ИноСМИ - Все, что достойно перевода

Как иностранные СМИ изображают Россию.
Мы переводим. Вы делаете выбор

Фото

SmithsonianSmithsonian, США

Самое холодное место на Земле

Широка страна моя родная
3329450

Большинству людей Оймякон, поселок в нескольких сотнях километров от Северного полярного круга, покажется не лучшим выбором для туристической поездки. А каково это — жить и работать в самом холодном из населенных мест Земли? Новозеландский фотограф Амос Чаппл разглядел в путешествии в Оймякон — и ближайший к нему город, Якутск, — шанс для уникального фотопроекта.

© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
© Amos Chapple
Для большинства Оймякон — не самый очевидный выбор для туристической поездки. Этот поселок в нескольких сотнях километров от Северного полярного круга в российской тундре — самое холодное место на Земле, где постоянно живут люди. Но новозеландскому фотографу Амосу Чапплу (www.amoschapplephoto.com) он предоставил возможность, от которой тот не смог отказаться. Чтобы поддержать свои занятии трэвел-фотографией, Чаппл работает в России учителем английского, а в путешествии в Оймякон — и ближайший к нему город, Якутск (в 927 километрах от поселка), — он разглядел шанс начать уникальный фотопроект.

На фото: пейзаж, окружающий автодорогу «Колыма». В Якутске нет железной дороги, поэтому «Колыма» остается единственным путем, ведущим в город и из него. Этот путь также известен как «дорога на костях»: его прокладывали заключенные ГУЛАГа.
«Есть мнение, что, чтобы казаться серьезным фотографом, нужно искать в мире страдание», — говорит Чаппл. Прежде чем заняться трэвел-фотографией, он долгие годы работал новостным фотографом в Новой Зеландии. «Я хотел привнести подход фотожурналистики в эти истории, не негативные, не ужасающие. Я искал заголовок, к которому мог бы привязать историю в иллюстрациях, и самое холодное место на Земле стало удачным примером».

На фото: замерзшая автобусная остановка в Якутске.
Температура в Якутске опускается до -40° Цельсия (-40° Фаренгейта) в январе, но Чаппл описывает город как многонациональный и неожиданно богатый. Якутск — экономически привлекательное место, что во многом обеспечивается обилием природных ресурсов вокруг него (алмазы, нефть и газ в большом количестве). Но город крайне удален: от Москвы его отделяют шесть часовых поясов, в Якутске есть маленький аэропорт, но нет железной дороги, и в город и из города ведет всего одна дорога.

На фото: покрытые льдом скульптуры в парке, посвященном воинам, павшим в Великой отечественной войне.
В советскую эпоху государство платило вознаграждение за переезд в климатически небагоприятные зоны. Якутск манил тысячи трудящихся обещаниями богатства. В городе они смешивались с коренным местным населением, якутами, и рабочими, оставшимися со времен системы ГУЛАГа, благодаря усилиям которых провинциальный форпост стал превращаться в важный региональный город. Сейчас штаб-квартира компании АЛРОСА — корпоративного гиганта, поставляющего 20% мировых необработанных алмазов, — находится в этом регионе. Из-за изобилия природных ресурсов в городе и богатства его жителей, которое они получили за работу в самом холодном городе на Земле, Якутск стал дорогим городом: в нем дорого жить и в нем дорого побывать. Женщины здесь ходят в своей зимней униформе — меховых шубах, которые привлекают сибирских грабителей больше, чем денежные тайники, потому что их можно перепродать за тысячи долларов. «Если вы говорите, что ваша семья из Сибири, вполне возможно, что вы богаты, даже если делаете достаточно простую работу», — говорит Чаппл.

На фото: женщина-якутка в центре города. Зимой дым с заводов, выхлопы автомобилей и дыхание людей превращаются в толстый слой тумана, который остается в воздухе неделями.
Поддерживать этот город так же дорого: поставки резервного топлива в сибирские города обходятся России примерно в 500 миллионов долларов в год. Как пишет Клиффорд Гэдди (Clifford Gaddy), экономист из Брукингского института и один из авторов книги «Сибирское проклятье», государству дешевле бы обходилось просто отправлять рабочих на добычу в Сибирь и затем возвращать их назад, чем оплачивать функционирование сибирских городов. Строительство в Якутске тоже затруднено — город стоит на вечной мерзлоте — температура почвы на глубине 4,5 метра остается -8° Цельсия независимо от температуры воздуха. Обычно почва (сочетание песка и льда) тверда как камень и почти не поддается воздействию, но ближе к поверхности и во время таяния льда ее консистенция становится рассыпчатой. Если здание строится на тающей вечной мерзлоте — а жар во время строительства может ускорить таяние — фундамент может быстро потерять устойчивость. Чтобы справиться с этим, каждое здание в Якутске строят с использованием подземных свай.

На фото: бюст Ивана Крафта, одного из первых губернаторов Якутии, покрыт льдом большую часть года.
По контрасту с относительным комфортом Якутска поселки республики Саха (Якутск — ее столица) — маленькие замороженные деревушки. Чтобы попасть в Оймякон, поставивший рекорд в 1933 году – ставший самым холодным местом на Земле с температурой -68° Цельсия, Чапплу пришлось добираться два дня — с помощью общественного транспорта и автостопа. Однажды он остался на два дня на газовой станции. «Я два дня ел мясо северного оленя», – говорит Чаппл, вспоминая маленькое кафе и чайную, иронически названные «Кафе Куба», они стали единственным источником пищи для него в то время. «Мясо северного оленя было главным продуктом в тундре».

На фото: с этим сторожевым псом с окраины Якутска лучше не шутить.
Мясо северного оленя — не единственный продукт, который едят жители самого холодного региона Земли, но мясо составляет значительную часть их диеты. Чаппл также ел пасту и замороженные ломти конской крови, он попробовал и якутский деликатес из тонко нарезанной замороженной рыбы. «Напоминает замороженные сашими, вкус великолепный», — рассказывает он. «Каким-то образом замороженная рыба, теплая по краям, имеет очень яркий вкус и очень аппетитна».

На фото: местная девушка возвращается домой из университета. Большую часть населения города составляют этнические якуты, но в советскую эпоху в Якутск переехало множество русских и украинцев, привлеченных высокими зарплатами за работу в суровом климате.
Когда Амос приехал в Оймякон, село, в котором постоянно живет около 500 человек, фотографа поразила пустынная местность. «Улицы просто были пустыми. Я ожидал увидеть привычных к холоду людей и текущую на улицах обычную жизнь, но оказалось, что жители относятся к морозу с осторожностью», — рассказывает он. «Было ощущение заброшенности. Безлюдно не было, но все происходило внутри, а внутри меня не ждали». В часы, которые Чаппл провел, блуждая по улицам деревни, его главными компаньонами были бродячие собаки и деревенские пьяницы (алкоголизм в Оймяконе процветает).

На фото: летняя обувь пережидает зиму в сарае на окраине Якутска.
Однако жизнь в деревне идет своим чередом. Школы не закрываются до тех пор, пока температура опустится до -50° Цельсия. Фермеры приводят коров к деревенскому водопою — «термальному» источнику, чья температура на несколько градусов выше, чем та, при которой он может замерзнуть – а потом отводят их назад в утепленный хлев. Термальный источник – живительная кровь деревни, сама причина ее существования: оленеводы приходили к источнику, чтобы напоить стада, возвращались снова и снова — пока деревня не стала постоянным поселением (Оймякон буквально означает «незамерзающая вода»).

На фото: женщина, окруженная облаком морозного тумана, заходит в Преображенский собор. Это самый большой собор в Якутске.
Жизнь в самом холодном населенном месте Земли, однако, имеет существенные недостатки. Ванные комнаты в основном находятся на улице, потому что строить водопровод опасно из-за замерзающих труб. У жителей есть автомобили, но их приходится оставлять заведенными на улице, иногда на всю ночь, чтобы механизмы не замерзли. Иногда необходимы еще более экстренные меры. «Парень, с которым я путешествовал, оставил машину заведенной на ночь, но, несмотря на это, утром несущая ось полностью замерзла. Не церемонясь, он вытащил маленький огнемет, залез под грузовик и начал подогревать дно машины огнеметом», – рассказывает Чаппл. «Этот маленький огнемет — вещь совершенно необходимая [для жизни в Оймяконе]».

На фото: женщина прижимает варежку к лицу, защищаясь от холода. В Якутске -53° Цельсия. На заднем плане над центральной площадью города возвышается статуя Ленина.
Покрытый изморосью (шугой) дом в центре Якутска.
Женщина продает арктического беляка, а также свой обычный товар — мороженую рыбу, на главном рынке Якутска.
Вечерняя дорога в Оймякон, температура воздуха -53° Цельсия. При выключенном моторе бензин затвердевает. Во время долгих ночных переездов водители останавливаются в середине дороги, откидывают кресла и спят с включенными фарами и работающим двигателем.
Газовая станция и новогодняя елка по пути в Оймякон. Мотор у машин, едущих в Оймякон, должен постоянно работать, поэтому круглосуточные газовые станции зимой необходимы. Люди на этих удаленных газовых станциях работают сменами по две недели.
«Кафе Куба» — чайная на огромном пустыре между Якутском и Оймяконом, здесь предлагают суп из мяса оленя и горячий чай.
Собака спит на парковке у «Кафе Куба».
Дорожный знак на «дороге на костях» между Оймяконом и Якутском.
Туалет в тундре рядом с автозаправкой по пути в Оймякон. Куча замороженных экскрементов поднялась из ямы почти до уровня земли.
Село Оймякон на рассвете. Слева отопительный завод и струйка дыма от горящего угля.
Памятник советской эпохи, отмечающий температурный рекорд, установленный в Оймяконе в 1924 году. Тогда температура составила -71,2° Цельсия (-96,6° Фаренгейта).
Оймякон отапливает работающая на угле водонагревающая станция.
Каждое утро этот экскаватор привозит на станцию свежий уголь и забирает золу.
Единственный магазин в селе Оймякон, здесь продаются продукты для изолированного сообщества.
Фермер Николай Петрович устроил своих животных на ночевку и закрывает дверь в тщательно утепленный коровник.
Александр Платонов, учитель на пенсии, наскоро оделся для похода в туалет. Большинство туалетов в Оймяконе стоят на отдалении от домов – в условиях вечной мерзлоты крайне трудно проложить трубопровод.
Водитель грузовика размораживает несущий вал своего грузовика с помощью небольшого огнемета.
Пьяный молодой человек без шапки. За минуту до этого он предупредил фотографа не выходить на улицы после наступления темноты: «ночью эти улицы принадлежат мне».
Подписывайтесь на наш канал в Telegram и получайте переводы самых ярких материалов зарубежных СМИ.
test
Всего комментариев:Комментариев:33
Правила комментированияОбсуждение
  • Комментарий

Все комментарии

  • Bezarius
    Где то эти фотки я уже видел... давно причем.
  • три_сосны
    Огнемёт
    - это конечно шедевр!
  • iter
    Этот поселок в нескольких километрах от Северного полюса в российской тундре
    Это что? Ну написали бы, что он в Украине, было бы тоже самое. Походу Нью-Йорк тоже в нескольких километров от Калифорнии... По ходу масштаб измерения был на экране смартфона, где 1 см равняется в полстраны.
    Раскрыть всю ветку (1 сообщений в ветке)
  • Лонгинов
    В оригинале
    ...located a few hundred miles from...
    Несколько сотен миль. Как можно это неверное перевести, не представляю.
  • Nell
    Ошибка переводчика?
    От Оймякона до северного полюса намного больше чем "несколько километров". Вот до так называемого "Полюса холода Земли" действительно несколько км (Оймяконская долина). "Огнемет" и "ванные комнаты...на улице" впечатлили не по-детски...
  • Стряпчий
    От ли трудности перевода, то ли неграмотность. Оймякон от Северного полюса, вообще-то не в "нескольких километрах" Бензин не соляра, на морозе не замерзнет: -71 не каждый день, даже в Оймяконе. Ну и обозвать огнеметом паяльную лампу, да, шедеврально
    Раскрыть всю ветку (1 сообщений в ветке)
  • Bison Belaruski
    google translate
    Переводчик английского не знает, наверное просто перевели компьютером. Там ещё "ванные комнаты" на улице, наверное имеется в виду туалеты. Ну и "газовая станция" -- это заправка.
  • Морис
    в нескольких километрах от Северного полюса в российской тундре
    На Северном полюсе без огнемёта никак! :-))
  • voronov77
    сейчас на севере одни мертвые города,перестройка положила конец освоению севера,бизнесменам нужны только быстрые деньги
  • olivil67
    Собак жалко...
  • ReeW
    Косяк переводчика
    в оригинале:
    "located a few hundred miles from the Arctic Circle in the Russian tundrа"

    то есть в несколько сотен миль от Северного Полюса
    Раскрыть всю ветку (1 сообщений в ветке)
  • G.I.P.S.
    Кроме того, "gas station" - бензозаправка, а не "газовая станция". Переводчику учить матчасть.
  • Rudipanzer
    Бл..., молодого человека без шапки жалко!
    !
Показать новые комментарии (0)

    Самое холодное место на Земле

    Для большинства Оймякон — не самый очевидный выбор для туристической поездки. Этот поселок в нескольких сотнях километров от Северного полярного круга в российской тундре — самое холодное место на Земле, где постоянно живут люди. Но новозеландскому фотографу Амосу Чапплу (www.amoschapplephoto.com) он предоставил возможность, от которой тот не смог отказаться. Чтобы поддержать свои занятии трэвел-фотографией, Чаппл работает в России учителем английского, а в путешествии в Оймякон — и ближайший к нему город, Якутск (в 927 километрах от поселка), — он разглядел шанс начать уникальный фотопроект.

    На фото: пейзаж, окружающий автодорогу «Колыма». В Якутске нет железной дороги, поэтому «Колыма» остается единственным путем, ведущим в город и из него. Этот путь также известен как «дорога на костях»: его прокладывали заключенные ГУЛАГа.
    «Есть мнение, что, чтобы казаться серьезным фотографом, нужно искать в мире страдание», — говорит Чаппл. Прежде чем заняться трэвел-фотографией, он долгие годы работал новостным фотографом в Новой Зеландии. «Я хотел привнести подход фотожурналистики в эти истории, не негативные, не ужасающие. Я искал заголовок, к которому мог бы привязать историю в иллюстрациях, и самое холодное место на Земле стало удачным примером».

    На фото: замерзшая автобусная остановка в Якутске.
    Температура в Якутске опускается до -40° Цельсия (-40° Фаренгейта) в январе, но Чаппл описывает город как многонациональный и неожиданно богатый. Якутск — экономически привлекательное место, что во многом обеспечивается обилием природных ресурсов вокруг него (алмазы, нефть и газ в большом количестве). Но город крайне удален: от Москвы его отделяют шесть часовых поясов, в Якутске есть маленький аэропорт, но нет железной дороги, и в город и из города ведет всего одна дорога.

    На фото: покрытые льдом скульптуры в парке, посвященном воинам, павшим в Великой отечественной войне.
    В советскую эпоху государство платило вознаграждение за переезд в климатически небагоприятные зоны. Якутск манил тысячи трудящихся обещаниями богатства. В городе они смешивались с коренным местным населением, якутами, и рабочими, оставшимися со времен системы ГУЛАГа, благодаря усилиям которых провинциальный форпост стал превращаться в важный региональный город. Сейчас штаб-квартира компании АЛРОСА — корпоративного гиганта, поставляющего 20% мировых необработанных алмазов, — находится в этом регионе. Из-за изобилия природных ресурсов в городе и богатства его жителей, которое они получили за работу в самом холодном городе на Земле, Якутск стал дорогим городом: в нем дорого жить и в нем дорого побывать. Женщины здесь ходят в своей зимней униформе — меховых шубах, которые привлекают сибирских грабителей больше, чем денежные тайники, потому что их можно перепродать за тысячи долларов. «Если вы говорите, что ваша семья из Сибири, вполне возможно, что вы богаты, даже если делаете достаточно простую работу», — говорит Чаппл.

    На фото: женщина-якутка в центре города. Зимой дым с заводов, выхлопы автомобилей и дыхание людей превращаются в толстый слой тумана, который остается в воздухе неделями.
    Поддерживать этот город так же дорого: поставки резервного топлива в сибирские города обходятся России примерно в 500 миллионов долларов в год. Как пишет Клиффорд Гэдди (Clifford Gaddy), экономист из Брукингского института и один из авторов книги «Сибирское проклятье», государству дешевле бы обходилось просто отправлять рабочих на добычу в Сибирь и затем возвращать их назад, чем оплачивать функционирование сибирских городов. Строительство в Якутске тоже затруднено — город стоит на вечной мерзлоте — температура почвы на глубине 4,5 метра остается -8° Цельсия независимо от температуры воздуха. Обычно почва (сочетание песка и льда) тверда как камень и почти не поддается воздействию, но ближе к поверхности и во время таяния льда ее консистенция становится рассыпчатой. Если здание строится на тающей вечной мерзлоте — а жар во время строительства может ускорить таяние — фундамент может быстро потерять устойчивость. Чтобы справиться с этим, каждое здание в Якутске строят с использованием подземных свай.

    На фото: бюст Ивана Крафта, одного из первых губернаторов Якутии, покрыт льдом большую часть года.
    По контрасту с относительным комфортом Якутска поселки республики Саха (Якутск — ее столица) — маленькие замороженные деревушки. Чтобы попасть в Оймякон, поставивший рекорд в 1933 году – ставший самым холодным местом на Земле с температурой -68° Цельсия, Чапплу пришлось добираться два дня — с помощью общественного транспорта и автостопа. Однажды он остался на два дня на газовой станции. «Я два дня ел мясо северного оленя», – говорит Чаппл, вспоминая маленькое кафе и чайную, иронически названные «Кафе Куба», они стали единственным источником пищи для него в то время. «Мясо северного оленя было главным продуктом в тундре».

    На фото: с этим сторожевым псом с окраины Якутска лучше не шутить.
    Мясо северного оленя — не единственный продукт, который едят жители самого холодного региона Земли, но мясо составляет значительную часть их диеты. Чаппл также ел пасту и замороженные ломти конской крови, он попробовал и якутский деликатес из тонко нарезанной замороженной рыбы. «Напоминает замороженные сашими, вкус великолепный», — рассказывает он. «Каким-то образом замороженная рыба, теплая по краям, имеет очень яркий вкус и очень аппетитна».

    На фото: местная девушка возвращается домой из университета. Большую часть населения города составляют этнические якуты, но в советскую эпоху в Якутск переехало множество русских и украинцев, привлеченных высокими зарплатами за работу в суровом климате.
    Когда Амос приехал в Оймякон, село, в котором постоянно живет около 500 человек, фотографа поразила пустынная местность. «Улицы просто были пустыми. Я ожидал увидеть привычных к холоду людей и текущую на улицах обычную жизнь, но оказалось, что жители относятся к морозу с осторожностью», — рассказывает он. «Было ощущение заброшенности. Безлюдно не было, но все происходило внутри, а внутри меня не ждали». В часы, которые Чаппл провел, блуждая по улицам деревни, его главными компаньонами были бродячие собаки и деревенские пьяницы (алкоголизм в Оймяконе процветает).

    На фото: летняя обувь пережидает зиму в сарае на окраине Якутска.
    Однако жизнь в деревне идет своим чередом. Школы не закрываются до тех пор, пока температура опустится до -50° Цельсия. Фермеры приводят коров к деревенскому водопою — «термальному» источнику, чья температура на несколько градусов выше, чем та, при которой он может замерзнуть – а потом отводят их назад в утепленный хлев. Термальный источник – живительная кровь деревни, сама причина ее существования: оленеводы приходили к источнику, чтобы напоить стада, возвращались снова и снова — пока деревня не стала постоянным поселением (Оймякон буквально означает «незамерзающая вода»).

    На фото: женщина, окруженная облаком морозного тумана, заходит в Преображенский собор. Это самый большой собор в Якутске.
    Жизнь в самом холодном населенном месте Земли, однако, имеет существенные недостатки. Ванные комнаты в основном находятся на улице, потому что строить водопровод опасно из-за замерзающих труб. У жителей есть автомобили, но их приходится оставлять заведенными на улице, иногда на всю ночь, чтобы механизмы не замерзли. Иногда необходимы еще более экстренные меры. «Парень, с которым я путешествовал, оставил машину заведенной на ночь, но, несмотря на это, утром несущая ось полностью замерзла. Не церемонясь, он вытащил маленький огнемет, залез под грузовик и начал подогревать дно машины огнеметом», – рассказывает Чаппл. «Этот маленький огнемет — вещь совершенно необходимая [для жизни в Оймяконе]».

    На фото: женщина прижимает варежку к лицу, защищаясь от холода. В Якутске -53° Цельсия. На заднем плане над центральной площадью города возвышается статуя Ленина.
    Покрытый изморосью (шугой) дом в центре Якутска.
    Женщина продает арктического беляка, а также свой обычный товар — мороженую рыбу, на главном рынке Якутска.
    Вечерняя дорога в Оймякон, температура воздуха -53° Цельсия. При выключенном моторе бензин затвердевает. Во время долгих ночных переездов водители останавливаются в середине дороги, откидывают кресла и спят с включенными фарами и работающим двигателем.
    Газовая станция и новогодняя елка по пути в Оймякон. Мотор у машин, едущих в Оймякон, должен постоянно работать, поэтому круглосуточные газовые станции зимой необходимы. Люди на этих удаленных газовых станциях работают сменами по две недели.
    «Кафе Куба» — чайная на огромном пустыре между Якутском и Оймяконом, здесь предлагают суп из мяса оленя и горячий чай.
    Собака спит на парковке у «Кафе Куба».
    Дорожный знак на «дороге на костях» между Оймяконом и Якутском.
    Туалет в тундре рядом с автозаправкой по пути в Оймякон. Куча замороженных экскрементов поднялась из ямы почти до уровня земли.
    Село Оймякон на рассвете. Слева отопительный завод и струйка дыма от горящего угля.
    Памятник советской эпохи, отмечающий температурный рекорд, установленный в Оймяконе в 1924 году. Тогда температура составила -71,2° Цельсия (-96,6° Фаренгейта).
    Оймякон отапливает работающая на угле водонагревающая станция.
    Каждое утро этот экскаватор привозит на станцию свежий уголь и забирает золу.
    Единственный магазин в селе Оймякон, здесь продаются продукты для изолированного сообщества.
    Фермер Николай Петрович устроил своих животных на ночевку и закрывает дверь в тщательно утепленный коровник.
    Александр Платонов, учитель на пенсии, наскоро оделся для похода в туалет. Большинство туалетов в Оймяконе стоят на отдалении от домов – в условиях вечной мерзлоты крайне трудно проложить трубопровод.
    Водитель грузовика размораживает несущий вал своего грузовика с помощью небольшого огнемета.
    Пьяный молодой человек без шапки. За минуту до этого он предупредил фотографа не выходить на улицы после наступления темноты: «ночью эти улицы принадлежат мне».
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple
    © Amos Chapple