В прошлом мае Мария Пафити (Maria Paphiti), эксперт по иконописи лондонского аукционного дома Christie's получила приглашение оценить иконы, найденные в доме, приобретенном одной английской семьей. Иконы лежали, завернутые в полиэтилен, и новые владельцы здания хотели понять, сколько они стоят, и стоят ли хоть сколько-нибудь.

Ответ был - стоят, и немало, особенно если привлечь к ним внимание покупателей из России, тратящих огромные средства на возвращение увезенных из этой страны ценностей.

Пафити быстро обнаружила одну, особенно ценную. Это оказался "Святитель Николай Мирликийский, чудотворец" 1894 года с редкой подписью знаменитого русского иконописца Михаила Дикарева. Оклад, украшенный эмалью и позолотой, был создан известным московским мастером Яковом Мишуковым.

Ценность иконы увеличивала надпись на обратной стороне, из которой следовало, что она была преподнесена Николаю II - последнему царю - староверческой общиной (староверы порвали с господствующей Русской православной церковью в 17 веке после реформы церковной обрядности).

По словам Пафити, как эта икона попала в Лондон и почему она валялась забытой в пустом доме, остается загадкой.

11 июня икона была выставлена на аукцион. Торги начались с 20000 фунтов (примерно 40000 долларов) - в эту сумму ее предварительно оценил Christie's. Нетерпеливый покупатель из России сразу же предложил 200000 долларов. В дальнейшем два покупателя-россиянина - оба предпочли остаться не названными и вели переговоры через получавших указания по телефону посредников, - повышали ставки, пока икона не была продана одному из них за 854000 долларов. Это рекордная цена для аукционных продаж икон.

Для ошеломленного от радости британского семейства, решившего, согласно заявлению Christie's, сохранить анонимность, это было как снег на голову. 'Они не могли поверить в случившееся', - сообщила Пафити по телефону из Лондона.

Эта история свидетельствует о расцвете рынка российских икон. Под влиянием религиозного патриотизмом, поощряемого одновременно Кремлем и Русской православной церковью, российские миллионеры принялись собирать шедевры, которые хаос русской революции, массовая эмиграция противников коммунистов и незаконный экспорт, процветавший в девяностые, разбросали по всему миру.

Речь идет не только об иконах - россияне тратят сотни миллионов долларов на возвращение всевозможных произведений русского искусства. Чтобы помочь этому, государство отменило пошлину на их ввоз на территорию страны. Благоприятная ситуация на рынке привела и к появлению фальсификаторов с их подделками.

Недавно миллиардер Виктор Вексельберг, владелец нефтяных и металлургических предприятий, приобрел принадлежавшую семье Форбс (Forbes) коллекцию пасхальных яиц работы Фаберже из 180 предметов и организовал в Москве выставку. В сентябре стальной магнат Алишер Усманов купил за 40 миллионов долларов коллекцию покойного виолончелиста и дирижера Мстислава Ростроповича и немедленно передал ее в дар государству.

Объем продаж икон и предметов культа на аукционах Christie's дошел в прошлом году до 14 миллионов по сравнению со 140000 долларов 2005 года. Согласно Пафити, 70 процентов покупателей - россияне. И Christie's и Sotheby's сообщают о ежегодных продажах российского искусства на десятки миллионов долларов.

'В России поднимается волна патриотизма, - говорит шестидесятивосьмилетний Михаил Елизаветин, наживший состояние на строительстве и собравший одну из лучших в России частных коллекций икон. - Возвращением этих икон на родину можно гордиться. Я говорю не о спекуляции иконами, а о подлинной национальной гордости. У многих людей это искусство вызывает искреннюю, чистую радость'.

Четыре месяца назад, рассказал нам Елизаветин, он заплатил частному коллекционеру из Швейцарии почти 1,5 миллиона долларов за икону 14 века 'Нисхождение во ад'. А шесть месяцев назад, в Берлине он купил целую коллекцию из 110 икон за, как он выразился, 'немало миллионов'.

Каждый год цена икон удваивается и утраивается.

'Это просто фантастика', - считает московский антиквар Владимир Студеникин, регулярно посещающий лондонские аукционы, как для себя, так и по просьбам своих российских клиентов.

Бумом рынка икон активно пользуются ловкие фальсификаторы, изменяющие обычные, хотя и старые, иконы так, чтобы они выглядели шедеврами. Осложняет дело и то, что некоторые иконы, считающиеся старыми, на самом деле - подделки конца 19-го начала 20-го веков - эпохи расцвета фальсификаций. По словам искусствоведов, отличить подделку 19-го века от оригинала 14-го бывает непросто.

Многие россияне считают иконопись, особенно до начала 17-го века, незатронутую западным влиянием, самой подлинной формой русского искусства. Кроме того, особенно ценятся иконы, принадлежавшие последним российским царям и их семьям. Обладание ими вошло в моду благодаря возрождению национализма и религиозной идентичности среди российской элиты при президенте Владимире Путине.

'Иконы явственнее всего выражают душу Древней Руси, - считает заведующая отделом древнерусской живописи Государственной Третьяковской Галереи Надежда Бекенева. - Это прекрасно, что наши бизнесмены возвращают эти сокровища на родину'.

Еще один строительный магнат - Михаил Абрамов - утверждает, что три года назад, когда ему исполнилось сорок, и он уже нажил свое состояние, он пережил духовное возрождение. Тогда он и начал собирать иконы - сначала для личной коллекции, а два года назад, когда у него их было уже около 400, он открыл частный музей. Это обычный шаг для российских миллионеров в наши дни; Елизаветин тоже собирается создать такой для своей коллекции.

'Я получил много предложений, но я не чувствую себя в праве продавать их, - говорит Абрамов. - Они принадлежат России'.

В следующем месяце в Третьяковской галерее состоится выставка на основе коллекций Елизаветина и Абрамова. Она будет носить название 'Возвращенные сокровища'.

_________________________________________________

Покупаю! Особенно, если это русское ("The Economist", Великобритания)

Коллекция Мстислава Ростроповича направляется домой ("The Washington Post", США)

Аукционы а-ля рюс ("Newsweek", США)