- За неделю вы два раза побывали на Украине: сначала в Харькове на кладбище жертв катынского преступления, потом в Ялте, где состоялась встреча с президентом Виктором Януковичем. Вдобавок к этому в Варшаву приезжал украинский премьер-министр Николай Азаров. Откуда взялось это неожиданное оживление в польско-украинских отношениях? 

- Начался новый президентский срок. Это нормально, что в начале каждого срока полномочий подтверждаются прежние инициативы и обозначаются новые направления. Я указал новые направления на Западе, там целью должно стать оживление Веймарского треугольника: укрепление польско-немецко-французских отношений. Скоро дойдет очередь и до Вышеградской группы. Но я также подчеркнул значение восточного направления: вначале на встрече с президентами прибалтийских стран в Риге, а сейчас я хотел показать стратегический вес украинского партнера. Поэтому появляется впечатление повышения запланированной активности.

- Можно ли говорить о продолжении одной линии в отношении Украины: Квасьневский, Качиньский, Коморовский?

- В значительной степени, да. Это было заметно в пятницу в зале Ливадийского дворца в Ялте, где присутствовали политики от Марека Сивеца (Marek Siwiec) из «Союза демократических левых сил» (SLD) до Павла Коваля (Paweł Kowal) из «Права и справедливости» (PiS). Это продолжение линии не конкретного президента, а польского государства. Идея помощи Украине в ее пути на Запад присутствует в польской политике уже не первый год. Изменение может заключаться в том, что меньшее значение будут иметь декларации и заверения, а гораздо большее – факты в виде реальных дел украинской стороны в области выполнения стандартов Европейского союза. Раньше, и это было слабостью польской политики в отношении Украины, мы легко верили в заявления на словах и путали их с делами.

- На фоне постоянно остается Россия. Можно ли улучшать отношения с Россией, одновременно поддерживая западные устремления Украины? Вы не боитесь, что когда-нибудь придется выбирать между Москвой и Киевом?

- Невооруженным глазом видно, что после смены власти Украина не хочет, чтобы ее заставляли выбирать между Россией и Западом. Она считает, что можно хорошо жить и с одними, и с другими.

- Но в долгосрочной перспективе так, наверное, не получится?

- Когда-нибудь наверняка придет такой момент, когда Украине придется сделать выбор. Но я согласен, что сближение с Европейским союзом не должно означать плохих отношений с Россией и не должно проходить посредством ухудшения этих отношений. Это, впрочем, тоже зависит от политики России, которая сама хочет сближаться с ЕС и иначе смотрит на механизм сотрудничества Киев – Брюссель. В будущем Украине придется выбрать, хочет ли она войти в экономическое пространство, которое создает Москва, или же приближаться к европейским стандартам. Но это очень отдаленный вопрос, который не должен сейчас доминировать в отношениях ЕС – Украина и Польша – Украина. Нужно показывать, что сотрудничество с ЕС и Польшей не влечет за собой непременно плохих отношений с Россией.

- Такой момент выбора с польской стороны все-таки придет. С этим столкнулся президент Александр Квасьневский, который во время «оранжевой революции» вел переговоры от лица Запада. Москва восприняла это как враждебные действия против себя и позже ему этого не простила.

- С того времени изменилась и Россия, и Украина. Нужно относиться с уважением к тому, что украинские власти не хотят делать публичные заявления на эту тему. Важно, что новая украинская власть заявляет о стремлении к членству в ЕС. 

- А если бы все-таки пришлось сделать выбор?


- Будем оптимистами. Посмотрим, что будет через несколько лет в отношениях ЕС и России. Нам нельзя даже создавать впечатления, будто мы хотим, чтобы Украине пришлось выбирать между стремлением в Евросоюз и хорошими отношениями с Россией. Это не в интересах Польши.

- Я все же настаиваю, что когда-нибудь произойдет так, что Польше придется выбирать между втягиванием Украины на Запад и хорошими отношениями с Россией. Россияне с чем-нибудь не согласятся. Ведь им не нравится даже программа «Восточное партнерство», в которой участвует Украина и пять других восточных государств, но нет России.

- Сейчас все несколько иначе. Сейчас Россия и Украина соревнуются, кто быстрее сблизится с Европейским союзом.

- Россия всегда хотела быть первой, хотя бы в вопросе отмены виз в страны Евросоюза.

- Верно. Поэтому нужно побуждать украинцев участвовать в этом соревновании, выполнять европейские стандарты, и помогать им в этом в меру наших польских возможностей.

- О Викторе Януковиче говорят: пророссийский. Вы бы подтвердили такое мнение после переговоров с президентом Украины? 

- Я считаю, что не стоит классифицировать украинских политиков на основании того, насколько они заинтересованы в сотрудничестве с Россией. Это путь в никуда. Янукович недвусмысленно заявил, в том числе и в Ялте, что хочет, чтобы его страна была в ЕС, но что он одновременно хочет сохранить как можно более теплые отношения с Россией. Для нас здесь важен первый пункт.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.