Как и многие другие, я рад, что варшавский суд не посадил Ахмеда Закаева под временный арест. Не по политическим причинам, а потому, что многие мои коллеги-адвокаты уже не первый год сигнализируют, что суды злоупотребляют этой мерой пресечения. Закаев не скрывается, не сбегает, а для рассмотрения его дела по существу нет причин, чтобы он находился за решеткой.

Также несложно заметить симпатию, которую испытывают в Польше к чеченцам. История их борьбы с российской империей в XIX веке сходна с польским сопротивлением под российским игом. Так что мы лучше понимаем их эмоции, чем наши партнеры по Европейскому союзу.

Однако оценки, которые даются в Польше, не должны быть схематичны.  Я бы хотел коротко пересказать две истории. Я никогда не забуду сцену, которая разыгралась несколько лет тому назад на Всемирном экономическом форуме в Давосе. На семинаре с участием Григория Явлинского была затронута тема прав чеченцев и терроризма на фоне кровавой войны в Чечне. Явлинский – не просто оппозиционер и либерал, он относится к Путину хуже, чем любой польский русофоб. И несмотря на это он буквально закипел от ярости и заявил, что у него нет и тени симпатии к людям, которые (от отчаяния или нет) готовы врываться с взрывчаткой в полную детей школу. Несложно понять наличие в России таких эмоций. 

Много лет назад в редакцию нашего журнала обратился, испуганный, потерянный, бедный чеченский писатель.  Он долго рассказывал нам о своей кавказской стране. Он предостерегал от наивного черно-белого взгляда. Это клановое общество с клановыми вождями – амбициозными, импульсивными людьми, борющимися за власть и деньги. Они заключают союзы, но и предают. Одни видят выгоду в самостоятельности, другие делают карьеру под боком России. Он сказал, что известный польский вопрос: "биться или не биться", задают и в Чечне.

Российская империя, несомненно, завоевала Чечню, как, например, в то же самое время Франция завоевал Алжир. Выход французов из Алжира, а было это не так уж давно, сопровождался жестокими и кровавыми столкновениями. Результатом алжирской независимости стали не только прекрасные плоды, но и религиозный фундаментализм  и массовая кровавая резня уже без участия колониальной империи. Давние фотографии чеченских лидеров с исламскими атрибутами и калашниковыми в руках одновременно, вызывают у меня сомнения в том, действительно ли будущее независимой Чечни отличалось бы в лучшую сторону от, например, независимости Афганистана? Ее-то мы уже видели.

Терроризм в Чечне – чудовищный и жестокий – это реальный факт. Виновен ли в этом Закаев и должен ли он подвергнуться уголовному преследованию? Согласно основополагающему принципу судопроизводства любой человек считается невиновным, пока его вина не доказана. Чеченские эмигранты имеют право собираться, где им хочется и дискутировать – с Закаевым или без него. А в интересах российской прокуратуры доказать собственную состоятельность. Польский суд не согласился выдать Закаева на основании тех же самых документов, которых не было достаточно британским или датским судьям. Это, кажется, понимают все, в том числе и российские власти.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.