Мода движется по русским рельсам. Miu Miu выпускает головные платки в деревенском стиле и расшитые цветами юбки. Anna Sui и Costume National вовсю эксплуатируют образ Жюли Кристи (Julie Christie) в 'Докторе Живаго' - роскошные светлые пряди из-под роскошных меховых шапок. Yves Saint Laurent ударился в зимне-белоснежное. Практически все считают своим долгом оставить хоть какой-то намек на Красную Армию - военный привкус своим моделям добавляют и Michael Kors, и Eley Kishimoto, и Balenciaga. Эта тенденция уже добралась до витрин модных магазинов: тут и платье из джерси с вышивкой по русским народным мотивам за 24 фунта (Asda), и куртка в стиле милитари за 40 фунтов (Topshop).

И неудивительно - русские женщины, в большинстве своем супруги 'новых-новых русских' под предводительством Ирины Абрамович, в последние годы буквально перевернули индустрию моды.

- Мир моды находится под таким влиянием русской темы, потому что большинство серьезных клиенток - русские, - объясняет этот феномен 37-летний дизайнер Марина Прокопьева, у которой в Лондоне собственная марка Voltage, - в восьмидесятые годы тема была арабская; сейчас наша.

Прокопьева выросла в Новороссийске, южном российском городе, что недалеко от Сочи, любимого черноморского курорта Владимира Путина. Русская женщина стала новой музой модного мира - русские покупают одежду и русские же ее продают с подиума. За занавесами самых престижных дефиле русское влияние ощущается так же сильно, как и в магазинах: последний номер Vanity Fair вышел с фотографией Натальи Водяновой, Евгении Володиной, Наташи Поли и Валентины Зеляевой на обложке - 'новые супермодели выходят из-за железного занавеса'.

Русским даже не обязательно приезжать из 'прекрасного далека': у дизайнера Джулиена Макдональда (Julien Macdonald), например, в последние пять лет большинство вещей продается именно в России.

- Русские - это мечта любого дизайнера. Они вытягивают практически все гламурные марки в мире - если бы не они, многие из нас уже давным-давно обанкротились бы, - говорит Джулиен. - Они одни остались в мире, кто покупает предметы роскоши от известных дизайнеров.

Так что интерес ко всему русскому в модной индустрии вполне понятен, хотя сам по себе, считает Макдональд, он клиенток не интересует:

- Наверное, им приятно это видеть, но носить это они не будут. Вы, например, если бы жили в Париже, поставили бы себе в гостиную макет Эйфелевой башни?

Есть много дизайнеров, наравне со всеми поддерживающих русскую тенденцию, но при этом не продающих ее русским:

- Они просто таким образом входят на российский рынок, дразнят их, пытаются привлечь внимание к своей марке.

Но, продолжает он, русских больше интересует гламур европейских подиумов, чем всякие исторические экскурсы.

- Те из них, у кого есть деньги, молоды и эффектны. Они ненавидят авангард и гранж, тратят огромные деньги на красоту своего тела и хотят его соответственно показать. Это потрясающие, очаровательные женщины, и покупают они самое дорогое - даже не смотрят на ценник.

Недавно он сделал пальто за 65 тысяч фунтов - со специальным прицелом на российский рынок.

Российское издание журнала Vogue весь сентябрьский номер посвятило этой 'русской' тенденции - большинство снимков сделаны в окрестностях Красной площади. Но редактор Лидия Корнева не думает, что ее читательницы по достоинству оценят то, что там изображено, если увидят это на подиуме - хотя, конечно, им будет и приятно, и интересно.

- Мы очень рады тому, что дизайнеры обращаются за вдохновением к России, но российские женщины больше ориентируются как раз на Европу.

Многое из того, что она сейчас видит, смотрится карикатурно:

- Я как-то была на показе Жана-Поля Готье (Jean-Paul Gaultier), и то, что музыка вся была русская, было здорово. Но последняя модель вышла с бутылкой водки в руке, изображая из себя пьяную, и уронила стакан. Знаете, мы на самом деле себя так не ведем. Хотя, в конце концов, у каждого есть право думать о России так, как ему нравится.

- Сейчас начался огромный бум на все русское, - говорит 32-летняя москвичка Натали Симпсон, переехавшая в Лондон год назад и открывшая бюро знакомств.

По ее словам, русские женщины так же стильны, как француженки или итальянки, и наконец-то мир моды это оценил.

- В России женщины просыпаются за несколько часов, чтобы сделать прическу и макияж. Мы верим в то, что красота требует жертв. В молодости я видела, как женщины даже по обледеневшим улицам ходили на высоких каблуках. А шапок мы не носим даже в самый сильный мороз, потому что не хотим испортить прическу.

27-летняя Гюнель, русская жена дизайнера Озвальда Боатенга (Ozwald Boateng), сейчас работает моделью и учится менеджменту в Лондонском колледже моды (London College of Fashion), в Лондоне живет в 1998 года:

- Да, русская клиентура сейчас велика, но они вряд ли заинтересуются коллекциями с русскими мотивами. Русские хотят покупать экзотику, а для их экзотика - это Франция. Вы же не стали бы ходить по улице в национальном костюме?

Отдельные элементы вставлены умно и со вкусом, считает она, те же украшения в стиле 'царевна', мех, цветочные орнаменты.

- Но это не то, что я хотела бы носить. Когда я в России, ношу белую норковую шубу до пола - дальше этого моя ностальгия не заходит.

В чем ни у кого нет сомнений, так это в том, кто делает русские мотивы по-настоящему по-русски. Всем русским женщинам по душе пришлось то, что в Kenzo действительно знают, как сделать настоящий боярский стиль (стиль благородного сословия 14-го века). По словам Марины Прокопьевой, у Дианы фон Фюрстенберг (Diane von Furstenberg) хорошо пошло оренбургское вязание (Оренбург, город на юго-востоке России, славится своими вязаными платками и шалями). В одежде Anna Sui просматривается связь с сарафаном - крестьянской одеждой 18-го века. Однако намеки, связанные с новейшей историей, далеко не так популярны.

- У моей сестры было пальто от Costume National в стиле 70-х годов, - смеется она.

- И в шляпках от Costume National, Michael Kors и Prada многовато мрачных воспоминаний о тех годах, - говорит Лидия Корнева, - это было время коммунистического застоя.

Так что мотивы советского времени отнюдь не приветствуются. Прокопьева, чье детство прошло в 70-е годы, содрогаясь вспоминает о единой школьной форме:

- Уродливые коричневые платья с черными фартуками и белыми воротничками. А дома приходилось носить самодельную одежду или донашивать за другими. А в универмаге все было или коричневого цвета, или синего. И вот так все.

Она до сих пор помнит свою первую заграничную футболку, которую выменяла у туристки на матрешку:

- Желтая, с надписью 'Fruits of the Loom'. Мне было пятнадцать, и это был самый радостный день в моей жизни.

Натали Симпсон вспоминает, как это было невероятно престижно, когда она сама, еще совсем подростком, ходила и заказывала модель и цвет обуви:

- Отец был военным, так что по советским стандартам нам жилось совсем неплохо.

А что же они будут носить этой зимой, если не 'русские мотивы'? Лидия Корнева купит, наверное, дубленку (Hermes или Bottega Veneta), но вообще хочется 'чего-нибудь простого, с прямыми линиями, что-нибудь от Prada'. Прокопьевой приглянулось разукрашенное под 'народное' пальто от Andrew Gn:

- Но не из-за русских мотивов, а из-за того, что я вижу, как много в него вложено труда.

Вообще она планирует носить мех с шерстью, толстый плетеный шелк и твид, 'может быть, что-нибудь с японским акцентом'.

Натали Симпсон не нравятся русские идеи, по крайней мере, ничего из того, что предлагают сегодня. На осень-зиму ей хотелось бы гардероб в стиле шестидесятых (много черного и белого), а для работы 'может быть, что-нибудь поконсервативнее - брючные костюмы Chloe, Stella McCartney или Chanel'. Боатенг в восторге от хичкоковских героинь, которых она видит в коллекции от Ролана Муре, от 'глэм-рокового шика' от Lanvin, и уже подобрала себе кое-что из джерси от лондонского дизайнера Эшли Ишэма (Ashley Isham).

Не всем им понравилось бы, если бы на них смотрели люди и по одному виду знали, что они русские. Марина считает, что у российских модниц больше денег, чем вкуса, и не относит себя к их числу. Среди известных русских женщин нет ни одной, стиль которой ей бы безоговорочно нравился, за исключением, пожалуй, теннисистки Марии Шараповой (Шарапова, кстати, остается верна марке Marc Jacobs):

- К сожалению, большинство российских женщин до сих пор одевается с головы до пят так, как манекен, на котором они это видят. Это все от неуверенности в себе. Здесь, в Англии, девушки смело смешивают ретро с уличным стилем, но в России этого не будет еще лет двадцать.

___________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Салат 'оливье' для 'олигархеток' ("The Times", Великобритания)

Москва: новые времена, новая мода ("The Times", Великобритания)

Мода готова разыграть российскую карту ("Il Sole 24 Ore", Италия)

Удовольствия вместо кризиса ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.