодня на основе точных расчетов можно установить многое из того, что раньше являлось лишь предметом предположений и гипотез. Скажу больше: даже с точки зрения традиционного критического анализа источников изучение военной истории находится в прискорбном состоянии. Даже в военном архиве из-за отсутствия средств не проведена по-настоящему серьезная систематизация материалов'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.