В России опять раздались призывы убрать из названий столичных улиц и станции метро Петра Войкова – одного из убийц последнего царя. Но большевик Войков – это лишь вершина айсберга. По сей день тысячи улиц, районов и даже городов носят названия в честь Советского Союза и его «героев». В России есть, например, 8409 улиц Советских и 5616 улиц Владимира Ленина.

Основная волна переименований прошла в начале 1990-х, но тогда они были лишь частичными. «В Москве было переименовано только 150 улиц, - подчеркивал на страницах «Известий» историк Владимир Лавров. – А большевики, придя к власти, изменили 90 процентов всех названий, таким образом они метили свою территорию».

В последующие годы, уже во времена СССР, переименования проходили методично и последовательно. «Когда кого-то свергали с советского пьедестала, он также исчезал из названий улиц и городов, - рассказывает Rzeczpospolita историк Никита Петров. - Когда глава НКВД Николай Ежов, главное действующее лицо большого террора в 1937 -1938 годах, которого называли кровавым карликом, потерял расположение Иосифа Сталина, он сразу же исчез не только с печати на тюремных приказах, но и из названий. То же самое случилось с его предшественником Генрихом Ягодой».

«Советские власти реагировали автоматически, - говорит Петров. – Сталин, Лаврентий Берия (преемник Ежова), Вячеслав Молотов (глава советской дипломатии при Сталине) и Лазарь Каганович исчезли в 1961 году на волне борьбы с культом личности, когда к руководству страной пришел Никита Хрущев».

Решение Хрущева

Если бы не решительность Хрущева, неизвестно, не осталось ли бы до сих пор в российских городах улиц и переулков Сталина. Во всяком случае, Ленин и Дзержинский чувствуют себя хорошо. Отец большевистской революции Владимир Ильич до сих пор украшает практически каждый российский город. Посвященные ему памятники и названные в его честь улицы остаются даже в глухих деревнях, неважно – Краснодарский ли это край или далекая Якутия. Тысячи россиян до сих пор живут на улицах Феликса Дзержинского.

Советская традиция размещать тайную полицию на улицах, носящих имя создателя ЧК - железного Феликса, довольно легко проследить и сейчас. Очень часто местные отделы ФСБ (преемницы НКВД и КГБ) до сих пор располагаются на улицах Дзержинского. И неважно – лежащий ли это у Тихого океана Южно-Сахалинск (где, впрочем, улица Дзержинского соседствует с улицей чекистов) или Смоленск, где именно на этой улице была решена судьба расстрелянных в 1940 году по приказу Сталина польских офицеров и тысяч российских жертв репрессий. 

«Там приводилась в исполнение и часть приговоров», - говорит Петров, занимающийся исследованием катынского преступления и историей российских органов госбезопасности. Он неоднократно вел поиски на улицах Смоленска и Твери (во времена СССР – Калинин). Через местный отдел НКВД прошло более 6 тысяч поляков, останки которых потом захоронили в Медном. «В этих городах большинство улиц сохранили свои названия, что действительно облегчает поиск адресов, например, работников НКВД, причастных к убийству поляков. Одновременно это показывает, что мы до сих пор не разобрались с нашей историей», - говорит Петров.

«Некоторые палачи из Смоленска жили как раз на улице Дзержинского, поближе к работе», - добавляет он. В Твери НКВД располагалось по адресу улица Советская, 5. Здание, правда, сменило свое предназначение, но название улицы осталось. 

Церковь на Площади большевиков


«Изменения происходят, но возвращение к прежним историческим названиям идет в России постепенно», - оценивает Владимир Лавров. Эти решения находятся в юрисдикции местных властей, а они часто не готовы к радикальным расчетам с историей и опасаются реакции старшего поколения.

«Решения о возможных переименованиях мы оставим следующим поколениям, - объяснила Марина из городской администрации Южно-Сахалинска. – Сейчас это все еще слишком болезненный вопрос, особенно для пожилых людей».

В 1990-е годы много улиц было переименовано, например, в Петербурге, тогда отказались и от советского названия города – Ленинград. «Но Петербург до сих пор находится в Ленинградской области. Решимости не хватило», - говорит Петров. Сходная ситуация и на Урале: Екатеринбург (бывший Свердловск) – это до сих пор столица Свердловской области. «А ведь Яков Свердлов был редкостным гадом, тут, пожалуй, нет места для сомнений», - оценивает историк.

В Магадане совсем недавно площадь Ленина переименовали в Соборную, а в Саранске православный собор стоит на площади Большевиков. В Суздале, древнем российском городе, на улице Ленина находятся три церкви.

«Большинству все равно», - говорит Петров. Это не означает, что на эту  тему не ведутся споры. Например, обсуждается новое название для Свердловской области, вопрос переименования Кирова в историческую Вятку или придания Калининграду менее «советского» названия. В Ростове Великом висят двойные таблички – «постсоветские» и исторические - это шаг на пути к их возвращению.

Историки уже не раз призывали московские власти убрать из столицы Войкова, но их призывы до сих пор не были услышаны. Одновременно активность проявляют коммунисты, которые уже неоднократно предлагали вернуть в Москву на Лубянку памятник Дзержинскому, и поднимают шум всякий раз, когда кто-то пытается посягнуть на советское наследие. Цареубийца Войков был, по их мнению, «выдающимся деятелем».

«Россия все еще стоит одной ногой в прошлом, испытывает трудности с собственной идентичностью. Это ярче всего демонстрируют наши государственные символы – герб и флаг предреволюционной России с гимном на советскую мелодию», - подытоживает Петров.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.