Корреспондент Кун ван Звол совершает прощальную поездку на поезде по России. Это его четвертый репортаж - из Иркутска и с берегов Байкала.

Озеро Байкал - уникальное. В январе здесь двадцать градусов ниже нуля. Сто лет назад ведомые паровозами поезда шли по льду толщиной в несколько метров. Но в июле на Байкале субтропическая жара. На улице парит, а над водой стелется белый туман. Над ним возвышаются скалы с черными хвойными лесами на фоне ярко-голубого неба: Сибирская Ривьера.

Капитан Виктор Самодуров сегодня далеко в озеро на своем катере 'Фарватер' не пойдет: видимость недостаточна. Самодуров контролирует маршруты кораблей, выставляет и ремонтирует буи. Работа спокойная - после развала СССР в 1991 году и экономического спада вокруг Байкала все замерло. Грузовые суда больше не перевозят уголь и руду с севера на юг, рыболовный флот исчез. Сейчас на озере размером 683 на 80 километров, в полтора раза большем по площади, чем Нидерланды, в строю лишь 25 зарегистрированных судов и около 75 прогулочных яхт. Озеро Байкал благословенно в своей изоляции. Окруженные горами и дремучей тайгой его окрестности оставались очень слабо заселенными до того, как в конце 19-го века была проложена Транссибирская магистраль. Но даже русские колонисты не испортили Байкал.

Элегантный город Иркутск и чадящий Ангарск, в котором собраны вместе нефть, химия и атомная промышленность, находятся на юге, где из озера вытекает река Ангара. Если там происходят какие-то вредные выбросы, то они не попадают в озеро. Байкал кристально прозрачен и очень глубок. Самая глубокое место - 1682 метра. Озеро расположено на разломе земной коры, который каждый год увеличивается на два сантиметра. В Байкале содержится пятая часть мировых запасов пресной воды, пригодной для питья, благодаря тому, что она является проточной. Самодурову никогда не нужно брать с собой питьевую воду. 'Мы просто берем ее из озера', - говорит он.

Экологический рай? Каким образом удается его поддерживать? Местные власти мало-мальски серьезно относятся к охране природы: вокруг озера действуют строгие нормы для вырубки леса, охоты и рыболовства. Но большие деньги привлекают, и в Иркутске царит жульническая культура. Большой соблазнитель - южный сосед Китай, жаждущий получить российские нефть, газ, металл и древесину. На карте вокруг озера извиваются как удавы многочисленные запланированные нефте- и газопроводы.

'Байкальская волна' - одна из самых влиятельных организаций защитников окружающей среды в районе озера - ведет непрерывную кампанию. Она началась со строительства Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, который с 1966 года сбрасывает в озеро отбеливающие средства. Анна Рихванова протестовала против этого еще в советские времена. Вместе с комбинатом в Иркутске родилось экологическое движение. Сейчас каждый житель считает, что что-то надо делать, но по той или иной причине деньги на создание закрытого производственного цикла до сих пор не выделены.

Леса вокруг Байкала страдают от постоянной эрозии и нелегальных вырубок для китайского рынка. В приемной Рихвановой сегодня сидит Валерий из деревни Никола, привезший письмо. По его словам, в прошлую ночь из находящегося рядом с Николой заповедника выезжали многочисленные грузовики без номерных знаков со стволами спиленных деревьев. 'Когда я спросил, что они делают, они пригрозили меня убить', - говорит Валерий. 'Это происходит ежедневно, - отмечает Рихванова. - Здесь делается все что угодно. Иногда нелегально, иногда на основе сомнительных или купленных лицензий'. Также каждый день происходят лесные пожары. Нынешнее лето влажное, а в сухой 2003 год в этом регионе сгорели или были незаконно вырублены леса на площади в три раза больше Нидерландов. Виновники - как деревенские жители, которые весной жгут старую траву на своих полях, так и беспечные туристы и люди, производящие нелегальную вырубку леса. Они поджигают лес, чтобы замести следы, чтобы получить лицензию на 'санитарную вырубку' или просто, чтобы отвлечь внимание лесничих.

Нефть - новая проблема для озера. Рядом со стоящей на берегу деревней Энхалук находятся остатки недостроенной виллы Михаила Ходорковского. Он часто прилетал сюда на вертолете после переговоров в Иркутске, который играл ключевую роль в планах на будущее его ныне ликвидированного концерна ЮКОС. У Ходорковского были нефтехранилища и нефтеперегонные заводы в Агарске, где сейчас заканчивается сеть российских нефтепроводов. Отсюда нефть ЮКОСа отправлялась поездом в Китай. В 2002 году Ходорковский запланировал построить прямой нефтепровод в Китай вдоль южного берега озера Байкал. Арест Ходорковского в 2004 году положил конец его планам. Но радость движения защитников окружающей среды была недолгой, ибо сразу же возник новый план: распоряжающаяся трубопроводами российская компания 'Транснефть' получила задание разработать трубопровод длиной 4100 километров на Дальний Восток.

'Транснефть' спроектировала его вдоль Байкало-амурской магистрали - прямо по берегу озера Байкал. 'Это - сейсмически активная зона, - говорит Рихванова. - Катастрофа с нефтью здесь - даже не риск, а то, что обязательно произойдет'. На этот раз помог Кремль. В апреле прошлого года Путин удивил своих нефтяных баронов заявлением, что Транссибирский трубопровод должен быть проложен на сто километров севернее. Его трасса должна пройти по гористой, сложной местности. Но Путин сказал, что 'мы должны не только минимизировать, но и полностью устранить возможность' загрязнения озера Байкал.

Неожиданные слова из уст президента, который обвинил защитников окружающей среды в том, что они по заказу Запада подрывают российскую экономику. Но у Рихвановой слишком большой опыт, чтобы теперь удовлетвориться и успокоиться. Несмотря на указ Путина, 'Транснефть' не отказалась от старого маршрута. 'Скоро Путин уйдет, и они попытаются добиться своего с его преемником', - говорит она.

Кроме того, есть еще газовое месторождение Ковытка на западном берегу озера. Недавно российский газовый гигант 'Газпром' отобрал его у нефтяного концерна TNK-BP. Теперь продажа нефти из этого месторождения в Китай - лишь вопрос времени. Самый дешевый маршрут для трубопровода на юг пролегает через заповедники. А вместе с трубопроводом будут построены дороги, с дорогами придут браконьеры, производящие нелегальные вырубки лесорубы и лесные пожары, уверена Рихванова.

Современные защитники окружающей среды рассматривают экологический туризм в качестве противовеса этим большим экономическим интересам. Туризм вокруг Байкала развивается: почти все грузовые и рыболовные суда переделаны на туристические. Но короткое лето и шесть часовых зон перелета из Москвы, высокие цены и примитивная инфраструктура сводят дело к небольшим масштабам и элитарности. Добровольцы сейчас прокладывают 'Великий Байкальский маршрут' - пешеходную тропу вокруг озера длиной в 1600 километров. Но сможет ли горстка пеших туристов с Запада обратить власти и население в защитников окружающей среды? Рихванова сомневается в этом. Пока она видит в туризме лишь дополнительную нагрузку на природу потому что русские ужасно неряшливы. Недавно в тихой прибрежной деревеньке Листвянка водолазы собрали восемь тонн мусора, сброшенного в озеро лишь за один летний сезон.

Последняя кампания организации 'Байкальская волна' совершенно не касается бумаги, древесины, нефти или туризма: с недавнего времени Байкалу грозит катастрофа, аналогичная чернобыльской. Российской агентство по атомной энергии объявило в январе, что в Ангарске, в сотне километров от озера, будет построен международный центр по обогащению урана, в котором будет перерабатываться использованное ядерное топливо с европейских и японских атомных электростанций. Рихванова уже видит идущие вокруг Байкала поезда с тоннами ядерных отходов, которые подвергаются угрозам столкновений, терактов и землетрясений. 'Уже сейчас в Ангарске прямо на поверхности земли хранятся тонны ядерных отходов, - говорит она. - Если возникнет утечка в одном из этих контейнеров, то при определенном направлении ветра озеро Байкал будет заражено для многих поколений людей'. 'Это поможет ограничить туризм', - шутим мы. Но Рихвановой не до смеха.

_____________________________________________

Городок ученых выживает благодаря коммерции ("NRC Handelsblad", Голландия)

В музее Бориса Ельцина чтят великого человека ("NRC Handelsblad", Голландия)

ГУЛАГ сегодня: заброшенный музей под открытым небом ("NRC Handelsblad", Голландия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.