Межгосударственный авиационный комитет (МАК) передал в среду польской стороне свой проект отчета о причинах произошедшей 10 апреля катастрофы самолета президента Польши. Однако никаких подробностей обнародовано не было.

Проект, насчитывающий 210 страниц, был передан в здании МАК уполномоченному представителю Польши Эдмунду Клиху (Edmund Klich) председателем технической комиссии, расследующей смоленскую катастрофу, Алексеем Морозовым.

После этого к журналистам ненадолго вышел зампредседателя МАК Олег Ермолов. Он сказал лишь, что комиссия "установила технические, системные и косвенные (способствовавшие) катастрофе причины". Он заявил, что таковых комиссия выявила 72.

Для сравнения, отчет после катастрофы военного самолета CASA, разбившегося в Мирославце в январе 2008 года, содержал 13 "непосредственных обстоятельств и ошибок" и 10 "обстоятельств, способствовавших катастрофе".

Документ МАК содержит также семь т.н. рекомендаций – они описывают, что следует изменить, чтобы избежать подобных катастроф в будущем. Они могут касаться, например, обучения пилотов, а также авиационных процедур.

Подобные отчеты устроены таким образом, что они указывают на решающую, непосредственную причину катастрофы (хотя ее описание не ограничивается одной фразой). Как нам удалось выяснить, МАК ее в своем отчете указал. От лица, близкого к российскому следствию в Москве, мы услышали, что по мнению Комитета, основная вина лежит на польской стороне, в том числе пилотах, а действия россиян не стали причиной катастрофы (речь идет, в частности, о работе диспетчеров).

Ермолов отметил, что российские выводы отчета не будут обнародованы до того момента, пока польская сторона его не изучит (согласно Чикагской конвенции у нас есть на это 60 дней). Окончательный отчет с учетом позиции Польши будет предан гласности.

Заместитель председателя МАК сообщил, что в отчет входят, в частности, результаты исследований обломков президентского Ту-154 и бортовых регистраторов (в том числе исследовавшегося в Польше регистратора ATM).

Проект отчета содержит также анализ записей работы приборов и переговоров на контрольной вышке аэродрома "Северный", где разбился самолет. Этого материала до настоящего момента недоставало польской комиссии и прокуратуре. Пояснений, велась ли в вышке видеозапись радиолокационных приборов, дано не было. Неизвестно, дополнили ли россияне запись стенограммы переговоров в кабине пилотов или использовали для анализа ту запись, что была обнародована – с пробелами и непонятными моментами.

Как мы неофициально выяснили, Эдмунд Клих также получил визуализацию, т.е. совмещенные на оси времени записи со всех "черных ящиков", которые дают больше всего информации о поведении пилотов и самолета.

В проект отчета были включены выводы, сделанные на основании экспериментального облета военного самолета-лаборатории, который после смоленской катастрофы тестировал работу навигационных систем аэродрома "Северный".

Ранее Клих, в том числе в официальных запросах в МАК, заявлял о претензиях, связанных, в частности, с тем, что польским специалистам не позволили принять участие в тестовом облете "Северного", а выводы этого исследования вызывали у поляков возражения.

В документе, который был передан польской стороне, содержится также оценка действий экипажа, а также наземного персонала аэродрома. Ермолов сообщил, что ее произвели психологи – эксперты в области авиации и контроля воздушного движения, не добавив больше ни слова на эту тему.

Эдмунд Клих также отказался разговаривать с журналистами, объясняя, что он не может высказываться на тему объемного документа, с которым его лишь бегло ознакомили. Сразу же после подписания протокола о передаче проекта отчета он покинул МАК и не принимал участия в пресс-конференции.

Напомним, что обнародованный в мае т.н. предварительный отчет МАК исключил из возможных причин катастрофы теракт, взрыв, пожар на борту, а также отказ технических устройств самолета. В нем также обращалось внимание на присутствие в кабине пилотов лиц, не входящих в состав экипажа.

В последующие месяцы споры вызывал в основном вопрос возможной вины в катастрофе российских диспетчеров (то, что несмотря на неблагоприятные погодные условия аэродром не был закрыт, запоздало данная команда "зайти на второй круг" – приказ прекратить посадку). Эдмунд Клих добавлял: "Самая важная проблема – установить, какие процедуры действовали 10 апреля во время полета в Смоленск".

В четверг проект отчета МАК должен быть передан по дипломатической почте в Варшаву. Здесь им займутся польские эксперты из комиссии, которой руководит министр Ежи Миллер (Jerzy Miller). О своих замечаниях, претензиях и рекомендациях по изменениям, которые необходимо внести прежде, чем появится окончательный вариант отчета, они должны заявить до 19 декабря.

Ермолов отметил, что МАК вернет прокурорам обломки президентского самолета только после публикации окончательного отчета, а передать это "вещественное доказательство" полякам можно будет только после того, как будет завершено российское следствие.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.