Вероятно, вы, как и многие другие разумные люди, любите газету Investor's Business Daily за то, что с присущей ей последовательностью и здравым смыслом она поддерживает свободный рынок и прочие разумные вещи. Если это так, то вы, вероятно, были потрясены, натолкнувшись на изумительное высказывание, появившееся недавно на первой полосе этого издания. Речь шла о готовности бельгийской компании InBev (второе место в мире по производству пива) заплатить 46,3 млрд. долларов за контрольный пакет акции Anheuser-Busch (третье место в мире по производству пива); в статье об этом имелось следующее утверждение: 'Постоянный, хотя и незначительный рост индустрии [производства алкогольных напитков] стал сюрпризом для тех, кто готовится к повороту экономики 'на юг', и ожидает связанного с этим отказа от никому не нужных вещей, в частности, от пива'.

Никому не нужных?!

Вы попробуйте, объявите что-либо подобное во всеуслышание, находясь на трибунах спортивного стадиона. Или на пляже в жаркий день.

Точнее было бы сказать иначе: нет пива - нет цивилизации.

Ведь цивилизация напрямую зависит от урбанизации, а урбанизация напрямую зависит от пива. Неясно, почему так? Прочитайте чудесную книгу Стивена Джонсона (Steven Johnson), вышедшую в 2006 году под заголовком 'Призрачная карта: о самой страшной эпидемии в истории Лондона и о том, как она изменила облик науки, городов и всего современного мира'. Книга эта представляет собой превосходный детектив с уклоном в науку; в ней рассказывается о том, как расследовались причины одного страшного взрыва эпидемии холеры и как причина была найдена: ею оказался один-единственный колодец, из которого бралась питьевая вода для целого квартала. Вот какими словами Джонсон начинает свой экскурс в историю, от прочтения которого буквально открываются глаза: 'Поиски источника питьевой воды, не подверженного загрязнению, начались одновременно с появлением первых цивилизаций. Как только стали образовываться крупные населенные пункты, главным сдерживающим фактором роста населения тут же стала дизентерия и прочие болезни, передающиеся через воду. И почти всегда решением данной проблемы служила не очистка воды, а замена ее алкогольными напитками'.

Одной из самых безопасных и в то же время годных для питья жидкостей является спирт, содержащийся в пиве (и в более поздно появившемся вине) и имеющий бактерицидные свойства. Да, употребление алкоголя имеет свои негативные стороны, но, как отмечает Джонсон (в несколько легкомысленной манере), 'умереть от цирроза печени в сорок лет лучше, чем от дизентерии в двадцать'. Алкоголь ядовит, вызывает привыкание, но тем не менее алкогольные напитки, особенно пиво, стали настоящим двигателем естественного отбора лучших представителей вида Homo sapiens.

Джонсон отмечает, что, по наблюдениям специалистов по истории и генетике, городские поселения и спиртные напитки появились примерно в одно и то же время, что стало причиной дарвиновской 'гонки на выживание' среди людей, отказавшихся от охоты и собирательства в пользу городской жизни.

Избегая грязной воды, люди пили в больших количествах что-либо другое, например, пиво. Однако для усвоения выпитого пива организму требуются определенные свойства, заложенные в генах. Джонсон называет эти свойства способностью при усиленном потреблении алкоголя вырабатывать дополнительные количества фермента, называемого алкогольдегидрогеназой. За эту способность отвечают гены из четвертой хромосомы ДНК человека; гены эти распределены среди людей неравномерно. О тех, у кого этих генов нет, сейчас говорят: 'не умеет пить'. Таким образом, многие умирали в молодом возрасте от интоксикации и от болезней, связанных с грязной водой, и не оставляли потомства.

Таким образом, городские жители начали становиться все более и более предрасположенными к питью пива, так как генофонд пополняли в основном выжившие. Джонсон пишет: 'Большая часть населения Земли в настоящее время состоит из потомков древних любителей пива; у них мы по большей части и унаследовали толерантность к алкоголю'.

Джонсон предполагает (и небезосновательно), что нашел объяснение тому факту, что некоторые группы населения Земли (американские индейцы, австралийские аборигены и др.) в большей степени, чем все остальные, страдают от алкоголизма. Эти люди попросту не прошли суровую проверку жизнью в городских условиях. Если это так, то необычайное распространение алкоголизма среди индейцев объясняется не их униженной и полной страданий жизнью в резервациях, или, по крайней мере, не только ею, а попросту тем, что их предки не жили в городах.

Впрочем, не будем ворошить муравейник страстей вокруг расизма, национальной нетерпимости и прочего, ведь эта статья призвана лишь внести небольшую поправку в рассуждения уважаемого автора газеты Investor's Business Daily. Скажем только, что у нас хорошие новости: пиво - это здоровая пища. К тому же его не обязательно покупать у заправляющих магазинами здоровой пищи бледных больных типов, осуждающе поглядывающих на вас сквозь очки без оправы, как у Троцкого.

Итак, хватит разговоров, скоро лето - кому взбрело в голову сказать, что пиво никому не нужно? Бенджамин Франклин (Benjamin Franklin) не зря сказал: 'Пиво - это доказательство того, что Бог нас любит и желает нам счастья'. Если же вы - человек нецерковный или предпочитаете не смешивать храм Божий с кабаком, специально для вас переформулирую так: пиво - это доказательство того, что природа одобряет наше с вами существование.

____________________________________________________

Ну что, по пивку? ("The Guardian", Великобритания)

Чем предпочитаете травить организм? ("The Guardian", Великобритания)

Что же касается рецептов от похмелья, то имя им легион ("New Yorker", США)