Текст публикуется с любезного разрешения редакции 'Project Syndicate'

В последние годы Нидерланды, Бельгия, Канада и Испания разрешили браки между людьми одного и того же пола. Некоторые другие страны признают гражданские союзы с подобной же юридической силой. В еще большем количестве стран существуют законы, направленные против дискриминации по половой ориентации человека в таких сферах, как жилье и занятость. Однако в самой большой демократической стране мира - в Индии - половые отношения между двумя мужчинами по-прежнему являются наказуемым преступлением, за которое в соответствии с конституцией предусмотрено пожизненное заключение.

Индия, конечно, не единственная страна, в которой сохранились жестокие наказания за гомосексуализм. В некоторые исламских странах, таких как Афганистан, Иран, Ирак, Саудовская Аравия и Йемен, содомия - это преступление, за которое максимальным наказанием является смерть. Но сохранение таких законов легче объяснить в случае стран, в которых религиозные учения являются частью уголовного права (вне зависимости от того, что многие с этим не согласны), чем в такой светской демократической стране как Индия.

Любой, кто посещал Индию и видел открыто сексуальные орнаменты храмов, являющихся там обычным делом, знает, что индийская культура относится к половым отношениям менее строго, чем христианство. Запрет гомосексуализма в Индии был введен в 1861 году, когда здесь правили англичане и навязали ему викторианскую мораль. По иронии судьбы Великобритания уже давно отменила данный запрет у себя, в то время как Индия сохраняет данный закон как пережиток колониального прошлого.

К счастью, с содомией в Индии активно не борются. Однако запрет является поводом для шантажа и запугивания гомосексуалистов и усложняет работу групп по образованию людей о ВИЧ и СПИДе.

Викрем Сетх, автор романа Подходящий мальчик и других замечательных романов, недавно опубликовал открытое письмо к правительству Индии, призывая отменить закон, делающий гомосексуализм преступлением. Многие другие известные индийцы подписали данное письмо и еще больше индийцев, включая нобелевского лауреата Амартию Сен, поддержали его. В настоящее время в высоком суде Дели проходят слушания по вопросу отмены либо сохранения данного закона.

Примерно в то время, когда в Индии был введен запрет содомии, Джон Стюарт Милл написал свое знаменитое эссе О свободе , в котором он выдвинул следующий принцип:

...единственной целью, оправдывающей применение силы в отношении любого члена цивилизованного сообщества против его воли, является предотвращение причинения вреда другим людям. Его собственное физическое или нравственное благополучие не является достаточным основанием... Самим собой, своим телом и разумом, человек может распоряжаться по собственному усмотрению.

Принцип Милла признается не всеми. Выдающийся английский философ и юрист ХХ века Х. Л. А. Харт предложил немного изменить принцип Милла. Там, где Милл говорит, что 'физическое или нравственное благополучие не является достаточным основанием' для вмешательства государства, Харт говорит, что физическое благополучие человека является достаточным основанием, если человек может пренебречь своими собственными интересами, а вмешательство в его свободу незначительно. Например, государство может потребовать, чтобы мы пристегивали ремень безопасности во время вождения автомобиля или шлем во время езды на мотоцикле.

Но Харт четко отделял данную законную заботу от законной морализации. Он отрицал запрет на нравственных основаниях действий, не ведущих к причинению физического урона. По его мнению, государство не имеет права объявлять гомосексуализм преступлением из-за того, что он безнравственен.

Слабость данного довода заключается в том, что нелегко понять, почему законная забота оправдана, а законное морализаторство нет. Защитники данного принципа часто заявляют, что государство должно нейтрально относиться к соперничающим нравственным идеалам, но возможен ли такой нейтралитет? Если бы я был сторонником законного морализаторства, я бы возразил, что это, в конце концов, вопрос личной нравственности (пусть даже разделяемой многими), перевешивает ли риск повредить голову при падении то, что я хочу ехать на мотоцикле с развевающимися по ветру волосами.

Более весомым возражением против запрета гомосексуальности является отрицание довода, на котором данный запрет основан: что добровольные половые отношения между людьми одного пола аморальны. Иногда заявляется, что гомосексуальность неправильна, потому что она 'противоестественна' и даже является 'извращением нашего полового назначения', которое предположительно существует для продолжения рода. Но, в таком случае, мы можем также сказать, что использование искусственных подсластителей - это 'извращение нашего чувства вкуса', которое существует для того, чтобы мы могли распознавать пищу. Мы должны остерегаться отождествлять 'естественное' с 'благом'.

Разве от того, что с помощью гомосексуальных отношений нельзя продолжить род, они становятся аморальными? Это было бы особенно странной причиной для запрета содомии в такой густо населенной стране как Индия, которая поощряет контрацепцию и стерилизацию. Если какая-то форма сексуальных отношений приносить удовлетворение тем, кто в них участвует, и никому не вредит, что же тут аморального?

В таком случае, главной проблемой запрещения гомосексуальных отношений является не то, что государство использует закон, чтобы навязывать нормы морали индивидам, а то, что закон основан на ошибочном представлении о том, что гомосексуальность аморальна.

Питер Сингер - профессор биоэтики в Принстонском университете в соавторстве с Джимом Мейсоном им опубликована книга 'Как мы питаемся: почему выбор продуктов питания имеет значение'.

_________________________________________________________

Copyright: Project Syndicate, 2006.

Перевод с английского: Николай Жданович

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.