В начале шестидесятых годов выпускник тартуской школы Петер Гульвисте по целевому набору поступил на факультет психологии МГУ. Окончил его, получил диплом, в Москве же защитил кандидатскую и стал первым в Эстонии доктором психологических наук. К концу 80-х он стал ректором Тартуского университета. В 92-м баллотировался в президенты. Во время предвыборных дебатов журналисты задали ему вопрос: "Вот вы учились в МГУ, скажите, какое у вас самое сильное впечатление о Москве?"

Он ответил, что, когда в первый день пришел в студенческую столовую, у него взяли без спросу солонку со стола.

Это вызвало бурю возмущения у русских. Как же так, ведь там на кафедре работали ученые с мировой славой - Выготский, Лурье! А какое здание МГУ, какая профессура, четыре нобелевских лауреата, тысячи студентов из разных стран! И сама Москва - культурная столица, сколько театров, музеев! И вдруг - солонка!

Эту историю рассказал на недавней встрече в Риге ученых-обществоведов Латвии и России Ренальд Симонян, профессор Института социологии РАН РФ. В частной беседе с корреспондентом "Вести Сегодня" он развил тему разности мироощущения этносов, даже соседствующих столетиями. Неразгаданная тайна

- Да, для русских ответ Гульвисте прозвучал как пощечина! Я объяснял тогда коллегам: для эстонца не важно, с кем он общается, пусть перед ним самый гениальный и обаятельный человек, но если тот не умеет себя вести в обществе, то для эстонца с ним покончено. Для русского это непостижимо. Малому и большому народу вообще невозможно друг друга понять. Китайцев полтора миллиарда, и если им надо будет положить 150 миллионов ради какой-то цели, их положат без колебаний. Но когда нация - 600 тысяч, там включаются совсем другие генетические механизмы. И с этим надо смириться. Вот мой друг в Таллине Володя Павил, социолог, философ, даже внешне похож на эстонца - светлоглазый блондин и такой же медлительный. Он живет с эстонцами бок о бок 40 лет, но признается, что все-таки их не понимает.

И что в этом плохого? Каждый народ есть загадка. И беситься от того, что нам не дано ее до конца разгадать, глупо. Если в семье муж и жена живут сорок лет вместе и жена перестает быть тайной для мужа, хорошо ли это?

Ничто не ново под луной

- Я недавно разговаривала с доцентом одного частного вуза. Она проводила в смешанной группе студентов дискуссию на тему интеграции. И была очень удивлена, что ребята - и русские, и латыши - заявили: а зачем она нам вообще нужна, эта интеграция? Мы и без нее хорошо жили. У латышей и русских - своя среда. Но это не мешает нам в жизни, мы нормально контактируем, трений нет - чего еще надо? С одной стороны - страх перед двухобщинностью, который нагнетает политэлита, с другой - абсолютное безразличие к проблеме, которое мы наблюдаем внизу. Как социолог, вы, Ренальд, как относитесь к наличию двух менталитетов в одном обществе?

- Такое общество уже существует - и ему сотни лет. Это Бельгия, валлоны и фламандцы. У них разные языки, история, культура, разные формы поведения и даже разные успехи в экономике и политике. И это двуязычное, двухобщинное государство очень стабильно, ничего ему не угрожает. Если интеграцию понимать как включенность личности в общество, как его стабильность - тогда давайте интегрироваться.

- И все же "инаковость" вызывает подозрительность, а то и нетерпимость. До конца 90-х латышские "революционные" клерки могли позволить себе запросто унизить посетителя-нелатыша, старались создать для него максимум бюрократических препон. К нам в редакцию шли толпы испытавших на себе чиновничье высокомерие и произвол. Все прекрасно понимали, что истинная причина этого глумления - ксенофобия. Сейчас, слава Богу, кадры и стиль работы в учреждениях сменились, но ушла ли из сознания ненависть? Она прорывается в анонимных форумах в Интернете. Изменись политическая ситуация в стране - не хлынет ли эта подспудная злоба на улицы?

- Культурный слой сознания - этикет, нравственность - это довольно тонкий слой. А под ним лежат инстинкты. Вот вам один пример. Маленький городок Черкассы недалеко от Киева. Очень тихий и патриархальный. Всего было навалом - в сметане ложка стоит, вишни с грецкий орех, все продают ведрами, соловьи поют, народ добрый, все улыбаются, заводы работают, жилье строится, вокруг леса - ну просто рай земной. И вот в одно воскресенье милицейская машина сбивает ребенка у зазевавшейся мамаши. Через 15 минут собралась толпа, избила милиционера, а через час в городе стали бить окна, поджигать машины: Что-то прорвалось. Я этого города не узнал. Срочно вызвали из Москвы секретаря горкома Патрушева, еле-еле остановили погромы. А ведь это был самый застойный, благополучный 78-й год! И никаких русских там не было - одни украинцы в городе.

В нас еще очень много звериного. Толпу, казалось бы, вполне уравновешенных людей легко возбудить. Поэтому надо очень осторожно обращаться с идеологемами. Что, в 30-х годах в Германии жили дикари? Нет, эта страна была одним из столпов мировой культуры. Но за пять-шесть лет немецкий народ превратили в стадо дикарей. Вот поэтому мы, ученые, говорим: надо остановить политиков! Они зарабатывают очки, возбуждая утробные инстинкты.

Это как в масс-культуре, которая спекулирует на самых примитивных эмоциях. Секс и брутальный юмор гарантируют телепередаче высокие рейтинги. Получается, что народ требует этого дерьма. Те, кто дает народу такие зрелища, становятся миллионерами. Так же и с политиками. Если они станут действовать как гуманисты, они будут выкинуты из политической жизни. А они этого не хотят. С этим надо считаться.

- Но не мириться же? Уж, казалось бы, кому надо противодействовать националистической истерии, так это интеллигенции. Но латышские ученые и деятели культуры, за редким исключением, помалкивают.

Кому она нужна, наша правда?

- Интеллигенция - это живые люди. Им тоже надо жить. В 1992 году Ленарт Мери, тогда министр иностранных дел Эстонии, попросил своего заместителя, профессора Рейна Мюррисона, известного эстонского историка, подготовить архивные материалы, которые доказывают, что была оккупация. Тот добросовестно провел работу, через три месяца выложил на стол все документы и сказал, что юридически оккупации не было. Президент Пятс в 40-м году добровольно подписывал все документы, никаких опровержений или комментариев этому факту не давал и в последующем не вымолвил ни одного слова против ввода советских войск.

Разразился скандал, Мэри топал ногами и отправил своего зама в отставку даже без согласования с Верховным Советом. И сегодня в Эстонском университете есть историки, которые тоже педантично исследовали этот вопрос и пришли к аналогичному выводу. Если была оккупация - должен был быть назначенный гауляйтер, как на оккупированных Германией территориях. Но гауляйтера не было, как не было никакого комендантского часа, не было и ущемления каких-либо прав оккупированных. У оккупантов и оккупированных были равные права!

Эстонские историки это негласно признают, но не озвучивают, да их никто и слушать не станет. Вся правовая система в Эстонии построена на том, что была оккупация. А если так, вступает в силу международное право, согласно которому преступный акт не дает прав оккупантам. И у всех, кто приехал после войны, прав не должно быть. Так считают эстонцы, литовцы и латыши, и даже если они заблуждаются, с этим ничего не поделаешь.

Не валите с больной головы на здоровую!

- У Ельцина, который подписывал спешно в 1991 году акт о признании независимости балтийских государств, были все возможности добиться правовых гарантий для всех жителей Прибалтики. Но он этого не сделал. Он виноват в том, что русские оказались поражены в правах. А никакие не добелисы-табунсы. Они просто воспользовались ситуацией. Они защищали свои маленькие нации, и их можно понять.

Я открыто говорю об этих вещах. И за это меня очень не любят в России. Социологов вообще не любят, потому что они, как зеркало, отражают правду. А правда в том, что тогда в Прибалтике стояли советские войска и самой высшей ценностью было признание независимости новых стран. Ради нее местные элиты были готовы принять любые условия! Когда Кравчук ехал в Беловежскую Пущу, то его делегация договорилась: если Россия потребует Крым - отдадим за независимость Украины. Но они же не виноваты, что Борис Николаевич даже слово "Севастополь" не вспомнил. А сейчас поезд ушел.

России следует честно признать, что именно по вине бывшего президента РФ Ельцина наши соотечественники оказались в таком положении. Это было бы укором и предостережением для власти. Каждый руководитель государства должен наперед знать, что ему придется отвечать за свои действия!

С Ренальдом Симоняном общалась Наталья СЕВИДОВА

____________________________________________________________

Примечание ИноСМИ.Ru: В настоящее время главный редактор 'Вести Сегодня' Александр Блинов является гостем нашего пресс-центра. Вопросы ему можно задать здесь.