В последние годы в России вышло более 200 исследований, посвященных сталинской эпохе. Впрочем, слово 'исследование' здесь, пожалуй, неуместно, поскольку авторы большинства таких книг буквально 'сдувают пылинки' с Иосифа Сталина: их труды переполняет ностальгия по великой эпохе, ушедшей в прошлое, по тем временам, когда Советский Союз внушал страх, восхищение, и даже уважение. Впрочем, некоторые из таких апологетов не только превозносят Сталина, но и пытаются оклеветать покойного сына Никиты Хрущева, Леонида, погибшего во время второй мировой войны, утверждая, что он перешел на сторону нацистов.

Автор одной из таких книг (она называется 'Сталин: второе убийство'), журналистка из Петербурга Елена Прудникова, настаивает: 'Если бы не хрущевская экзекуция [разоблачение Сталина на ХХ съезде КПСС], то не дошли бы мы через поколение до жизни такой, при которой каждый заезжий иностранец учит нас жить. После XX съезда мы жили все бессмысленнее и бессмысленнее, все грязнее и грязнее', поскольку 'второе, настоящее убийство Сталина было еще и убийством времени, убийством поколения, убийством народа'. В результате, продолжает Прудникова, 'страна, лишенная высокого идеала, за несколько десятилетий сгнила на корню', покрывшись 'язвами' постсоветской 'вседозволенности' вроде гомосексуализма и рекламы прокладок по телевидению. (1)

Подобный ответ на вечный русский вопрос 'Кто виноват?' дает не только Прудникова. Многие, как и она, считают, что 'пигмей' Хрущев 'предательски' оклеветал сталинскую политику в своем докладе 'О культе личности и его последствиях'. Впрочем, гнев Прудниковой и других авторов вызывает не только Хрущев. Михаил Горбачев и Борис Ельцин также числятся среди обвиняемых, поскольку именно их политика гласности, демократизации и либерализации экономики довершила крушение СССР. Хотя главным 'злодеем', несомненно, является Хрущев, Горбачева с Ельциным тоже винят в разрушении 'веры' народа в Россию - великую державу, которой руководят выдающиеся (пусть даже и жестокие) лидеры.

В конце 1980-х гг., когда коммунистический строй уже рушился и в стране укоренялась гласность, многие россияне проявляли жадный интерес к подлинной истории своей страны. В чем была причина голода в начале 1930-х гг., был ли он спровоцирован намеренно? Сколько людей погибло в ходе репрессий? Что именно говорил Хрущев о Сталине в своем секретном докладе?

На ХХ съезде КПСС, состоявшемся в феврале 1956 г., Хрущев осудил сталинскую политику репрессий, положив тем самым начало новому периоду советской истории, который обычно называют 'оттепелью'. По словам Хрущева, главным преступлением Сталина была огульная ликвидация тысяч партийцев, представителей интеллигенции и командования вооруженных сил, что послужило одной из причин первых неудач СССР во время второй мировой войны.

Хрущев подверг критике 'вредный' культ личности Сталина и использование диктатором террора в качестве политического орудия. В результате кампании 'десталинизации', последовавшей за его выступлением, часть узников печально известного ГУЛАГа вышла на свободу; других реабилитировали посмертно. Тем не менее, десталиназация в период 'оттепели' была довольно робкой: многие жертвы политических репрессий - в том числе как минимум 6 миллионов 'кулаков' (зажиточных крестьян) и некоторые советские лидеры, например Николай Бухарин и Лев Троцкий, а также их сторонники - были реабилитирована лишь в эпоху гласности. (2)

Однако, когда правда стала выплывать на поверхность, масштабы и ужасы террора оказались настолько велики, что многие просто отказывались их воспринимать. Более того, после перестройки с ее свободой и анархии первых постсоветских лет выяснилось, что многие, если не большинство россиян чувствуют себя неуютно, оставшись без контроля 'сверху'. Да, прежний строй, возможно, и был жесток, но какие великие победы мы одерживали! Прежние правители давали нам ощущение упорядоченной жизни и оберегали нас от леденящего ветра свободы. Что из того, что Сталин держал людей в страхе? Это был всего лишь страх за собственную жизнь, говорим мы сегодня. Ведь по-настоящему нас напугало другое: в том, что демократия обернулась хаосом, а капитализм - коррупцией, мы можем винить только самих себя.

Вячеслав Молотов - соратник Сталина и его 'гуру' в международных делах, лишившийся всех своих постов в середине 1950-х после начала десталинизации - уже будучи пенсионером, пророчески изрек: 'Со временем в истории России Сталин будет восстановлен. Обязательно! Потребуют. . . .имя его поднимется снова и займет свое славное место в истории'. (3) Молотов оказался прав: недавно было предложено поставить 'великому вождю' памятники сразу в нескольких городах России, а в апреле Коммунистическая партия Российской Федерации под руководством Геннадия Зюганова приняла решение признать ХХ съезд недействительным, т.е. вновь отправить бывших узников в ГУГАГ (пусть даже большинство из них уже лежат в могиле), 'исключить' или стереть с лица истории Хрущева, и реабилитировать Сталина. (Кампания за реабилитацию имени Сталина уже проводилась в 1969 г.: таким образом предлагалось отметить 90-летие со дня рождения вождя.

Однако Леонид Брежнев, получив петицию, в которой представители интеллигенции утверждали, что возвеличивание лидера, бросившего за решетку или уничтожившего миллионы граждан, станет позором для страны, положил конец этим попыткам).

Утешает то, что, при всей ностальгии по славным советским временам, 53% россиян возражают против увековечения памяти 'отца народов', а 'за' выступают только 36%. Но и 36% - огромная цифра для страны, где не менее 20 миллионов человек стали жертвами сталинских репрессий. (4) Тревожит именно то, что великим лидером Сталина считает отнюдь не горстка непримиримых сторонников коммунистической идеологии. По данным последних социологических опросов, в популярности он уступает лишь Владимиру Путину. Да и самого Путина многие хвалят за то, что он 'не церемонится' с 'бесчестными' олигархами и 'безответственной прессой'. В духе старого лозунга сталинской эпохи - 'Посадим их, и у нас будет порядок' - многие россияне настаивают, что репрессии Путина против олигархов и СМИ, а также 'укрощение' местных властей, были необходимы.

Они согласны с Путиным, что Кремлю нужно было восстановить контроль над политической жизнью и экономикой. Только так можно было отстоять суверенитет России и обеспечить ее безопасность, только так можно восстановить ее международный престиж. Мы с радостью поем Путину хвалу - недаром стала хитом попсовая песенка 'Хочу такого, как Путин!' - и лепим шоколадные статуи этого - до чего же сладкого! - современного самодержца. Если Сталин тщательно формировал свой официальный образ, скрывая от 'плебса' свой малый рост и оспины на щеках, то Владимиру Путину незачем прятать свои недостатки: из одного страха перед свободой многие россияне становятся страстными приверженцами культа его личности.

Некоторые наблюдатели утверждают (и не без оснований), что увлечение сталинизмом (и одобрительное отношение к путинизму) в сегодняшней России стало следствием отчаянного положения - физического, нравственного, материального - в котором оказались люди после краха социализма. Российский народ и его лидеры, утверждают они, испытывают глубокую потребность в более позитивном восприятии самих себя и свой страны. В выступлении перед Федеральным Собранием в апреле 2005 г. президент Путин назвал распад СССР 'настоящей драмой' для российского народа и 'крупнейшей геополитической катастрофой' для всего мира. Действительно, для многих россиян крушение советского политического строя и распад империи означал разрыв связи с историей, а вместе с ним - и утрату национальной идентичности.

Критика и осуждение тех или иных событий советской истории в хрущевскую или горбачевскую эпоху вызывала возмущение и догматиков-коммунистов. Однако в ельцинские годы отрицание советского прошлого начало оказывать влияние на все российское общество. Лидеры России отказывались признавать какие-либо крупные достижения советской эпохи. Поэтому в 1990-е гг., когда Россия делала первые неуверенные шаги в сторону капитализма, можно было часто услышать одну и ту же горькую жалобу: 'Жалко, что фашисты нас не победили. Только посмотрите, насколько немцы живут лучше нас - победителей. У нас было бы такое же процветание'.

В своей последней работе 'Культура и взрыв' покойный российский культуролог Юрий Лотман [так в тексте. Ю. Лотман жил и работал в Тарту - прим. перев.] связывает склонность России шарахаться из одной крайности в другую с давним расколом общества на славянофилов (националистов) и западников (сторонников индивидуальной ответственности человека). Именно эта внутренняя раздвоенность мешает России двигаться в будущее: она либо отказывается признать собственное прошлое, либо стремится продлить его навеки. По мнению Лотмана, российская культура, в отличие от западной, воплощает подспудную логику бинарного противопоставления: русские воспринимают свою общественную реальность с точки зрения абсолютных понятий, и это лишает их возможности занять нейтральную позицию или пойти на компромисс. (5)

Отказавшись от коммунизма мы (непреднамеренно) обесценили и убеждения миллионов советских граждан, сражавшихся на фронтах второй мировой войны.

Речь не идет о том, правы они, или неправы, держась за эти убеждения; однако, 'перечеркнув' их прошлое, мы 'аннулировали' и их самопожертвование. К тому же для многих россиян провозглашение Российской Федерацией суверенитета в 1990 г. стало 'низшей точкой' в истории страны. За 'суверенитетом' последовали годы фактической анархии, когда качество жизни 50 с лишним процентов населения - в том числе учителей, ученых, врачей, военных - резко снизилось, а миллионы русских оказались за пределами Российской Федерации? Что могло вновь внушить россиянам уверенность в себе?

Одним из способов достижения этой цели стали напоминания о Великой Отечественной войне 1941-45 г., превратившей СССР в мировую державу, победу в которой люди - справедливо или нет - связывают с именем Сталина. Готовясь к торжествам по случаю шестидесятой годовщины победы над фашизмом Кремль не упускал ни одной возможности лишний раз утвердить идею величия России: по телевидению шли специально подготовленные к юбилею передачи с советские патриотические фильмы, ветеранам воздавались почести (здесь присутствовал элемент горькой иронии, ведь незадолго до этого их лишили социальных льгот), по всей России было приказано развесить советские красные флаги с серпом и молотом. В ходе торжеств имя Сталина повторялось постоянно: в результате был найден, хотя бы временный, ответ на другой вечный русский вопрос 'Что делать?' Он звучит так: 'вернуться к Сталину', к великому российскому государству.

Лотман называет эту жажду 'твердой руки' одним из парадоксов тирании: слабые государства обретают 'силу', ужесточая контроль властей и лишая граждан права самим определять свою судьбу. (6) Когда дело доходит до решения фундаментальных проблем современного общества, такие государства как правило оказываются бессильны, однако они весьма эффективно подрывают любые альтернативные подходы к управлению страной.

В этой связи привлекает внимание еще одни парадокс: хотя россиянам и пришлось испытать на себе власть жесточайших деспотов, они традиционно испытывают чуть ли не апокалиптический страх перед переменами, особенно изменениями в руководстве. Конец привычного порядка многими воспринимается как конец порядка как такого, результаты которого скорее всего будут неожиданны и ужасны. В особенности подобный страх вызывают реформаторы: ведь их деятельность порождает перемены и непредсказуемость. Сразу вспоминается поговорка: 'Уж лучше черт старый, чем новый'.

Поэтому в России власть в большей степени, чем в обществах с иными традициями, подвержена инерции, создающей благоприятную среду для деспотизма. Лидер воплощает собой власть, и население поддерживает его независимо от политики, которую тот проводит. Именно этим, на мой взгляд, и обусловлена преданность россиян сталинизму и их недоверие к демократии, которые многие из них сегодня предпочитают называть 'дерьмократией'.

Они с удовольствием цитируют Вячеслава Молотова: 'Вот был Сталин, и все равнялись на крепкую руку. Как только ослабла рука, запели своим голосом'. В своих интервью в 1970-е - 1980-е гг. [речь идет о беседах с поэтом Феликсом Чуевым, которые последний записывал - прим. перев.], Молотов винил 'реформаторов', и прежде всего Хрущева, в том, что они ослабили гайки, дали 'возможность вырваться наружу такому зверю, который сейчас, конечно, наносит большой вред обществу. Его называют демократией, называют гуманизмом, а на деле мещанство'. Для Молотова и ему подобных от 'мещанина' Хрущева могло исходить только зло: он продался Западу, отправившись в 1959 г. в Америку, распорядился наладить в стране производство стиральных машин и даже такого 'архибуржуазного' напитка, как 'пепси-кола' [так в тексте. На самом деле договор о производстве 'пепси' в СССР был заключен в 1972 г. - прим. перев.]. Впрочем, этим 'преступления' Хрущева отнюдь не ограничиваются. 'У него сын [Леонид Хрущев] был вроде изменника, - рассказывал Молотов. - Хорош политический деятель, у которого даже сын и тот . . .' (7)

'Грехи' детей

С начала 1970-х гг. [так в тексте. Вероятно, речь идет о 1990-х гг. - прим. перев.] в желтой прессе начали появляться довольно путаные обвинения, связанные с именем старшего сына Хрущева. До недавнего времени эти 'обличения', как правило, оставляли без внимания, считая их гэбэшной пропагандой. Однако в тот момент, когда страна вспоминает о понесенных жертвах и празднует победу в Великой отечественной войне, используя ее как противоядие от уныния, старший лейтенант Леонид Хрущев, как и его отец, превратился для нынешних 'патриотов' в излюбленного 'козла отпущения'.

Так, маршал Советского Союза Дмитрий Язов начинает свои мемуары 'Удары судьбы' (ставшие, кстати, бестселлером) с разоблачения 'неприглядной правды' о сыне Хрущева: 'Как известно, . . . Леонид активно сотрудничал в плену с фашистами'. (8) Откуда это известно, Язов не уточняет, но его намек очевиден: яблоко от яблони недалеко падает. Впрочем, стоит напомнить, от кого исходит эта информация: министр обороны СССР Дмитрий Язов стал одним из лидеров августовского путча в 1991 г., направленного против 'буржуазного влияния' Горбачева. Еще десять лет назад он считался политическим преступником, но теперь Язов - герой; прошлой осенью президент Путин даже наградил его престижным орденом Почета.

Для тех, кто хочет реабилитировать Сталина, 'предательство' Леонида и 'убийство' генералиссимуса Хрущевым - эпизоды одной и той же зловещей легенды. По словам Молотова, Хрущев испытывал 'озлобление на Сталина за то, что его сын попал в такое положение, что его расстреляли фактически. После такого озлобления он на все идет, только бы запачкать имя Сталина'. (9)

Эта история уходит корнями не в 1940-е, а в 1969 г. - год несостоявшихся торжеств по случаю девяностолетия со дня рождения Сталина. (10) В то время имя Хрущева на официальном уровне упоминалось редко - брежневская бюрократия не желала напоминать людям о том, что в СССР может существовать менее догматичный, более открытый 'социализм с человеческим лицом' - однако КГБ состряпал, а партийные чиновники втихую распространяли слухи о предательстве Никиты и Леонида. В те времена было принято, чтобы высокопоставленные функционеры КПСС ездили по стране и 'разъясняли' народу важнейшие вопросы политики партии. В тематику таких бесед, помимо внешней политики, Холодной войны, положения СССР в мире и вопросов коммунистической идеологии, входили и грязные намеки на безнравственное поведение Леонида и месть его отца Сталину.

Вот как звучит эта история: благодаря политическому влиянию отца Леонид стал военным летчиком (во время войны генерал-лейтенант Никита Хрущев был членом Военного совета ряда фронтов). Двадцатишестилетний 'никчемный' Леонид сдался немцам и поступил на службу в СС: он стал надзирателем над другими заключенными. Сталин был возмущен предательством Леонида (тем более, что его собственный старший сын, Яков, тоже попал в плен к нацистам в 1941 г.), и приказал 'выкрасть' его у немцев (выполнение этого задания разные источники приписывают то советской военной разведке, то партизанам). Затем Сталин приказал военному трибуналу приговорить Леонида к смерти (в нескольких источниках даже утверждается, что окончательное решение принимало Политбюро). Никита умолял сохранить сыну жизнь, но Сталин остался непреклонен: 'Что я скажу другим отцам, чьих сыновей предал твой Леонид?' Все это происходило в 1943 г.

Через 13 лет Никита наконец получил возможность отомстить. Утверждается, что накануне выступления с 'секретным докладом' на ХХ съезде он разоткровенничался в кругу соратников: 'Теперь я могу отомстить за сына, как Ленин наказал царя Николая за брата Александра'. (10) (Брат Ленина Александр Ульянов был казнен в 1887 г. за подготовку покушения на отца Николая II - императора Александра III).

В большинстве публикаций о предательстве Леонида и мести его отца вы ни разу не встретите слова 'якобы', хотя никаких ссылок на документальные источники там не приводится. Впрочем, нам объясняют, что архивные свидетельства отсутствуют по понятной причине: после смерти Сталина Хрущев просто уничтожил все документы, где упоминалось о преступлении его сына. Однако, к немалому неудобству для авторов этих публикаций - в основном это бывшие сотрудники КГБ и военные - они сами, не допуская и мысли о торжестве демократии в России, в свое время позабыли уничтожить документы, доказывающие невиновность Леонида. Материалы из военных, государственных и личных архивов свидетельствуют, что Леонид был преданным солдатом, а не изменником. (12) В мае 2004 г. наша семья даже получила письмо из Генеральной прокуратуры Российской Федерации, где подтверждается, что Леонид никогда не был в нацистском плену. Не был он и казнен по приказу Сталина. В 1943 г. Леонид погиб в воздушном бою над Центральной Россией (и это также подтвердила прокуратура). Однако из-за того, что его тело не было найдено (такое часто случалось во время войны), миф о его предательстве, сталинском приговоре и мести Хрущева смог укорениться.

В этом гэбэшном мифе концы вообще не сходятся с концами.

Если Леонид действительно был таким никудышным типом, почему он не воспользовался высоким положением отца и не подыскал себе теплое местечко в советском эквиваленте Национальной гвардии [так в тексте - прим. перев.], как это сделал другой отпрыск влиятельных родителей - Джордж У. Буш - во время другой войны? Кроме того, если Леонид, сын члена Политбюро, отвечавшего за политическую работу на фронтах, добровольно перешел на сторону Третьего рейха, почему нацисты не воспользовались этим фактом в пропагандистских целях, призывая других советских солдат сдаваться в плен? Когда немцы захватили Якова Сталина, они предложили его отцу обменять сына на германского генерала.

К несчастью для Якова (и миллионов других советских военнопленных), Сталин считал всех, кто оказался в плену, предателями и шпионами, и отклонил предложение. В 1943 г. Яков был застрелен при попытке к бегству из нацистского лагеря Заксенхаузен. Однако, даже несмотря на отказ Якова сотрудничать с врагом, нацистские пропагандисты использовали его имя в листовках и радиопередачах, рассчитанных на советских солдат. Что же касается Леонида, то никто и никогда не видел листовки, где значилось бы его имя. Но поскольку весь миф о предательстве Леонида Хрущева сконструирован по известному принципу бинарного противопоставления - 'великий Сталин, пигмей Хрущев' - то и история с пленом должна подчиняться этой простой логике: Яков Сталин в лагере вел себя как настоящий герой, значит, в этих фантастических баснях Леонид тоже должен был оказаться в плену, но, в отличие от сына Сталина, совершить предательство.

Однако ни руководитель партизанского движения Пантелеймон Пономаренко, ни глава военной разведки Павел Судоплатов [так в тексте. Во время войны П.А. Судоплатов возглавлял Особую группу при Наркоме, а затем 4-е управление НКВД СССР, отвечавшее за диверсии в тылу врага - прим. перев.], которым якобы и была поручена операция по похищению Леонида, ни в частных беседах, ни в печати не упоминали о своем участии в подобной акции. Более того, генерал Судоплатов в своих недавно изданных мемуарах 'Спецоперации', специально опровергает эту историю о Леониде: 'Ничего подобного никогда не было'. (13)

Продолжим: если Сталин действительно отдал приказ 'покарать' Леонида, почему военные (не забудем, что вождь был Верховным главнокомандующим) наградили Хрущева-младшего орденом Отечественной войны: он стал его второй военной наградой? Документы о награждении имеются как в военных архивах, так и в семейном архиве Хрущевых; сам орден также хранится в семье.

Однако многим россиянам истории о предательстве Леонида во всех их неподтвержденных деталях кажутся более правдоподобными, чем документально установленные факты. Как и большинство мифов, связанных с прошлым, слухи о Леониде и Никите отражают характер и нравственные критерии дня сегодняшнего. Мы готовы закрыть глаза на отсутствие документальных подтверждений в этих публикациях, потому что большинство из них вышли из-под пера генералов и маршалов в мундирах, увешанных орденами - героев наших прошлых побед и спасителей нашего неопределенного настоящего. Мы не можем требовать от них доказать свои утверждения из-за 'секретного характера разведывательной и контрразведывательной деятельности'. Подобное сочувственное отношение многих россиян к спецслужбам - еще один ключ к пониманию широкой популярности президента Владимира Путина, в чьем правительстве сегодня полно бывших сотрудников этих служб. Как же быстро мы забыли отвращение, с которым всего десять лет назад узнавали страшную правду об истреблении 'органами' миллионов людей 'ради блага страны'.

Гордость за свое отечество необходимо для того, чтобы нация могла двигаться вперед. Однако нравственное мерило для страны - не то, как она празднует свои победы, а то, что она не боится заглянуть даже в темные уголки своего прошлого. Так что можно сказать о сегодняшней 'великой' России, которая, готовясь почтить память погибших шестьдесят лет назад, уже после смерти убивает сына Никиты Хрущева? При всех огрехах оттепели, гласности и приватизации тогдашние российские лидеры не боялись говорить о прошлых ошибках. Молотов не допускал и мысли, что Никита Хрущев, который не один десяток лет был 'правой рукой' Сталина, мог начать кампанию десталинизации руководствуясь чем-то еще, кроме личных интересов. (14)

Однако в момент своей отставки в 1964 г., Хрущев знал, что все же одержал победу - избавил страну от сталинизма. 'Может быть, это самое главное достижение моей жизни, моей деятельности, - сказал он тогда, - что они меня сняли простым голосованием'. Ведь еще десять лет назад его в этом случае отправили бы в ГУЛАГ, а то и расстреляли. Подобно Молотову, сегодняшние сталинисты тоже отвергают вывод о том, что Горбачев и Ельцин инициировали перемены в период перестройки и постсоветской демократизации потому, что искренне желали, чтобы Россия стала более свободной, 'нормальной' страной. По их мнению, 'ненужная' свобода в 1990-е гг. была просто способом ослабить могучую Россию, чтобы Запад мог без труда ее захватить.

Если так много россиян с готовностью и охотой верят в историю предательства отца и сына Хрущевых, и жаждут реабилитации 'дядюшки Джо', то сегодня маршал Язов, пожалуй, куда больше, чем 14 лет назад, приблизился к достижению своей цели - покончить с 'кошмаром свободы' в России.

Нина Хрущева - правнучка Никиты Хрущева, преподаватель истории международных отношений в нью-йоркском New School University и старший научный сотрудник Института мировой политики (World Policy Institute). В настоящее время она работает над книгой о сталинизме как состоянии души.

____________________________________________________________

Notes:

1. Yelena Prudnikova, Stalin: Vtoroe Ubiistvo [Stalin: The second murder] (St. Petersburg: Neva, 2003), pp. 7-9.

2. William Taubman, Khrushchev: The Man and His Era (New York: Norton, 2003), pp. 270-72.

3. Quoted in Felix Chuev, Molotov: Poluderzhavnyi Vlastelin [Molotov: A semi-tsar] (Moscow: Olma Press, 2000), p. 369.

4. Twenty million is a very conservative estimate. Various sources cite as many as 40 million killed. For further information on Stalin's victims, see "Source List and Detailed Death Tolls for the Twentieth Century Hemoclysm," at http://users.erols.com/mwhite28/warstat1.htim#Stalin.

5. Yury Lotman, Kultura i Vzryv [Culture and explosion] (Moscow: Gnozis, 1992).

6. See also Edward Kennan, "Muscovite Political Folkways," Russian Review, vol. 45 (April 1986).

7. Chuev, Molotov, pp. 422-23, 433.

8. Dimityr Yasov, Udary Sudby: Vospominaniya soldata i marshala [Hardships of fate: Memoirs of a soldier and a marshal] (Moscow: Kniga i Biznem, 2000), pp. 43-44.

9. Chuev, Moloto, p. 421.

10. Valery Lebedev, "Lzhedmitry: Vymyshlennyi rasstrel nesushchestvuyushchego syna Khruscheva" [False Dmitry: Execution of Khrushchev's imagined son], Novoe Russkoe Slovo, January 26, 1996, p. 14.

11. See Epokha Stalina: Sobytiya i Luydi [Stalin's epoch: The people and events] (Moscow: Eksmo, 2004), pp. 595-601. In this fascinating encyclopedia fascinating in the sense that it reads as if we are still in the early 1980s, as if the postcommunist years never happened: of six pages dedicated to Nikita Khrushchev, only three deal with his long political career, while another three are devoted to the Leonid story.

12. Alexander Sherbakov, "Leonid Khrushchev ne byl predatelem" [Leonid Khrushchev was not a traitor], Nezavisimaya Gazeta, March 27, 1998, p. 7.

13. Pavel Sudoplatov, Spetsoperatsii: Lubyanka i Kreml, 1930-1950 [Special operations: Lubyanka and the Kremlin, 1930-1950] (Moscow: Olma-Press, 2003), p. 260.

14. Taubman. Khrushchev, pp. 116-17, 274

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.