ИноСМИ - Все, что достойно перевода

Как иностранные СМИ изображают Россию.
Мы переводим. Вы делаете выбор

Фото

Логотип ReutersReuters, Великобритания

Черный рынок в Северной Корее

Под крылом Ким Чен Ына
36322

«Сейчас в Северной Корее хорошее время для того, чтобы быть богатым». Правительство Ким Чен Ына, ставшего лидером после смерти отца в декабре 2011 года, было вынуждено смириться с вездесущностью обменного курса черного рынка и распространившейся незаконной экономикой. Новый лидер не принимает никаких мер, которые могли бы как-то повредить интересам частного бизнеса.

© REUTERS, Damir Sagolj
© REUTERS, Damir Sagolj
© REUTERS, Damir Sagolj
© REUTERS, Damir Sagolj
© REUTERS, Damir Sagolj
© REUTERS, Damir Sagolj
© REUTERS, Damir Sagolj
© REUTERS, Damir Sagolj
© REUTERS, Damir Sagolj
© REUTERS, Damir Sagolj
© REUTERS, KCNA
© REUTERS, Damir Sagolj
© REUTERS, Damir Sagolj
© REUTERS, Damir Sagolj
© REUTERS, Damir Sagolj
© REUTERS, Damir Sagolj
© REUTERS, Damir Sagolj
Открывая в декабре 2010 года универмаг «Пхотхонкан», «Любимый Руководитель» Ким Чен Ир верил в «большую роль», которую магазин сыграет в повышении уровня жизни в столице, Пхеньяне. По крайней мере, так писали корейские средства массовой информации.

Пять лет спустя, судя по длинным очередям внутри трехэтажного магазина, в котором продается все – от электронных приборов и косметики до продуктов и товаров для дома – «Пхотхонкан» оправдывает ожидания Кима, по крайней мере для привилегированных жителей Пхеньяна.
Девушки фотографируются на фоне универмага «Пхотхонкан».

Но универмаг ярко иллюстрирует и то, насколько привычным для изолированной Северной Кореи стал черный рынок. Это ставит в затруднительное положение диктаторский режим семьи Ким, до сих пор строго контролировавший командную экономику в советском стиле, которая предполагает нормирование продуктов и ограничение доступа к ресурсам.

Как отмечают эксперты, теперь, когда черный рынок превратился в новую реалию Северной Кореи, у правительства Ким Чен Ына не остается ничего другого, кроме как продолжить намечающийся поворот в сторону экономических реформ. Допуск в экономику рыночных механизмов означает риск ослабить рычаги власти.
Репортер Reuters, побывавший в универмаге вместе с корейским сопровождающим, заметил, что цены в вонах почти на всех ценниках дополняют цены в долларах.

Цена телевизора Sharp – 11,26 миллионов вон или 1 340 долларов, водяного насоса – 2,52 миллиона вон (300 долларов). Говядина стоила 76 тысяч вон (8,6 долларов) за килограмм. Светодиодные лампы северокорейского производства продавались по 42 тысячи вон (5 долларов).

Обменный курс, использованный при формировании этих цен, – 8 400 вон за доллар – в 80 раз превышает официальный обменный курс, составляющий 105 вон за доллар. По официальному курсу телевизор стоил бы 100 тысяч долларов, а лампа – 400 долларов.
Алкогольные напитки в отеле для иностранцев продаются по официальному обменному курсу.

На кассе покупатели выкладывали большие пачки американских долларов. Они получали сдачу в долларах, китайских юанях и северокорейских вонах – по курсу черного рынка.

То же самое работало всюду в столице: водители такси предлагали сдачу по курсу черного рынка. Так же поступали и в других магазинах и на уличных лотках.
Последние двадцать лет Северная Корея проходит через экономические изменения, и сейчас результаты этого видны в столице, Пхеньяне, больше, чем когда-либо. Здесь северокорейские компании производят широкий выбор товаров для растущего рынка потребителей.
Мобильные телефоны еще недавно были предметом роскоши, сейчас они стали привычным делом в столице. Сотрудник Koryolink, оператора сотовой связи, контролируемого египетской компанией Orascom Telecom, рассказал, что число абонентов в стране достигло трех миллионов.

И самый последний знак того, что рай рабочих погружается в капитализм: распространяются платежные карты коммерческих банков.
Мужчина проверяет игрушечный вертолет, который он только что приобрел в универмаге «Пхотхонкан».

Эти факторы не оказали значительного влияния на северокорейцев, живущих в сельской местности. Но и там рынок значительно вырос за последние два десятилетия.

В середине 1990-х неэффективное управление сельским хозяйством, наводнения и крах Советского союза вызвали голод в стране. Государственная система нормирования разрушилась, что заставило миллионы корейцев делать все, что было в их силах: ради выживания они продавали и обменивали все, что угодно.
В 2009 году режим наказал этот новый класс предпринимателей, деноминировав вону: правительство убрало два нуля и установило ограничения на число старых вон, которые можно было обменять на новую валюту. Этот поворот привел к потере жителями Кореи большей части личного богатства, заработанного на рынке.

Спрос на твердую валюту повысился после реформы. Все большее число продавцов на черном рынке требовало, чтобы транзакции совершались в иностранной валюте. Это стало причиной двухгодичной гиперинфляции.
Женщина едет на велосипеде на окраине Пхеньяна.

Но правительство Ким Чен Ына, ставшего лидером после смерти отца в декабре 2011 года, было вынуждено смириться с вездесущностью обменного курса черного рынка и широко распространившейся незаконной экономикой.

«При Ким Чен Ыне не принималось никаких мер, которые могли бы как-то повредить интересам и эффективности частного бизнеса, – говорит Андрей Ланков, эксперт по Северной Корее из Кукминского университета в Сеуле. – Сейчас в Северной Корее хорошее время для того, чтобы быть богатым».
Ким Чен Ын и китайский партийный деятель Лю Юньшань на параде, посвященнм 70-летию Трудовой партии Кореи.

После военного парада в честь 70-летия правления Трудовой партии Ким Чен Ын произнес речь, в которой пообещал вести политику, в первую очередь ориентирующуюся на интересы народа.

Однако остается неясным, насколько сильно он и его Трудовая партия – не говоря о влиятельном военном аппарате – преданы рыночным реформам.

Научно-технический комплекс в Пхеньяне.
Женщина с дочерью кланяются перед статуями Ким Ир Сена и Ким Чен Ира. Северная Корея отметила 70-летие правящей Трудовой партии грандиозным военным парадом. Во время торжества Ким Чен Ын заявил, что его страна готова к любым войнам, которые развяжут Соединенные Штаты.
О Ян Ран с мужем Ким Чхол Намом во время фотосессии в Народном парке Пхеньяна.
Футбол на окраине Пхеньяна.
Жители Пхеньяна спускаются в метро.
Станция метро в Пхеньяне.
Портреты Ким Ир Сена и Ким Чен Ира на главной площади Пхеньяна.
Подписывайтесь на нас в Twitter и каждый час получайте переводы материалов зарубежных СМИ.
test
Всего комментариев:Комментариев:3
Правила комментированияОбсуждение
  • Комментарий

Все комментарии

  • Grizli-666
    Автор случайно не в Березку зашел?
    Раскрыть всю ветку (2 сообщений в ветке)
  • А в другое место вроде там и не пускают
    А фразы что у народа ПАЧКИ!!! долларов! Прям не Корея - а Саудовская Аравия!
  • SiAl
    Что? Стереотипы рушатся?
    Сколько либералы пугали всех Северное Кореей? И все же пугались. Правда забыли что в 1990-е годы пугали Китаем, а в 2000-е вот на Северную Корею переключились.
    Кто-то ведь всерьез орал что в Северной Корее нет мобильных телефонов. Как видим это ложь. А вот то, что нет наркомании, такой как в Южной Корее, то это факт.
Показать новые комментарии (0)

    Черный рынок в Северной Корее

    Открывая в декабре 2010 года универмаг «Пхотхонкан», «Любимый Руководитель» Ким Чен Ир верил в «большую роль», которую магазин сыграет в повышении уровня жизни в столице, Пхеньяне. По крайней мере, так писали корейские средства массовой информации.

    Пять лет спустя, судя по длинным очередям внутри трехэтажного магазина, в котором продается все – от электронных приборов и косметики до продуктов и товаров для дома – «Пхотхонкан» оправдывает ожидания Кима, по крайней мере для привилегированных жителей Пхеньяна.
    Девушки фотографируются на фоне универмага «Пхотхонкан».

    Но универмаг ярко иллюстрирует и то, насколько привычным для изолированной Северной Кореи стал черный рынок. Это ставит в затруднительное положение диктаторский режим семьи Ким, до сих пор строго контролировавший командную экономику в советском стиле, которая предполагает нормирование продуктов и ограничение доступа к ресурсам.

    Как отмечают эксперты, теперь, когда черный рынок превратился в новую реалию Северной Кореи, у правительства Ким Чен Ына не остается ничего другого, кроме как продолжить намечающийся поворот в сторону экономических реформ. Допуск в экономику рыночных механизмов означает риск ослабить рычаги власти.
    Репортер Reuters, побывавший в универмаге вместе с корейским сопровождающим, заметил, что цены в вонах почти на всех ценниках дополняют цены в долларах.

    Цена телевизора Sharp – 11,26 миллионов вон или 1 340 долларов, водяного насоса – 2,52 миллиона вон (300 долларов). Говядина стоила 76 тысяч вон (8,6 долларов) за килограмм. Светодиодные лампы северокорейского производства продавались по 42 тысячи вон (5 долларов).

    Обменный курс, использованный при формировании этих цен, – 8 400 вон за доллар – в 80 раз превышает официальный обменный курс, составляющий 105 вон за доллар. По официальному курсу телевизор стоил бы 100 тысяч долларов, а лампа – 400 долларов.
    Алкогольные напитки в отеле для иностранцев продаются по официальному обменному курсу.

    На кассе покупатели выкладывали большие пачки американских долларов. Они получали сдачу в долларах, китайских юанях и северокорейских вонах – по курсу черного рынка.

    То же самое работало всюду в столице: водители такси предлагали сдачу по курсу черного рынка. Так же поступали и в других магазинах и на уличных лотках.
    Последние двадцать лет Северная Корея проходит через экономические изменения, и сейчас результаты этого видны в столице, Пхеньяне, больше, чем когда-либо. Здесь северокорейские компании производят широкий выбор товаров для растущего рынка потребителей.
    Мобильные телефоны еще недавно были предметом роскоши, сейчас они стали привычным делом в столице. Сотрудник Koryolink, оператора сотовой связи, контролируемого египетской компанией Orascom Telecom, рассказал, что число абонентов в стране достигло трех миллионов.

    И самый последний знак того, что рай рабочих погружается в капитализм: распространяются платежные карты коммерческих банков.
    Мужчина проверяет игрушечный вертолет, который он только что приобрел в универмаге «Пхотхонкан».

    Эти факторы не оказали значительного влияния на северокорейцев, живущих в сельской местности. Но и там рынок значительно вырос за последние два десятилетия.

    В середине 1990-х неэффективное управление сельским хозяйством, наводнения и крах Советского союза вызвали голод в стране. Государственная система нормирования разрушилась, что заставило миллионы корейцев делать все, что было в их силах: ради выживания они продавали и обменивали все, что угодно.
    В 2009 году режим наказал этот новый класс предпринимателей, деноминировав вону: правительство убрало два нуля и установило ограничения на число старых вон, которые можно было обменять на новую валюту. Этот поворот привел к потере жителями Кореи большей части личного богатства, заработанного на рынке.

    Спрос на твердую валюту повысился после реформы. Все большее число продавцов на черном рынке требовало, чтобы транзакции совершались в иностранной валюте. Это стало причиной двухгодичной гиперинфляции.
    Женщина едет на велосипеде на окраине Пхеньяна.

    Но правительство Ким Чен Ына, ставшего лидером после смерти отца в декабре 2011 года, было вынуждено смириться с вездесущностью обменного курса черного рынка и широко распространившейся незаконной экономикой.

    «При Ким Чен Ыне не принималось никаких мер, которые могли бы как-то повредить интересам и эффективности частного бизнеса, – говорит Андрей Ланков, эксперт по Северной Корее из Кукминского университета в Сеуле. – Сейчас в Северной Корее хорошее время для того, чтобы быть богатым».
    Ким Чен Ын и китайский партийный деятель Лю Юньшань на параде, посвященнм 70-летию Трудовой партии Кореи.

    После военного парада в честь 70-летия правления Трудовой партии Ким Чен Ын произнес речь, в которой пообещал вести политику, в первую очередь ориентирующуюся на интересы народа.

    Однако остается неясным, насколько сильно он и его Трудовая партия – не говоря о влиятельном военном аппарате – преданы рыночным реформам.

    Научно-технический комплекс в Пхеньяне.
    Женщина с дочерью кланяются перед статуями Ким Ир Сена и Ким Чен Ира. Северная Корея отметила 70-летие правящей Трудовой партии грандиозным военным парадом. Во время торжества Ким Чен Ын заявил, что его страна готова к любым войнам, которые развяжут Соединенные Штаты.
    О Ян Ран с мужем Ким Чхол Намом во время фотосессии в Народном парке Пхеньяна.
    Футбол на окраине Пхеньяна.
    Жители Пхеньяна спускаются в метро.
    Станция метро в Пхеньяне.
    Портреты Ким Ир Сена и Ким Чен Ира на главной площади Пхеньяна.
    © REUTERS, Damir Sagolj
    © REUTERS, Damir Sagolj
    © REUTERS, Damir Sagolj
    © REUTERS, Damir Sagolj
    © REUTERS, Damir Sagolj
    © REUTERS, Damir Sagolj
    © REUTERS, Damir Sagolj
    © REUTERS, Damir Sagolj
    © REUTERS, Damir Sagolj
    © REUTERS, Damir Sagolj
    © REUTERS, KCNA
    © REUTERS, Damir Sagolj
    © REUTERS, Damir Sagolj
    © REUTERS, Damir Sagolj
    © REUTERS, Damir Sagolj
    © REUTERS, Damir Sagolj
    © REUTERS, Damir Sagolj