Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружил и перевел наш читатель alp, за что мы ему крайне признательны

____________________________________________________________

Я хотел бы начать с обсуждения обстановки, в которой работают все журналисты.

Если мы сосредоточимся на мэйнстрим-медиа, то число изданий, которые я обозначил бы как 'свободные' очень ограничено. Под 'свободными' я подразумеваю не то, что их продукция раздается бесплатно. Я подразумеваю, что они свободны от прямого влияния частных собственников. Я приведу несколько примеров из моей страны.

Самый известный - BBC. Она не свободна от всех влияний, безусловно. Она управляется государством и финансируется из налогов на владение телевещанием, называемых лицензионным взносом. Время от времени государство подвергает BBC показательной порке, обычно действуя в унисон с правой прессой. BBC действует в недружественном окружении, и взгляды его противников - противников свободы слова - часто влияют на подачу мировых событий. Тем не менее, отсутствует собственник, который говорил бы "вы не должны делать то-то и то-то, иначе это повредит интересам моих акционеров".

Мой второй пример - 'Guardian', газета, для которой я пишу. Как и ее родственное издание 'Observer', она принадлежит организации под названием Scott Trust, которой в свою очередь управляет (но не владеет) опекунский совет, в который входит и несколько журналистов 'Guardian'. Она не совсем свободна от влияния власти, частично из-за того, что большую часть финансирования получает от рекламодателей, частично потому, что многие ее журналисты приходят из других изданий, вместе с тем политическим багажом, который они накопили по пути...

Но нет никого, кто указывал бы нам, как думать, и никто не говорит, что мы можем писать, а что нет, потому что это повредит его интересам.

Но такие медиа как 'Guardian' или BBC - крупные, хорошо финансируемые и не имеющие собственника - нетипичны. Почти во всех других случаях крупные хорошо финансируемые медиа принадлежат корпорациям или богатым частным лицам.

Чтобы владеть национальной газетой, теле- или радиостанцией надо быть богатым; если точнее, очень богатым. Однажды я видел стоимость сделки по передаче из рук в руки одного таблоида: требовалось по меньшей мере 400 миллионов фунтов стерлингов. Иными словами, вы должны быть мультимиллионером.

А мультимиллионер хочет того же, чего хочет каждый: лучший мир для таких людей, как он сам.

Лучший мир для мультимиллионеров, по определению - это худший мир для всех остальных, по той простой причине, что он основан на огромном неравенстве. Они не заинтересованы, чтобы мультимиллионерами стали все: тогда быть одним из них потеряет всякий смысл. Они хотят быть богаче и влиятельнее, чем все остальные.

Итак, у них проблема. Их интересы явно расходятся с интересами читателей и зрителей, которые гораздо беднее.

Они не могут приказать редактору писать "мы хотим лучшего мира для таких как мы, и худшего для таких как вы". Вместо этого они должны показывать такую картину мира, которая служит их интересам. Иными словами, они должны искажать ключевые понятия. Они должны искажать альтернативы, стоящие перед нами. Они должны изображать выбор, который в наших интересах, как противоречащий нашим интересам, и выдавать свои интересы за наши. Они должны создавать мир, который во многом противоположен реальному миру.

Это не означает, что собственник ежедневно сидит на телефоне, говоря редактору 'Я требую, чтобы вы исказили подачу событий в мою пользу.' Хотя и так бывает ...

Но обычно такое прямое вмешательство не требуется. Собственник назначает редактора в соответствии со своими представлениями: представитель корпоративного господа на земле. Такой редактор в точности знает, в чем состоят интересы собственника, и что именно им служит, а что вредит. Он остается в своем кресле до тех пор, пока понимает эти интересы правильно. Также ведут себя и журналисты, которые на него работают. В целом, никому не требуется говорить, что он должен делать. У вас очень быстро вырабатывается представление о границах, и о том, что нужно делать, чтобы не выходить за них.

Такова обстановка, в которой работают почти все мэйнстрим-журналисты.

Вряд ли она сильно изменится к лучшему. Поскольку неолиберальная, рыночная модель управления сметает все на своем пути, похоже, ни у кого в правительстве не находится достаточно смелости бросить вызов мультимиллионерам. И из всех мультимиллионеров владельцы газет и каналов самые могущественные. Когда они приказывают прыгать, правительства спрашивают: "А с крыши какой высоты?" Когда они требуют уменьшения госрегулирования, они его получают.

Когда они требуют права строить такие медиа-империи, что могут практически монополизировать общественное мнение, правительства разрешают им это. Правительства не говорят им, что делать. Это они говорят правительствам, что делать. Их растущая власть - главная преграда для демократии. Это основная преграда для человеческой свободы. Но если вы хотите работать в прессе, то таковы, если только вам не очень повезет - а я считаю, что мне очень повезло - условия, в которых вам придется работать . . .

Прим. переводчика: переведено с сокращениями

____________________________________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - alp

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.