Не хочет умирать на куске золота

'Антикварная ценность - это тот же породистый скакун. Чтобы его содержать, нужно очень много денег. А у меня их нет. Не хочу умирать на куске золота', - признался вильнюсец, доктор естествознания Каролис Цеминис.

14 миллионов литов - во столько страховщики оценили художественную ценность российской церкви - иконостас Соловецкого монастыря, принадлежащий проживающему в Вильнюсе ученому и коллекционеру.

Но эта ошеломляющая сумма К.Цеминиса не греет.

Заболевший несколько лет назад раком, перенесший не одну операцию, мужчина устал заботиться о коллекции. У него не хватает денег, чтобы ее содержать.

Церковному произведению огромной стоимости 64-летний К.Цеминис уделял внимание чуть ли не половину своей жизни. Более тридцати лет назад судьба устроила для вильнюсца знаменательную случайность - из рук пьяницы он приобрел иконостас и спас его от уничтожения.

Однако до сих коллекционер был вынужден избегать публичности.

Только теперь, когда этот редкий, стоящий миллионы экспонат демонстрируется в Тракае, К.Цеминис решился рассказать его драматическую судьбу.

Много лет хранил тайну

Об ансамбле из семи икон Соловецкого монастыря ничего не было слышно с XVII века.

Где находится эта драгоценность, созданная еще в XV веке для знаменитого монастыря на севере России, на одном из островов, находящихся в Белом море? Сохранилась ли она? На этот вопрос долгое время не могли ответить ни историки искусства, ни иерархи российской церкви.

В 2002-м году во время информационной передачи российского телеканала НТВ был показан репортаж из Голландии.

Спустя несколько веков впервые речь шла об иконостасе Соловков.

Сообщалось, что он хранится в престижном хранилище художественных ценностей в Амстердаме.

Журналисты, сделавшие эксклюзивный репортаж из этого хранилища, сняли Соловецкий иконостас, разговорили его владельца.

Тот сказал, что одна из его целей - вернуть эту ценность России, назвал денежную сумму, которую надеялся получить.

Герой репортажа не раскрыл своего имени. Перед камерой он говорил с закрытым лицом. Было также сказано, что собеседник живет в одной из балтийских стран.

Нетрудно было заметить, что мужчина говорит по-русски с акцентом.

Исчез из поля зрения коллекционеров

Как найти живущего в Литве человека, в коллекции которого находится сокровище стоимостью несколько миллионов?

Готовившие репортаж российские журналисты больше никаких деталей, с которых можно было бы начать поиски, не указали.

Я познакомилась с несколькими проживающими в Вильнюсе коллекционерами. Добиться их доверия было нелегко.

Люди, коллекционирующие художественные ценности, старательно хранят их от посторонних глаз. Избегать публичности их заставляет осторожность, страх потерять свое богатство.

На вопрос, кто из их коллег мог бы быть владельцем знаменитого Соловецкого иконостаса, мои собеседники только удивлялись или пожимали плечами. Ведь эта ценность давно исчезла из поля зрения коллекционеров, и было бы невероятно, если бы кто-нибудь в Литве с нею был бы связан.

Свело случайное знакомство

Мне помогла случайность. Несколько лет назад я познакомилась с коллекционером Ростиславом Билодидом - бывшим послом Украины в Литве.

Мы разговаривали в доме бывшего дипломата в Вильнюсе, когда в дверь постучал его сосед.

Доктор естественных наук, работавший в прошлом в лаборатории клеточной инженерии Института ботаники. Так представил К.Цеминиса его приятель Р.Билодид.

'Очень интересный человек. Если вам удастся разговорить его, вы услышите невероятные истории', - заинтриговал бывший посол.

Оказавшись в доме К.Цеминиса, я удивилась - увидела не аскетичное жилье ученого, а пространство, наполненное множеством оригинальных изделий.

Выяснилось, что ученый все свободное время уделяет своему увлечению - реставрирует и вырезает маски, создает каменные и металлические скульптуры, готовит выставки.

Хозяин упомянул, что его также интересуют деревянные изделия старых мастеров, в том числе - и иконы.

Прислушалась. Голос этого мужчины мне показался знакомым. Неужели это тот человек с закрытым лицом, который говорил в российской телепередаче и которого я безуспешно искала?

К.Цеминис не стал отрицать, что он - владелец сокровища из Соловецкого монастыря, но попросил подождать более подходящего момента, когда он сможет раскрыть интригующие, подходящие для сюжета романа, страницы своей жизни.

С разговором о бесценном произведении искусства вильнюсский коллекционер тянул четыре года. Столько времени длились непростые переговоры с Россией о продаже картины.

С торговцем рассчитался водкой

- Какая причина вынудила вас так долго скрывать факт, что вы являетесь владельцем знаменитого иконостаса? - спрашиваю я К.Цеминиса.

- Осторожность. Мог ли я быть уверен, обладая таким богатством, что никто не обидит моих внуков, других дорогих для меня людей? Я также не хотел вызвать нежелательной реакции со стороны России. Обвинить, отнять, осудить - оттуда всего можно ожидать. А я уже слишком стар для таких вещей.

- Российские журналисты, готовившие репортаж о судьбе драгоценности Соловецкого монастыря, упомянули, что иконостас в конце седьмого десятилетии прошлого века был обнаружен в одной из балтийских стран. Предполагаю, что нашли вы его в Литве? Как называется это место?

- Я не назову ни конкретного места, ни лица, у которого я его приобрел. Боюсь, что российские спецслужбы прибегнут к любым средствам, чтобы распространить дезинформацию и затруднить мне осуществление моих планов.

Бывшая территория Советского Союза, на запад от Уральских гор - пока что могу сказать только это.

- Должно быть, вы хорошо помните день, когда в ваших руках оказалось это бесценное сокровище?

- Это была совершенная случайность. Я собирал грибы с другом и зашел на кладбище староверов. Поскольку я давно интересовался этим религиозным течением, то решил посмотреть кладбище.

Когда я читал надписи на старых надгробиях, ко мне подошел мужчина и спросил, не интересуюсь ли я старинными вещами. Вслед за ним я направился на коровник.

Мой новый знакомый, пьяница, показал множество старинных вещей, которые намеревался продать: иконы, старые церковные книги.

Я обратил внимание на несколько сухих досок, лежащих на столе. Мужчина собирался сколотить из них полки. Перевернув одну из досок, увидел потемневшую от времени роспись и сразу почувствовал, что в моих руках - что-то особенное.

Нетрудно было установить, что эти строганные доски - часть иконостаса. Хозяин отвел меня в подпол - там он хранил семь еще не испорченных, прекрасно сохранившихся досок. Их я и купил.

Эти ценности их хозяин унаследовал от умершего руководителя общины староверов.

- Сколько вы заплатили их владельцу?

- Не поворачивается язык назвать цену (Собеседник дал понять, что расчет был произведен при помощи нескольких бутылок водки - авт.).

- А вы сразу поняли, какое богатство вам предлагает местный житель?

- Точно нет. Я понял, что это - старое, редкое интересной формы произведение.

Настоящую ценность показало исследование

К.Цеминису понадобилось более двух десятилетий, пока он понял, что в его руках - не просто редкие старинные иконы, а бесценная художественная реликвия российской церкви.

Вильнюсец, ставший владельцем семи написанных на досках икон, позднее не раз посещал то место, где собирал грибы и где ему улыбнулась судьба.

К.Цеминис подружился с матерью продавца икон, вдовой руководителя общины староверов.

Глубоко верующая женщина рассказала все, что знала об этой ценности, и подарила Каролису несколько очень старых книг, хранившихся в сундуке вместе с иконостасом.

'Я прочитал не только эти книги. В различных научных учреждениях искал, изучал иконографические письмена. Две зимы провел на Соловках. Мне удалось познакомиться с реставраторами, общался я и с иконописцами. Понял, что спас от гибели Соловецкий иконостас', - рассказывает К.Цеминис.

Иконы долго были 'в подполье'

История иконостаса, насчитывающая, по меньшей мере, четыре с половиной столетия, драматична.

Из Соловецкого монастыря, после раскола церкви в 1668 году, староверы переправили его на Северный Урал, потом - в центральную Россию. Примерно четыре столетия эту реликвию хранили и скрывали.

Молитвенные дома, где хранился иконостас с конца XIX века, в 1945 год были сожжены.

Староверам удалось спасти иконы - они были спрятаны в доме одного из членов общины.

Через несколько десятилетий, когда умер хозяин, ценность осталась бесхозной. Внимание въехавшего в дом новосела иконостас привлек только тогда, когда ему понадобились деревянные доски, чтобы построить коровник.

В руках пьяницы погибли шесть досок иконостаса, которые он обстругал.

Только случайность помогла тому, что оставшиеся семь не постигла та же участь. Купивший их К.Цеминис сожалеет, что в тех местах он оказался с опозданием - восстановить часть уничтоженных реликвий было невозможно.

За имуществом приходится зорко следить

Оказавшись в надежных руках литовского коллекционера, Соловецкий иконостас не закончил свои скитания.

К.Цеминис, ставший более трех десятилетий назад владельцем реликвии староверов, должен был зорко хранить ее, особенно после того, как Литва снова стала независимым государством.

'Пришло время, когда держать иконостас дома, просто в секции, стало небезопасно. Были некоторые признаки, что им интересуется 'Вильнюсская бригада' (организованная преступная группировка в Вильнюсе в начале девяностых - прим. перев.). Помогли приятели, в том числе - и тогдашний посол Украины в Литве М.Билодид', - рассказывает коллекционер.

Какое-то время назад К.Цеминис переправил иконостас на Запад, где намеревался продать его.

Проститься с самым ценным экспонатом своей коллекции хозяина вынудили обстоятельства - он тяжело заболел, на лечение нужны были деньги.

Заинтересовался президент России

Найти покупателя на Соловецкий иконостас какое-то время не удавалось.

Коллекционеры им интересовались, однако не хватало иконографической литературы, аналогов, чтобы была подтверждена его уникальность.

Это заставило К.Цеминиса продолжить исследования, искать материалы.

'Такой вещи нет ни только ни в одном музее Литвы, но и России, и даже мира. Он единственный - трехрядный иконостас часовни XVI века. Это, должно быть, самый старый малый иконостас в России', - сейчас уже может, опираясь на собранные сведения, выводы авторитетных международных комиссий, подтвердить К.Цеминис.

На организованном шесть лет назад в Голландии аукционе за Соловецкий иконостас предлагали 2 миллиона долларов США. Однако эта сделка не состоялась.

Один живущий в Голландии русский предприниматель уговорил К.Цеминиса вернуть ценность в Россию.

Литовец решился на это. В 2001-м году он послал руководителю православной церкви России патриарху Алексию II и администрации президента России Владимира Путина письмо, информируя о том, что найден Соловецкий иконостас.

Россия заинтересовалась этим. Правительство, получившее указание руководителя страны В.Путина, обратилось к предпринимателям страны, чтобы те пожертвовали на приобретение иконостаса необходимую сумму.

Вытерпел немало операций

'Я прекрасно знаю и очень ценю культуру России, поэтому стремился, чтобы эта реликвия вернулась бы туда, где она и должна бы быть - в Соловецкий монастырь', - сказал К.Цеминис.

Литовец ждал три года, пока правительство России и представители бизнеса соберут сравнительно небольшую сумму для приобретения икон.

Однако, общаясь с российскими чиновниками и бизнесменами, литовец убедился, что Москва не особенно горит желанием возвратить себе эту реликвию, поэтому вернулся к прежнему замыслу - продать иконостас с аукциона.

'Я уже не молод. Несколько лет назад заболел раком, перенес много операций. Мне нужны деньги. Я не хочу умереть на куске золота', - назвал К.Цеминис причину, заставляющей немедленно продать самую большую ценность своей коллекции.

Два года назад продажу Соловецкого иконостаса литовец доверил канадской корпорации 'Tamoikin Inc.', представляющей его интересы и сегодня.

Ее усилиями были организованы несколько авторитетных экспертиз, чтобы подтвердить аутентичность иконостаса и установить его ценность.

Сейчас Соловецкий иконостас экспонируется в Тракайском замке, на организованной музеем семьи Тамойкиных выставке оружия, книг и икон.

Эту экспозицию за два года увидят в шести европейских и одиннадцати американских городах.

Но путешествие Соловецкого иконостаса может закончиться и раньше - на него обратили внимание коллекционеры. По окончании выставки в Тракае иконостас будет выставлен на аукционе. Его цена, установленная британской страховой компанией ЕС, составляет 14 миллионов литов (5,5 млн. долларов США - прим. перев.).

Миллионы жизнь не изменят

Не будет ли жалко К.Цеминису прощаться с иконостасом, о котором он заботился, точно заботливый отец о своем ребенке, столько лет?

'Раньше жалел. Когда был моложе, казалось, что могу все охватить. Теперь, когда я уже стар, понимаю, что никуда ничего не унесешь. Мы все окажемся в земле', - вздохнул собеседник.

Спокойно, без эмоций он говорит и о гигантской денежной сумме, до которой - уже рукой подать.

'Очень опасно думать, что жизнь изменится, - лучше этого не делать. Меня заботит только осуществление моих творческих идей, которые дорого обходятся. Если только хватит сил и фантазии', - пояснил вильнюсец, создающий оригинальные скульптуры из камня и металла.

Его мечта - продав иконостас, обеспечить себя материалами, оборудовать творческую мастерскую, нанять помощников.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.