Мода движется по русским рельсам. Miu Miu выпускает головные платки в деревенском стиле и расшитые цветами юбки. Anna Sui и Costume National вовсю эксплуатируют образ Жюли Кристи (Julie Christie) в 'Докторе Живаго' - роскошные светлые пряди из-под роскошных меховых шапок. Yves Saint Laurent ударился в зимне-белоснежное. Практически все считают своим долгом оставить хоть какой-то намек на Красную Армию - военный привкус своим моделям добавляют и Michael Kors, и Eley Kishimoto, и Balenciaga. Эта тенденция уже добралась до витрин модных магазинов: тут и платье из джерси с вышивкой по русским народным мотивам за 24 фунта (Asda), и куртка в стиле милитари за 40 фунтов (Topshop).

И неудивительно - русские женщины, в большинстве своем супруги 'новых-новых русских' под предводительством Ирины Абрамович, в последние годы буквально перевернули индустрию моды.

- Мир моды находится под таким влиянием русской темы, потому что большинство серьезных клиенток - русские, - объясняет этот феномен 37-летний дизайнер Марина Прокопьева, у которой в Лондоне собственная марка Voltage, - в восьмидесятые годы тема была арабская; сейчас наша.

Прокопьева выросла в Новороссийске, южном российском городе, что недалеко от Сочи, любимого черноморского курорта Владимира Путина. Русская женщина стала новой музой модного мира - русские покупают одежду и русские же ее продают с подиума. За занавесами самых престижных дефиле русское влияние ощущается так же сильно, как и в магазинах: последний номер Vanity Fair вышел с фотографией Натальи Водяновой, Евгении Володиной, Наташи Поли и Валентины Зеляевой на обложке - 'новые супермодели выходят из-за железного занавеса'.

Русским даже не обязательно приезжать из 'прекрасного далека': у дизайнера Джулиена Макдональда (Julien Macdonald), например, в последние пять лет большинство вещей продается именно в России.

- Русские - это мечта любого дизайнера. Они вытягивают практически все гламурные марки в мире - если бы не они, многие из нас уже давным-давно обанкротились бы, - говорит Джулиен. - Они одни остались в мире, кто покупает предметы роскоши от известных дизайнеров.

Так что интерес ко всему русскому в модной индустрии вполне понятен, хотя сам по себе, считает Макдональд, он клиенток не интересует:

- Наверное, им приятно это видеть, но носить это они не будут. Вы, например, если бы жили в Париже, поставили бы себе в гостиную макет Эйфелевой башни?

Есть много дизайнеров, наравне со всеми поддерживающих русскую тенденцию, но при этом не продающих ее русским:

- Они просто таким образом входят на российский рынок, дразнят их, пытаются привлечь внимание к своей марке.

Но, продолжает он, русских больше интересует гламур европейских подиумов, чем всякие исторические экскурсы.

- Те из них, у кого есть деньги, молоды и эффектны. Они ненавидят авангард и гранж, тратят огромные деньги на красоту своего тела и хотят его соответственно показать. Это потрясающие, очаровательные женщины, и покупают они самое дорогое - даже не смотрят на ценник.

Недавно он сделал пальто за 65 тысяч фунтов - со специальным прицелом на российский рынок.

Российское издание журнала Vogue весь сентябрьский номер посвятило этой 'русской' тенденции - большинство снимков сделаны в окрестностях Красной площади. Но редактор Лидия Корнева не думает, что ее читательницы по достоинству оценят то, что там изображено, если увидят это на подиуме - хотя, конечно, им будет и приятно, и интересно.

- Мы очень рады тому, что дизайнеры обращаются за вдохновением к России, но российские женщины больше ориентируются как раз на Европу.

Многое из того, что она сейчас видит, смотрится карикатурно:

- Я как-то была на показе Жана-Поля Готье (Jean-Paul Gaultier), и то, что музыка вся была русская, было здорово. Но последняя модель вышла с бутылкой водки в руке, изображая из себя пьяную, и уронила стакан. Знаете, мы на самом деле себя так не ведем. Хотя, в конце концов, у каждого есть право думать о России так, как ему нравится.

- Сейчас начался огромный бум на все русское, - говорит 32-летняя москвичка Натали Симпсон, переехавшая в Лондон год назад и открывшая бюро знакомств.

По ее словам, русские женщины так же стильны, как француженки или итальянки, и наконец-то мир моды это оценил.

- В России женщины просыпаются за несколько часов, чтобы сделать прическу и макияж. Мы верим в то, что красота требует жертв. В молодости я видела, как женщины даже по обледеневшим улицам ходили на высоких каблуках. А шапок мы не носим даже в самый сильный мороз, потому что не хотим испортить прическу.

27-летняя Гюнель, русская жена дизайнера Озвальда Боатенга (Ozwald Boateng), сейчас работает моделью и учится менеджменту в Лондонском колледже моды (London College of Fashion), в Лондоне живет в 1998 года:

- Да, русская клиентура сейчас велика, но они вряд ли заинтересуются коллекциями с русскими мотивами. Русские хотят покупать экзотику, а для их экзотика - это Франция. Вы же не стали бы ходить по улице в национальном костюме?

Отдельные элементы вставлены умно и со вкусом, считает она, те же украшения в стиле 'царевна', мех, цветочные орнаменты.

- Но это не то, что я хотела бы носить. Когда я в России, ношу белую норковую шубу до пола - дальше этого моя ностальгия не заходит.

В чем ни у кого нет сомнений, так это в том, кто делает русские мотивы по-настоящему по-русски. Всем русским женщинам по душе пришлось то, что в Kenzo действительно знают, как сделать настоящий боярский стиль (стиль благородного сословия 14-го века). По словам Марины Прокопьевой, у Дианы фон Фюрстенберг (Diane von Furstenberg) хорошо пошло оренбургское вязание (Оренбург, город на юго-востоке России, славится своими вязаными платками и шалями). В одежде Anna Sui просматривается связь с сарафаном - крестьянской одеждой 18-го века. Однако намеки, связанные с новейшей историей, далеко не так популярны.

- У моей сестры было пальто от Costume National в стиле 70-х годов, - смеется она.

- И в шляпках от Costume National, Michael Kors и Prada многовато мрачных воспоминаний о тех годах, - говорит Лидия Корнева, - это было время коммунистического застоя.

Так что мотивы советского времени отнюдь не приветствуются. Прокопьева, чье детство прошло в 70-е годы, содрогаясь вспоминает о единой школьной форме:

- Уродливые коричневые платья с черными фартуками и белыми воротничками. А дома приходилось носить самодельную одежду или донашивать за другими. А в универмаге все было или коричневого цвета, или синего. И вот так все.

Она до сих пор помнит свою первую заграничную футболку, которую выменяла у туристки на матрешку:

- Желтая, с надписью 'Fruits of the Loom'. Мне было пятнадцать, и это был самый радостный день в моей жизни.

Натали Симпсон вспоминает, как это было невероятно престижно, когда она сама, еще совсем подростком, ходила и заказывала модель и цвет обуви:

- Отец был военным, так что по советским стандартам нам жилось совсем неплохо.

А что же они будут носить этой зимой, если не 'русские мотивы'? Лидия Корнева купит, наверное, дубленку (Hermes или Bottega Veneta), но вообще хочется 'чего-нибудь простого, с прямыми линиями, что-нибудь от Prada'. Прокопьевой приглянулось разукрашенное под 'народное' пальто от Andrew Gn:

- Но не из-за русских мотивов, а из-за того, что я вижу, как много в него вложено труда.

Вообще она планирует носить мех с шерстью, толстый плетеный шелк и твид, 'может быть, что-нибудь с японским акцентом'.

Натали Симпсон не нравятся русские идеи, по крайней мере, ничего из того, что предлагают сегодня. На осень-зиму ей хотелось бы гардероб в стиле шестидесятых (много черного и белого), а для работы 'может быть, что-нибудь поконсервативнее - брючные костюмы Chloe, Stella McCartney или Chanel'. Боатенг в восторге от хичкоковских героинь, которых она видит в коллекции от Ролана Муре, от 'глэм-рокового шика' от Lanvin, и уже подобрала себе кое-что из джерси от лондонского дизайнера Эшли Ишэма (Ashley Isham).

Не всем им понравилось бы, если бы на них смотрели люди и по одному виду знали, что они русские. Марина считает, что у российских модниц больше денег, чем вкуса, и не относит себя к их числу. Среди известных русских женщин нет ни одной, стиль которой ей бы безоговорочно нравился, за исключением, пожалуй, теннисистки Марии Шараповой (Шарапова, кстати, остается верна марке Marc Jacobs):

- К сожалению, большинство российских женщин до сих пор одевается с головы до пят так, как манекен, на котором они это видят. Это все от неуверенности в себе. Здесь, в Англии, девушки смело смешивают ретро с уличным стилем, но в России этого не будет еще лет двадцать.

___________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Салат 'оливье' для 'олигархеток' ("The Times", Великобритания)

Москва: новые времена, новая мода ("The Times", Великобритания)

Мода готова разыграть российскую карту ("Il Sole 24 Ore", Италия)

Удовольствия вместо кризиса ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)