"Можно договориться с черепахой, но попробуй договорись с ее панцирем. То же самое и Россия. Россия радикальнее русских. Создание сильнее создателей. С русскими кое-как еще можно иметь дело; с Россией никогда не договоришься", - это Виктор Ерофеев ("Энциклопедия русской души").

И ответ на вопрос, почему россияне медлят с передачей нам материалов по смоленскому делу. А поручил ли им уже премьер Путин передать эти материалы? Наверняка еще нет. Так что у нас нет повода рассчитывать, что мы что-либо получим без такого поручения. Сначала разговор нашего премьера с Путиным, и только потом приказ и материалы. Другого пути нет.

Никто в России не рискнет самостоятельно принять решение по такому существенному, а к тому же международному делу. Наши бюрократы очень неохотно принимают самостоятельные решения, а что уж говорить про российских. Наших к принятию решений иногда вынуждает закон, в России эффективно работающие законы все еще остаются мечтой горстки прозападной интеллигенции (включая, вроде бы, Путина и Медведева). Наши проблемы с правом (тянущиеся годами процессы, истечение сроков давности и т.п.) нельзя сравнивать с российскими. Там попросту право еще не работает (в доказательство, советую почитать книгу репортажей "Белая горячка" Яцека Хуго-Бадера (Jacek Hugo-Bader)).

Так что в смоленском деле не стоит рассчитывать на закон. На добрую волю чиновников – тоже нет, так как страх принятия решения парализует их волю. Но мы можем рассчитывать на решение Кремля, хотя, определенно, не в данный момент, так как сейчас основная проблема российских властей – это невиданные пожары. Смоленскому делу придется подождать.

Не будем искать в этом антипольский заговор российских спецслужб или чиновников. Раз в Польше часто не придерживаются норм и процедур (отсюда ведь взялось выражение, что "польский летчик полетит даже на дверях от сарая"), то в России, где закон уважают мало, это происходит на постоянной основе.

Сам я убежден, что смоленская трагедия стала результатом наложения польского и российского несерьезного отношения к нормам и процедурам: поляки не имели права садиться, а россияне не имели права давать разрешения на посадку.

Чтобы и те и другие действовали должным образом, и полякам и россиянам пришлось бы изменить свой менталитет: и для тех, и для других единственным основанием для принятия решений должен был бы стать закон, а не божья воля или воля одного, принимающего решения, человека. А между тем, и нам, и им, до этого еще далеко. Мы, вешая распятия в Сейме, в школах, ставя крест перед резиденцией президента, ждали божьего заступничества, а россияне подождут решения Путина. У нас вроде бы все более по-христиански, но не менее бесправно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.