"Мы осквернили ульи. Мы морили их серой и взрывали порохом. Чадившее тряпье издавало зловонье в священных республиках пчел. Умирая, они летали медленно и жужжали чуть слышно. Лишенные хлеба, мы саблями добывали мед. На Волыни нет больше пчел ", - так описывал один из эпизодов своей войны 1920 года Исаак Бабель, в то время красноармеец Первой конной армии Буденного.

А уже в следующем предложении - раскаяние кровавого всадника гражданской войны: "Летопись будничных злодеяний теснит меня неутомимо, как порок сердца". Писатель побеждал военного.

Сознаюсь, в свое время Исаак Бабель, писатель-одессит еврейского происхождения, саблей расчищавший пространство для большевистской власти, выпал из горизонта моего внимания. Вполне возможно, как и из внимания всего моего поколения.

Проследив издание его произведений, я заметил, что массово его сборники вышли в далеких 1957 и 1966 годах, а потом в последние годы перестройки, за год-два до распада Союза, как, например, сборник "Избранное для юношества" (1990). Впрочем, в те годы юношество начало интересоваться другими героями других соревнований.

И вот несколько недель назад мне попал в руки сборник Бабеля "Избранное" (1966). Эти старенькие потрепанные сборники можно найти на полках квартир чуть ли не каждой интеллигентной киевской семьи.

Такие книги они называют настоящей литературой, актуальность которой в непревзойденном художественном мастерстве, которое находится вне идеологии описанной в них эпохи.

Уже когда дочитывал последние страницы бабелевских "Конармии" и "Одесских рассказов", состоялся Северодонецк-2. На съезде, как оказалось, фигуру Исаака Бабеля, как русскоязычного писателя, организаторы бросили на передовую идеологических выпадов в сторону правительства и президента.

Жалуясь на так называемые притеснения русского языка, регионал Тихонов смеялся над помаранчевыми, мол, Гоголя они путают с Гегелем, а Бабеля - с Бебелем...

Вооружившись приведенными в первом абзаце цитатами, аллегория которых довольно едкая в контексте противостояния бело-синих с помаранчевыми, регионалы могут пойти дальше.

Кроме закрепления за Исааком Бабелем статуса жертвы украинизации, вполне в духе регионалов сделать его фигуру знаковой фигурой борьбы против "националистов". Рекрутирование имен выдающихся писателей на бессмысленные политические интриги уже имело место на примере Михаила Булгакова.

Как по мне, писатель Исаак Бабель занимает более надежное место в памяти современников, чем это место займут современные политики, которые спекулируют на его имени.

И не из-за идеологической заангажированности. В вихре гражданской войны Бабель смог узнать о своей стране больше, чем сегодня может узнать о ней современный политик.

А в своих коротких очерках о внутренней стороне жизни украинских городков и поселков, которые проходили через жернова гражданской войны, Бабель рассказал нам об Украине больше, чем сегодня рассказывают все современные телевизионные проекты с их открытиями.

И все же, насколько важной является фигура Исаака Бабеля для украинской литературы и истории, настолько же далека она от современной Украины.

Добровольное вступление в ЧК, предшественника НКВД, революционный фанатизм, борьба с врагами народа, и т.п. ... все это мало вписывается в ментальность наших современников. Тем не менее, без Бабеля и его жизненного пути Украина бы не стала такой, какой она есть сегодня.

Переоценка большевистской эпохи в глазах современников наиболее действенна на примере судьбы самих ее творцов. Большевизм вдохновил тысячи романтиков революции, но провинился миллионами жертв. Начинал романтиком и стал жертвой сам Исаак Бабель.

Весной 1939 года его арестовали с обвинением в "антисоветской террористической деятельности". В январе 1939 года в Москве его расстреляли. В стенах Лубянки навеки исчезли и десятки неопубликованных его рукописей.

В Украине Исаака Бабеля не забыли. Но вполне естественно, что уважают и любят его больше всего в Одессе, на родине, которой он посвятил свои самые лучшие произведения. Одесситам вообще свойственно ревниво относиться ко всему одесскому и очень безразлично ко всему неодесскому.

Сегодня община города инициировала, а местная власть в лице Гурвица поддержала сооружение памятника Исааку Бабелю. Одесситы успешно собирают средства по всему миру, большинство которых поступили именно из Украины, вероятно, из Одессы.

И это намного более адекватная популяризация Исаака Бабеля и его творчества, чем воспоминание его имени в списке жертв украинизации.

___________________________________________

Украинский националист Петлюра ("The New York Times", США)

Фактор 'Россия' на моей Украине ("Львiвська газета", Украина)