В свое время советские историки утверждали, что одной из существенных причин окончательной победы российских большевиков в гражданской войне 1918- 1921 гг. было наличие острых разногласий в большом и достаточно разноцветном антибольшевистском лагере. Лично у меня это мнение не вызывает возражений, ведь различные антисоветские силы нередко боролись друг с другом не менее упрямо и жестоко, чем против коммунистов. Однако необходимо учитывать, что немало 'контрреволюционных' руководителей прекрасно понимали необходимость объединения усилий в борьбе против 'красного' врага и, более того, делали в этом направлении конкретные шаги...

ГЕТМАН СКОРОПАДСКИЙ И БЕЛОГВАРДЕЕЦ: ОТ ВЗАИМНОГО НЕПРИЗНАНИЯ ДО ЕДИНСТВА ДЕЙСТВИЙ

Характерной особенностью гражданской войны как в России, так и в Украине в 1917- 1921 гг. было возникновение на территории бывшей Российской империи достаточно большого количества государств с различным общественным строем. Именно тогда появились большевистская Россия, гетманская Украина, меньшевистская Грузия, дашнатская Армения, Юг России (именно такое название, по моему мнению, было у белогвардейского государства генералов Корнилова, Деникина и Врангеля) и много других.

Сравнительный анализ общественных порядков Украинского государства гетмана Павла Скоропадского и белогвардейского Юга России показывает, что между ними существовало немало общего. И Скоропадский, и ведущие белые генералы по большей части ориентировались на дореволюционный общественный строй, восстанавливая частную собственность, возвращая помещикам их имения и, кроме того, жестоко подавляя любые проявления народной оппозиции против себя. А относительно различных общественных изменений, то они выступили как достаточно умеренные реформаторы, по большому счету, сохраняя хозяйственные позиции дореволюционной русской элиты. Поэтому, казалось бы, и украинское, и российское консервативные государства должны были тесно сотрудничать друг с другом - тем более, что им обоим угрожал общий и, к тому же, отнюдь не слабый враг - большевизм. Однако помехой этому стал о различное понимание их руководителями общероссийских перспектив. Если правительство генерала Деникина прочно стояло на позициях 'единой и неделимой России', то администрация Скоропадского довольно длительное время занималась перестройкой самостоятельного Украинского государства. Белогвардейцы-деникинцы откровенно не признавали независимости Украины, а самого гетмана нередко называли сепаратистом и предателем. Чувствовалось, что если бы им удалось разгромить большевиков, то они решительно бы разобрались и с 'обособленной' Украиной. Кроме того, факты свидетельствуют, что с официальным признанием Юга России Скоропадский также особо не спешил...

Вместе с тем, было бы ошибочно утверждать, что за все это время между двумя государствами вообще не существовало никаких позитивных отношений. Во многих городах гетманской Украины (Киеве, Харькове, Полтаве, Одессе и тому подобное) функционировало немало, по сути, легальных организаций (так называемых бюро), которые занимались вербовкой офицеров для службы в различных белогвардейских армиях - Добровольческой, Южной, Северной, Астраханской и других (следует отметить, что Добровольческая армия была республиканской, а три остальные - откровенно монархическими). Хотя летом 1918 года гетманское правительство строго-настрого запретило местным офицерам переходить на службу в деникинское войско, однако многие лица в офицерских погонах, формально записавшись в монархические вооруженные формирования, на самом деле попадали в ряды именно армии генерала Деникина, с которой они связывали свои самые большие надежды.

Следовательно, сложилась достаточно своеобразная ситуация. При официальном непризнании гетманского государства с боку руководителей Добровольческой армии Гетманат фактически превратился в 'поставщика' кадровых офицеров для нее и другие белогвардейские движения, а это уже очень сильно напоминало, хотя и неофициальный и односторонний, но все-таки союз между ними. По моему мнению, сам Павел Скоропадский имел по этому поводу собственные расчеты. С одной стороны, таким образом гетман избавлялся от самых активных белогвардейских элементов (которые наряду с 'левой' оппозицией также представляли собой определенную опасность для его государства), а с другой, усиливал белое движение с тем, чтобы очень туго затянуть узел кровавой борьбы между красными и белыми, что значительно ослабляло реальных и потенциальных врагов Украинского государства.

В октябре - ноябре 1918 года положение гетманской Украины значительно усложнилось. Вследствие революций в Германии и Австро-Венгрии правительство гетмана утратило свою надежную вооруженную опору - австро-немецкую армию. Сами же гетманские вооруженные силы были сравнительно немногочисленны и к тому же - политически ненадежны, а опасение пополнить ее откровенно революционными элементами не дало возможности Скоропадскому объявить общую военную мобилизацию. В сложившейся ситуации гетман мог реально рассчитывать лишь на помощь белой армии Антона Деникина и войска Антанты. Деникинские и антантовские представители не отрицали возможного предоставления ими военной и другой помощи Украинскому государству, но прямо указывали, что для этого очень нужен официальный отход гетманского правительства от 'самостийницкой' позиции.

Подчеркнем, что для создания действительно серьезного союза с белыми сам Скоропадский приложил немало усилий. В середине ноября 1918 года гетман обнародовал свою очередную грамоту, в которой определил для своей страны новую цель - борьбу за федеративную небольшевистскую Россию. Приблизительно тогда же сформировалось новое и последнее гетманское правительство во главе с Гербелем, министры которого практически в полном составе ориентировались на возрождение 'великой России'. Нескольким ведущим представителям Добровольческой армии в Киеве гетман из явно тактических рассуждений заявил, что никогда не был искренним сторонником украинской независимости... На должности главнокомандующего вооруженными силами Украинского государства совсем не случайно оказался убежденный российский монархист генерал Келлер. Во время встречи (в начале ноября 1918 года) с руководителем белого Дона атаманом Красновым Скоропадский сообщил ему о том, что имеет конкретный план объединения вооруженных сил различных небольшевистских государств. Довольно показательно, что на должности командующего будущей объединенной армии сам гетман хотел видеть великого князя Николая Николаевича - брата казненного императора Николая II, о чем лично написал ему письмо. В самом Киеве генералы Святополк-Мирский, Рубанов и другие начали энергичное формирование так называемых офицерских дружин, которые, по сути, представляли собой белогвардейские подразделения, где абсолютное большинство составляли убежденные сторонники 'белого дела'. К тому же, сам Скоропадский издал приказ о создании Особого корпуса, который должен подчиняться лично ему. А о том, кого Павел Петрович желал видеть в нем, красочно свидетельствует одна деталь: воины его 'личного' подразделения носили не украинскую, а старую, царскую униформу.

Наконец министр внешних дел гетманского государства Афанасьев официально сообщил генералу Деникину о том, что с этого момента армия Украинского государства вместе с войсками белого Дона и Добровольческой армией будет бороться за восстановление 'великой России'. В ответ на это главнокомандующий вооруженными силами юга России дал официальное согласие на тесное сотрудничество с гетманским государством, поддержав намерения Скоропадского создать объединенную антибольшевистскую армию.

Заранее подчеркнем, что план этот так и не был воплощен в жизнь, в чем не последнюю роль сыграл стремительный крах Гетманата в середине декабря 1918 года. Вместе с тем, факты дают основание утверждать, что в первой половине декабря 1918 года начал формироваться гетманско-белогвардейский военный союз. На заседаниях гетманского правительства, которые состоялись 29 ноября и 7 декабря 1918 года, было принято решение пригласить на Харьковщину и Екатеринославщину с целью совместной борьбы против 'внутренних большевиков' части Добровольческой армии и белого Дона. Вскоре в Украине и на самом деле появились союзные гетману 'золотопогонные' отряды. Одним из них стал 8-й белогвардейский корпус (около двух тысяч воинов), который по согласию гетманского правительства был сформирован в Екатеринославе.

Такое положение вещей, безусловно, несколько увеличивало шансы Украинского государства на собственное выживание. Однако вместе с позитивными были в этом союзе и отрицательные черты. Часть белогвардейцев как в самой Украине, так и за ее пределами, понимала дело так, что с ней как с государством можно уже и не считаться. В украинской прессе появился приказ генерала Деникина о подчинении гетманских офицеров Добровольческой армии... Генерал Келлер официально объявил восстановление Российской империи... Самому же гетману и его министрам 'заинтересованные лица' настоятельно советовали поднять над Киевом знамя Добровольческой армии. В некоторых местах наблюдались бесчинства белогвардейских элементов, которые арестовывали сторонников независимой Украины и разбивали бюсты Тараса Шевченко. Скоропадский был вынужден остудить самые горячие белогвардейские головы. Генерал Келлер был устранен с должности главкома, а представитель Добровольческой армии генерал Ломновский был арестован...

Понятно, что, прибегнув к таким силовым мерам, гетман сильно рисковал. Сторонники русского триколора, в принципе, могли бы ему достойно ответить - тем более, что тогда значительное количество воинов-скоропадчиков открыто заявило о своем подчинении деникинскому военному командованию. Однако революционная армия Симона Петлюры уже стояла у ворот Киева, а потому противостояние между белогвардейцами и гетманцами было бы явно проигрышным и для первых, и для вторых.

Белогвардейские части, бесспорно, сыграли свою роль в защите Украинского государства от 'внутренних большевиков'. 18 ноября 1918 года вместе с сердюцкими полками они приняли жестокий бой с наступающими отрядами Петлюры возле Мотовиловки, а 21 ноября 1918 года нанесли им поражение и более чем на полмесяца приостановили их продвижение на Киев. Однако в ситуации, когда большая часть украинского населения была настроена откровенно враждебно по отношению к гетманскому правлению, белые отряды, которые, к тому же, были сравнительно немногочисленны, спасти правительство гетмана от катастрофы, конечно же, не могли...

БЕЛОГВАРДЕЙСКО- ПЕТЛЮРОВСКИЙ СОЮЗ: ТЩЕТНОСТЬ БОЛЬШИХ НАДЕЖД

Армии Симона Петлюры, которая в декабрьские дни 1918 года свергла гетманский режим, не удалось пойти на долгожданный отдых. Петлюровцы почти сразу вступили в борьбу с новыми врагами - в частности, с белогвардейскими 'добровольцами', которые также стали претендентами на власть в Украине. Хотя тогда эта борьба не была продолжительной. Заключив мирное соглашение с войсками Антанты, петлюровцы прекратили борьбу и с ее союзницей - деникинской армией. Однако позже, в августе 1919 года, возле станции Хрыстынивка подразделения петлюровского военачальника Юрка Тютюнника снова встретились с белогвардейскими войсками...

Начало. Окончание читайте в следующем выпуске страницы 'Украина Incognita'

Владимир ГОРАК - кандидат исторических наук

N174, п'ятниця, 12 жовтня 2007

____________________________________________

Стоило ли сотрудничать с Третьим Рейхом? ("Le Monde diplomatique", Франция)

Советская оккупация: pro et contra ("Украинская правда", Украина)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.