От леди Макбет с ее окровавленными руками до дам, обслуживавших гильотины, женщины часто доказывали, что могут быть такими же мстительными и кровожадными, как мужчины. Во время Гражданской войны в Испании бесчисленное множество женщин брало пример с пламенной Долорес Ибаррури, с оружием в руках сражаясь против фашистов; а в охране самых страшных нацистских концентрационных лагерей были фрау и фройлен, без раздумий посылавших в газовые камеры евреев, цыган и гомосексуалистов.

Однако недавно начали появляться женщины, представляющие совесть своей нации (вернее, своего пола или политической партии). С 1982 года население Сицилии наблюдает, как местной мафии с ее мертвой хваткой был брошен вызов со стороны группы женщин, которые сказали: 'Баста' (хватит) убийствам и запугиваниям, ставшим нормой для Коза Ностры. С 1996 года Комитет солдатских матерей в России выступает против призыва на военную службу и против войны в Чечне. Он стал правозащитной организацией, которую в связи с ее огромной популярностью не осмеливается сокрушить Владимир Путин.

А конфликт в Северной Ирландии привел к появлению женщин Маккартни, пяти сестер и одной невесты, которые осмелились бросить вызов Ирландской Республиканской Армии в связи с убийством в прошлом месяце Роберта Маккартни. Женщины Маккартни организуют пикеты, распространяют листовки и призывают к проведению дня протеста, чтобы показать Ирландской Республиканской Армии, что обществу надоели их избиения в знак наказания и запугивания.

Женщины в России, на Сицилии и в Северной Ирландии живут в обществе патриархата. (Несмотря на практику трудоустройства в Советском Союзе, где якобы существовало равенство полов - в равной оплате труда, почти в одинаковом количестве работающих мужчин и женщин, где не было 'гетто розовых воротничков', Россия остается миром для мужчин.)

Мужское начало выдвигает свой кодекс чести, который учит, что лучше смерть, чем предательство и убийство. Относится это и к полицейским информаторам, и к чеченским повстанцам. Это приемлемое средство для достижения цели. Это жестокая и грубая философия, но она сплачивает сражающееся общество. Именно подчеркивая, что 'они против нас', люди, подобные Путину, Дону Корлеоне и Герри Эдамсу, держатся на плаву и у власти.

Но в мужском мире 'они' это женщины, а также полицейские и британские солдаты. Преданность женщины проходит через серьезное испытание, когда 'капо ди тутти' (босс всех боссов) бьет свою жену и плетет интрижки на стороне, когда вождь страны посылает ее сыновей в Чечню, когда ирландские боевики в попытке запугать жителей требуют, чтобы ее сын убил ее племянника.

Для женщин чувство племенной и даже семейной преданности, которое раньше было главной чертой общества, дает серьезную трещину, когда они понимают одну маленькую деталь: развод вполне законен. И он становится все более частым явлением на Сицилии и в Северной Ирландии. Ныне 'дом' это уже не та большая семья, которая была повсеместной нормой от Бари до Белфаста. Сегодня женщины ощущают огромную привязанность и демонстрируют полную верность собственной плоти и крови, а отечество, 'клан' и даже муж отступают в деле лояльности на второй план.

За занавесками своих домов женщины могут смотреть телевизор, бродить в Интернете, переписываться с друзьями за пределами тесной мужской общины. Такие новшества доказывают не только то, что древний кодекс чести неприменим к миллионам людей, находящихся за пределами мужского мира, но и то, что женщине совсем не обязательно давать бандиту возможность надевать на себя намордник.