Окончание. Начало читайте здесь.

Могла ли Русь идти другим путем при тех условиях? Возможно. В значительной мере это зависело от личности великого князя, его умения заставить многочисленный род Рюриковичей ставить на главное место интересы государства. Одна из таких возможностей приходится на времена деятельности Владимира Мономаха и его сына Мстислава, продолжавшейся более четверти века. Выдающийся полководец и государственный деятель, Мономах в то же время принадлежал к немногим правителям Киевской Руси, которые были сторонниками решения внутренних конфликтов, не прибегая к силе. После смерти его отца, киевского князя Всеволода, придерживаясь завещания Ярослава и не желая кровопролития, Владимир отказался от киевского престола в пользу сына Изяслава Святополка, хотя превосходил его во всех отношениях. Фактически этот самый авторитетный в то время на Руси князь был соправителем Святополка, однако согласился стать великим князем только после смерти последнего. Благодаря организованным Мономахом и Святополком походам против половцев прекратились вторжения степняков на Русь, что сразу же положительно сказалось на ее развитии. Курс Владимира Мономаха на обеспечение стабильности в государстве, укрепление его безопасности продолжил его сын Мстислав. Как отметил Василий Татищев, в то время все русские князья жили в полной тишине и не смели друг друга обидеть. Показательно в этом отношении летописное сообщение, что за уклонение от участия в походе на половцев Мстислав сослал в Византию полоцких князей с семьями.

Преемники этих выдающихся правителей уже не имели ни такого авторитета, ни возможности его завоевать. При отсутствии сильной руки к киевскому престолу потянулись многочисленные претенденты, и Киевская летопись год за годом описывает непрерывные усобицы между князьями. Борьба шла в основном между Мономаховичами и Ольговичами, хотя нередко распри возникали и внутри этих группировок. В таких случаях князья нередко переходили из одной группировки в другую. Вскоре началась борьба и внутри лагеря Мономаховичей: между Мстиславичами с одной стороны и Юрием Долгоруким и его потомками с другой стороны. Половецкие орды, которые Мстислав загнал за Дон, Волгу и Яик, снова опустошали славянские земли как союзники одного из князей.

Возрастающая раздробленность Древнерусского государства уже несла угрозу его существованию. Только благодаря значительной территории, весомому человеческому потенциалу, а также отсутствию на то время достойного соперника земли Киевской Руси не попали в зависимость от кого-то из своих соседей. Западные соседи, как правило, поддерживали одну из группировок. С востока раздробленной на отдельные княжества Руси противостояла разделенная на отдельные орды Степь.

Враждующие князья время от времени договаривались между собой, шли на компромиссы, целовали крест, клялись друг другу в приязни. Однако при первой же благоприятной ситуации одна из сторон нарушала договоренности ради укрепления своих позиций. Единственным исключением стало совместное правление Русью старших князей враждующих группировок- Святослава Всеволодовича и Рюрика Ростиславовича. Эти князья уже успели побывать по несколько раз на киевском престоле. Из собственного опыта многолетних усобиц они поняли, что победа каждого из них может быть только кратковременной, а от продолжения борьбы между ними выиграют только враги Руси. Они оба хотели видеть Русь сильной и процветающей, но выход из трясины усобиц был возможен только при условии взаимовыгодных уступок друг другу и неуклонного соблюдения договоренностей между ними. Поэтому Рюрик, учитывая, что Святослав был старше, 'отступил ему старшинство и Киев, а себе взял всю Русскую землю'. Казалось, что компромисс между ними также будет недолговечным. Да и правление Святослава, пребывавшего уже в достаточно солидном возрасте, похоже, ничего нового не сулило Руси. Однако в данном случае впервые со времен Аскольда и Дира (если они действительно правили одновременно) в охваченной усобицами Руси возникла единственно приемлемая в тех условиях форма правления - дуумвират. Как Святослава, так и Рюрика летописец именует великими князьями. Их правление оказалось самым длительным в ХII в., что в значительной мере было обусловлено личными дружественными отношениями между князьями, их осознанием совместной ответственности за судьбу Русской земли.

Пребывая на вершине власти, никто из соправителей не пытался столкнуть с нее своего коллегу. Наоборот, все важные решения принимались ими согласованно. Особенно это касалось совместных действий против половцев, которые в ХII в. значительно активизировали вторжения на ослабленные усобицами русские земли. Если главной темой Киевской летописи на протяжении почти полстолетия были княжеские распри, то за время соправления князей летописец не зафиксировал в Киевской Руси ни одной усобицы. Зато почти ежегодно на ее страницах появлялись подобные строки: 'Князь Святослав Всеволодович, посоветовавшись со своим сватом Рюриком Ростиславичем, пошли на половцев'; 'Святослав и Рюрик все лето сторожили возле Канева Русскую землю'. За это время Русь только один раз потерпела поражение - в сепаратном походе на половцев новгород-северского князя Игоря Святославича. Хотя отношения между соправителями не всегда были безоблачными. В 1188 г. они прошли испытание Галичем. После смерти Ярослава Осмомысла Галицкую землю охватила смута, и Святослав с Рюриком пошли добывать галицкий престол. Однако Святослав хотел дать Рюрику Галич, а себе взять всю Русскую землю, а Рюрик, как отметил летописец, не хотел лишаться Русской земли. Не придя к согласию, князья сочли за лучшее вернуться назад.

К сожалению, правящая верхушка Киевской Руси оказалась неготовой к принятию формы правления, предложенной Святославом и Рюриком, и совместное великое княжение в Русской земле представителей двух враждующих группировок так и осталось исключением, нереализованной альтернативой распаду государства. После смерти Святослава Всеволодовича борьба за владение 'золотокованным столом киевским' возобновилась с новой силой.

Особенно неблагоприятными для Киевской Руси оказались времена, предшествовавшие появлению на ее восточных границах нового грозного врага - монголо-татар. Достаточно сказать, что с 1201 г. по 1212 г. на киевском столе 15 раз менялись князья, и всякие комментарии будут излишними. С 1235 г. по 1240 г. киевский престол занимали девять князей. А накануне осады впервые со времен Кия основанный им град вообще остался без князя.

В таком состоянии русские земли вплотную приблизились к трагическим 1237 - 1240 гг., когда против них выступили не разрозненные половецкие орды, а хорошо организованные, не знавшие поражений тумены Бату-хана. И этого не могли не понимать Рюриковичи. Однако великий князь владимирский Юрий Всеволодович отказал в просьбе о помощи рязанскому князю Юрию Ингваревичу, чем вынес смертный приговор и ему, и себе. Расплата за самоуверенность Юрия не замедлила себя ждать: его попытки организовать ополчение окончились разгромом русских войск из-за отказа принять в нем участие его брата, суздальского князя Ярослава. Невзирая на угрожающие вести с восточных границ, тот отправился на юг добиваться киевского стола. Не содержится даже намеков в летописях о попытках организованного сопротивления завоевателям князей юго-западных земель. Один на один с беспощадным врагом остались Переяслав (Русский) и Чернигов, хотя возможности для организации совместного отпора еще не были утрачены. Даже падение этих древних городов не остановило князей от сведения личных счетов. Судьба Киевской Руси была предрешена.

N156, пятница, 15 вересня 2006

__________________________________________________________

("День", Украина)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.