Счастье, как впервые отметил Аристотель, это наша конечная цель в жизни. Все остальное - богатство, успех, любовь, положение в обществе, известность - мы стремимся заполучить только потому, что полагаем (зачастую ошибочно), что эти вещи сделают нас счастливыми. И никто не рассматривает счастье в качестве средства для достижения более высокой цели. Для многих из нас оно само по себе является, если хотите, Целью.

Именно поэтому странным кажется то, что многие политики делают очень мало для того, чтобы помочь нам стать счастливыми, направляя наши основные усилия на достижение богатства, которое не имеет ничего общего с понятием о человеческом счастье. Гималайское королевство Бутан, насколько мне известно, является единственным в мире государством, которое ставит перед собой задачу не по повышению валового национального продукта, а по увеличению процента счастливых граждан.

В своей книге 'Счастье: уроки новой науки' Ричард Лэйард (Richard Layard) (Ричард Лэйард - профессор Лондонской школы бизнеса - прим. переводчика) пытается объяснить, почему народы и государства по мере роста своего благосостояния не становятся счастливее. Как только люди удовлетворяют свои основные потребности (в еде, крыше над головой, тепле, здоровье), дополнительный доход перестает быть основным критерием их счастья. Англичане, к примеру, не стали намного счастливее по сравнению с тем, какими они были в 1950 г., несмотря на то, что уровень их благосостояния вырос почти в два раза.

Повышение зарплаты действительно делает нас счастливыми на несколько месяцев, но эйфория проходит очень быстро. Даже победители лотереи не выказывают чрезмерной радости, как только привыкают к своему богатству. Миллионеры в среднем не намного счастливей людей со средним достатком.

Причина всего этого заключается в том, что мы очень быстро привязываемся к новым вещам. Мы постоянно стремимся к чему-то большему, наши потребности множатся. Когда-то, будучи студенткой, я не могла нарадоваться на свой старый, проржавевший и вечно ломающийся 'Vauxhall Viva'. Но ведь это, в конце концов, была машина, а в то время многие мои друзья ездили в общественном транспорте. Теперь мне больше по душе мой современный и комфортабельный служебный автомобиль, и если бы мне пришлось снова пересесть за руль старенького 'Vauxhall', я бы с ума сошла от горя.

Это как раз то, что Лэйард называет 'гедонистической динамо-машиной'. То, что когда-то было мечтой, становится предметом первой необходимости. Люди испытывают 'потребность' в модной одежде, многофункциональном компьютере или более просторном жилье. Реклама и средства массовой информации только подогревают эту зависимость.

Более того, они пробуждают в нас инстинкт соперничества с другими и желание сравнивать все на свете. Результаты последних исследований свидетельствуют о том, что наше удовлетворение от полученной зарплаты зависит не от ее размера, а от того, как она выглядит в сравнении с доходом наших друзей, соседей или коллег. Секрет счастья, как я уже однажды писала в статье, посвященной ненасытности Конрада Блэка (Conrad Black) (Лорд Конрад Блэк - бывший исполнительный директор корпорации 'Hollinger International', похитивший с ее счетов более 400 миллионов долларов - прим. переводчика), заключается в сравнении себя не с теми, кто богаче, а с теми, кто беднее.

Учитывая человеческую природу, это совсем нелегко. Как писал в свое время Бертран Рассел (Bertrand Russell) (Бертран Рассел - английский философ и математик, внесший значительный вклад в развитие математической логики - прим. переводчика), люди, стремящиеся к славе, завидуют Наполеону; но Наполеон завидовал Цезарю, Цезарь - Александру Македонскому, а тот, возможно, завидовал Геркулесу, который никогда не существовал. Пол Мартин (Paul Martin) в своей новой книге 'Как сделать людей счастливыми' мудро заметил: 'Правда заключается в том, что на свете всегда найдется такой человек, который будет богаче, успешнее и известнее вас'. Наплюйте на все и цените то, что у вас есть.

Грэгг Истербрук (Gregg Easterbrook), автор книги 'Парадокс прогресса: жизнь стала лучше, а люди почувствовали себя от этого хуже', добавляет: 'Главная причина того, что большее количество денег не соответствует представлениям о счастье, может быть объяснена сухой экономической терминологией'.

'Большинство из того, что люди действительно хотят получить от жизни (любовь, дружбу, уважение, семью, положение в обществе), нельзя найти на рынке. Если на что-то не навешен ценник, это значит, что вы не сможете купить эту вещь, и сколько бы то ни было у вас денег - они вам не помогут'.

Действительно, любовь и дружба, или, как выразился Пол Мартин, 'родственность душ', являются наиболее существенным мерилом счастья. В отличие от денег их эффект носит продолжительный характер. Если вы считаете себя счастливым человеком, то, по всей видимости, вас, безусловно, должны любить ваши родители, вы должны быть счастливо женаты и иметь несколько по-настоящему преданных друзей. Если мы хотим, чтобы наши дети были счастливы, мы, по словам Пола Мартина, должны быть 'строгими' родителями: любить их такими, какие они есть, но хорошенько за ними присматривать; поддерживать их во всем; ограничивать их жизнь определенными рамками, и в то же время предоставить им определенную свободу действий. От себя я бы добавила, что мы должны научить их, как бороться с соблазнами материального мира.

Читая вышеупомянутые книги, я узнала для себя парочку любопытных рецептов счастья.

Во-первых, бытует мнение, что иммигранты впитывают в себя понятие счастья той страны, куда они приехали: таким образом, если вы хотите взбодрить себя - переезжайте в Данию, самую счастливую страну в Европе.

Но самый быстрый и легкий способ, причем, доступный всем нам, заключается в том, что люди должны больше спать. Недосыпание, от которого все мы страдаем, делает нас раздражительными и эмоционально уязвимыми. Так что, хватайте подушку, пораньше выключайте свет и почувствуйте себя на утро счастливейшим из людей. Мой вам совет.