Польская военная прокуратура хочет, чтобы американцы передали нам записи разговоров по спутниковым телефонам президентского самолета, а также перехваченные переговоры пилотов с контрольной вышкой аэродрома "Северный" под Смоленском. При этом неизвестно, действительно ли американские спецслужбы следили за полетом Ту-154М.

В запросе варшавской военной окружной прокуратуры содержится также просьба предоставить снимки местности вокруг Смоленска до и после катастрофы с американских военных спутников. Речь идет о проверке погодных условий в районе аэродрома и того, как они менялись вплоть до критической отметки 8:41:06 по польскому времени. С помощью этих снимков прокуратура хочет проверить, был ли туман над аэродромом естественным погодным явлением или же был создан искусственно. В заявлении есть просьба проверить, возможно ли было такое создание искусственного тумана.

Прокуроры хотят узнать, возможно ли с технической точки зрения "дистанционно влиять" на работу бортовых приборов Ту-154М, ведь на его борту была целая гамма навигационных устройств. Это, в частности, вариометр, измеряющий скорость снижения или подъема машины, а также GPS, автоматический радиокомпас АРК для получения сигнала радиомаяка, помогающий пилотам установить верный курс и глиссаду захода на посадку. В трагический день все приборы работали нормально, ни один из них не выходил из строя – это подтвердило изучение польского регистратора ATM-QAR. Как выяснила наша газета, польская комиссия по расследованию причин катастрофы завершает изучение данных с двух российских регистраторов, они также подтверждают, что подсистемы самолета были исправны. Ключевые для пилотов приборы – это радиовысотомер и барометрический высотомер. Экипаж Ту-154М опирался прежде всего на показания первого. В стенограммах переговоров экипажа можно прочитать, что навигатор подает данные именно с радиовысотомера. Можно ли были исказить эти показания? "Повлиять на бортовые приборы, учитывая их конструкцию, очень сложно. Радиовысотомер работает как радар, но на радиоволнах, что бы повлиять на его показания, нужно было бы использовать прибор, который бы его обманывал, подавая более сильный отраженный сигнал", - объясняет Томаш Тухолка (Tomasz Tuchołka), заместитель председателя компании ATM Awionika. Он добавляет, что такой прибор должен был бы находиться непосредственно под самолетом и вдобавок двигаться с той же скоростью, что и Ту-154М. "Теоретически возможно, но на практике невыполнимо", - говорит Тухолка, являющийся экспертом Государственной комиссии по расследованию авиакатастроф в государственной авиации. 

Прокуратура попросила американцев также передать записи разговоров, ведшихся на борту ТУ-154М по спутниковому телефону. Известно, что за полчаса до катастрофы президент Лех Качиньский говорил со своим братом Ярославом. Содержание этого, а, может быть, и других разговоров, позволило бы проверить, считали ли самые важные пассажиры, что им необходимо сесть в Смоленске. Прокуратура разрабатывает линию, связанную с тем, что МИД и Бюро охраны правительства не подготовили транспорт с запасных аэродромов в Витебске и Минске. Это могло означать, что президент и его гости не появились бы на мероприятиях в Катыни.

В понедельник польский запрос об оказании правовой помощи был направлен Генеральной прокуратурой в Министерство юстиции США. Пресс-секретарь Генеральной прокуратуры Матеуш Мартынюк (Mateusz Martyniuk) не захотел разговаривать о его содержании. Как нам удалось выяснить, прокуратура предварительно обратились к властям США с вопросом, готовы ли они оказать нам помощь. Ответ был положительным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.