'Что самое удивительное в характере 'парижских интеллектуалов', так это то, что они могут спокойно противоречить сами себе и нисколько не волноваться по этому поводу, главное для них - это идти в ногу со временем. Не знаю, существует ли другое такое место в мире, где все спокойно смотрели бы на то, как люди так открыто и так быстро меняют свои взгляды'. Ноам Чомски (Noam Chomsky), 'Неизданные ответы моим парижским хулителям'

Итак, Глюксман и Бернар Анри-Леви - наш выбор несколько произволен, ведь философов-пропагандистов у нас хватает, но эти двое являются фигурами в некотором роде символическими. Это интеллектуалы, превосходно чувствующие себя на площадке СМИ. Бернар Анри-Леви и его друг Глюксман (как он ласково его называет), готовы на все, чтобы их показали по телевизору. Высшим классом здесь, конечно же, считается заполучить приглашение на какую-нибудь официальную передачу, занимающуюся 'благомыслием', к Тьерри Ардисону (Thierry Ardisson, ведущий передачи 'Об этом говорят все' на канале France 2 - прим. перев.), например. Ну а если не получится, Андре Глюксману хватит и полосы в газете 'Liberation', 'Le Monde' или любого другого либерально-анархического издания. Полагаем, что было бы полезно проследить жизненный путь этих философов. Само собой разумеется, мы не претендуем на полное раскрытие темы, ведь их произведения весьма объемны.

Нужно также учитывать, что интеллектуалы изо всех сил стараются изъясняться совершенно непонятным простым смертным языком (смесь высокого стиля с неологизмами и английскими словечками, произносимыми с патетическим французским акцентом). А посему большая часть их речей требует расшифровки, которую не так-то легко сделать. Но хватит предисловий, приступим к делу. . .

Бернар Анри-Леви особенно знаменит своей непоследовательностью. В актив этому 'леваку-гуманисту' можно, в частности, записать петицию в защиту контрас (адресованную американскому Конгрессу). Мы-то знаем, что все контрас и сами были большими гуманистами. И левыми они себя тоже считали. Однако тысячи трупов, которые эти террористы-контрас, бравшие на вооружение фашистскую идеологию, оставили за собой в Никарагуа, вовсе не говорят в их пользу. Человеку свойственно ошибаться, а поспешных выводов делать не стоит, так что оставим это на совести Бернара Анри-Леви.

Этот медийный философ без стеснения перекраивает, как ему заблагорассудится, и историю Ближнего Востока

Так, можно, например, услышать, как Бернар Анри-Леви торжественно объявляет сионизм 'единственной идеологией XXI века, которая не стала причиной какой-либо катастрофы'. Ну, если не считать массивное изгнание палестинцев со своих земель, Шестидневную войну, охоту на палестинских террористов (до которых добрались даже в Норвегии!), вторжение в Ливан и еще некоторые кровавые подробности, то, в общем-то, Анри-Леви почти прав. И ведь что интересно - он ничего не боится и прямо называет 'ревизионистами' тех, кто выступил против американского вторжения в бывшую Югославию.

Анри-Леви также специализируется на обличении исламского радикализма, в частности, в Алжире. А значит, вполне логично, что он поддерживает алжирских генералов в их борьбе с исламским терроризмом. Однако любой нормальный человек, не склонный к манихейству, понимает, что это всего лишь меньшее из зол и нет нужды становиться на его сторону.

Среди интеллектуальных уловок, имеющихся в арсенале Анри-Леви, самая любимая - проведение параллелей между исламским радикализмом и коммунизмом. Так он потихоньку продвигает идею (ошеломляющую по своей глупости), что только религиозный фанатик может желать гибели успешному рыночному обществу.

Бернар Анри-Леви, как убежденный сионист, считает, что все, кто критикует политику Израиля, являются антисемитами.

Израиль критиковать нельзя и Анри-Леви не комментирует поддержку израильского руководства Слободану Милошевичу, которого наш философ считает воплощением земного Зла. Молчит он и об американской поддержке исламским радикалам (местным, саудовским ваххабитам или шиитам из Хизболлы) на Балканах, потому что любая слишком острая критика политики США является, по мнению философа, проявлением антиамериканизма, а от антиамериканизма до фашизма - один шаг.

А на поверку оказывается, что Анри-Леви все же высказывался против нападения на иракский народ, начавшегося в марте 2003 г., но эту информацию нужно воспринимать осторожно, поскольку все его позиции двусмысленны. Для полноты картины добавим, что медийный интеллектуал любит давать уроки антифашизма . . . политкорректного антифашизма, такого, как он ему видится, эти уроки никогда не смогут серьезно испугать, к примеру, Национальный фронт. Не говоря уже о том, что поклоннику Шарона и контрас не слишком пристало давать уроки борьбы с правыми радикалами. . .

'Бывший сталинист продолжает считать, что у России, которая примкнула сейчас к неолиберальному лагерю, практически врожденная тяга к Злу. Так, для Андре Глюксмана действия исламского радикала-нигилиста, являющегося идеальным воплощением зла, могут быть оправданы, если он сражается с русскими'. Жан-Франсуа Кан (Jean-François Kahn), 'Военный лагерь, критика нечистоплотного безумия'

В общих чертах речи Глюксмана напоминают речи Анри-Леви, с ярко выраженной тенденцией склоняться к сталинским рассуждениям. . . Что ж, это вполне естественно для весьма активного в прошлом члена Компартии Франции.

Дело жизни господина Глюксмана - это защита чеченского народа, который борется с российскими оккупантами. Конечно, методы, которые применяют российские солдаты в Чечне - весьма некрасивы, здесь ему нельзя возразить. Но все же манихейство Глюксмана доходит до смешного.

Так, еще несколько лет назад, он был готов закрыть глаза на то, что Сталин депортировал целые народы (в том числе чеченцев), а сейчас совершенно не может поверить в то, что чеченцы могут совершать теракты. По его словам, все они сфабрикованы ФСБ. В то же время, нет никакого сомнения в том, что если бы кто-нибудь из его критиков заявил, что теракты 11 сентября сфабрикованы по заказу ЦРУ, Глюксман обвинил бы его в антиамериканизме, если не в антисемитизме.

Этот воинственный поклонник Шарона также одобрил строительство позорной разделительной стены между Израилем и Палестиной

Отметим, все же, что Глюксман может иногда быть критичным по отношению к Израилю. . . В частности, он упрекал израильские власти в том, что они не поддерживают чеченцев! Короче, как и для Голды Мейр (Golda Meir), для Глюксмана 'палестинцев не существует'.

Как последовательный приверженец сталинского образа мысли, Андре Глюксман выпустил недавно целых три книги на особенно дорогую его сердцу тему: борьба Добра со Злом в планетарном масштабе. Эти жалкие опусы призваны рассказать о его обращении в веру Буша летом 2001 г. А то, что это обращение состоялось ровно 11 сентября 2001 г. - это, разумеется, простое совпадение!

Если верить Андре Глюксману, коммунистами, фашистами и исламскими радикалами - его главными официально объявленными врагами - движет одна и та же разрушительная сила. Непонятно только, что же значит это утверждение в устах сталиниста, который воспевает сейчас борьбу исламских радикалов в Чечне, а вчера лил воду на мельницу контрас в Никарагуа. . .

Мы процитировали здесь мнение двух известных мыслителей о философских и политических позициях Бернара Анри-Леви и Андре Глюксмана. После этой статьи они могут обвинить нас в антисемитизме, поскольку мы привели здесь противоречащее их взглядам мнение Ж.-Ф. Кана и Н. Чомского.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.