'Война и мир' - пожалуй, один из величайших романов в мировой литературе, и к тому же один из самых длинных. В общем - это самая подходящая книга, чтобы взять с собой в отпуск. К тому же из этого романа читатели крупнейшей деловой газеты могут почерпнуть для себя немало полезного.

Многие историки объясняют развитие событий в политике и экономике с точки зрения причинно-следственных связей, процессов и моделей, инициированных и воплощенных великими людьми (чаще всего - мужчинами).

Толстой пародирует подобное восприятие истории:

'Людовик XIV был очень гордый и самонадеянный человек; у него были такие-то любовницы и такие-то министры, и он дурно управлял Францией. . . . В конце 18-го столетия в Париже собралось десятка два людей, которые стали говорить о том, что все люди равны и свободны. От этого во всей Франции люди стали резать и топить друг друга. ... В это же время во Франции был гениальный человек - Наполеон. Он везде всех побеждал, то есть убивал много людей, потому что он был очень гениален'.

Этот стиль изложения знаком каждому, кому случалось заглядывать в книги о бизнесе и деловую периодику. Если история, по выражению Томаса Карлейля (Thomas Carlyle) - это биография великих людей, то история бизнеса в таких изданиях складывается из достижений выдающихся глав корпораций. Характер современной промышленности обусловлен ошибками Джеральда Левина (Gerald Levin) из 'AOL Time Warner' и гениальными озарениями владельца 'Microsoft' Билла Гейтса (Bill Gates). С точки зрения Толстого, подобное внимание к 'героическим личностям' просто абсурдно. В его произведениях приключения 'обычных' персонажей - не просто способ рассказать об исторических событиях: они и есть история.

Ученые заявляют, что открыли ту или иную закономерность, хотя на самом деле они просто задним числом втискивают в придуманные модели 'неупорядоченную' действительность. Великие люди, о которых они рассказывают, не определяли ход событий: просто в момент этих событий они волею случая оказались на руководящих позициях.

Вот как описывает Толстой поведение Наполеона во время Бородинской битвы: 'не Наполеон распоряжался ходом сраженья, потому что из диспозиции его ничего не было исполнено и во время сражения он не знал про то, что происходило впереди его. . . .Наполеон в Бородинском сражении исполнял свое дело представителя власти так же хорошо, и еще лучше, чем в других сражениях. Он не сделал ничего вредного для хода сражения; он склонялся на мнения более благоразумные; он не путал, не противоречил сам себе, не испугался и не убежал с поля сражения, а с своим большим тактом и опытом войны спокойно и достойно исполнял свою роль кажущегося начальствованья'.

Именно в такой ситуации оказывается любой руководитель, и нынешние менеджеры возглавляют организации и процессы, чьи функции и эволюция в основном не зависят от их воли. Недоумевая о причинах провала своих планов корпоративных реформ, они зачастую столь же мало понимают реальные нужды потребителей, как у Толстого полководцы - происходящее на поле сражения. Каждый, кто пробовал работать хотя бы с одной презентацией Power Point, сразу поймет, что имеет в виду писатель, описывая совещание накануне битвы при Аустерлице: 'Когда замолк однообразный звук голоса Вейротера, Кутузов открыл глаза, как мельник, который просыпается при перерыве усыпительного звука мельничных колес, прислушался. . ..'. А вот как русский полководец завершает прения: 'Кутузов проснулся, тяжело откашлялся и оглянул генералов. 'Перед сражением нет ничего важнее... (он помолчал) как выспаться хорошенько''.

Если же вам хоть раз приходилось участвовать в заседании совета директоров крупной корпорации, вы сразу вспомните свои впечатления, читая в 'Войне и мире' о военном совете в Дрисском лагере - все эти жаркие дебаты по совершенно неактуальным вопросам. У Андрея Болконского, глазами которого Толстой показывает происходящее, 'более всех возбуждал участие . . . озлобленный, решительный и бестолково-самоуверенный Пфуль. Он один из всех здесь присутствовавших лиц, очевидно, ничего не желал для себя. . . Он был смешон, был неприятен своей ироничностью, но вместе с тем он внушал невольное уважение своей беспредельной преданностью идее'.

После военного совета князь Андрей 'навеки потерял себя в придворном мире, не попросив остаться при особе государя, а попросив позволения служить в армии'. Он пришел к выводу, что на войне победа зависит не от командования, а от простых солдат: 'только в этих рядах можно служить с уверенностью, что ты полезен'.

Остается лишь гадать, как русскому писателю, жившему в 19 веке, удалось настолько тонко уловить реалии современного бизнеса.

_________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

С Пушкиным за Путина ("Die Tageszeitung", Германия)

Пушкин поможет бизнесу задобрить Путина ("The Guardian", Великобритания)

А.С. Пушкин: неизлечимый романтик ("The Financial Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.