Rzeczpospolita: Извечным польским проклятием было географическое положение между Германией и Россией. Сейчас у нас прекрасные отношения с Берлином. Есть ли шанс на перелом и в отношениях c Москвой?

Ричард Пайпс: В течение последних нескольких сотен лет, со времен, когда поляки в начале XVII века были в Кремле и «раздавали карты» в этом регионе, над вами доминируют россияне. В XVIII, XIX и XX веках Россия была очень агрессивна в отношении Польши. Поэтому, когда кто-нибудь меня спрашивает, почему поляки опасаются России и не доверяют ей, я отвечаю: у них есть на это причины.

- Удастся ли сейчас прервать эту многовековую традицию?

- Это сложно предугадать, но перспектива кажется многообещающей.

- Может быть, это краткая оттепель или блеф?

- Возможно, но это не меняет факта, что стоит попробовать достичь согласия. Россияне сейчас стали менее агрессивны, и следует эти воспользоваться, урегулировав несколько спорных вопросов. Когда под Смоленском произошла катастрофа, я предполагал, что между Москвой и Варшавой начнется холодная война. Произошло по-другому. Польско-российские отношения становятся все лучше. Я регулярно читаю российские газеты и вижу в них отчетливое изменение тона. О Польше там пишут хорошо, чего раньше не было. Аналогично и с показом фильма «Катынь» по российскому телевидению. Еще недавно это было бы невозможно вообразить.

- Как объяснить этот поворот?

- У борющейся с серьезными внутренними проблемами России появилась новая стратегия. Она хочет сблизиться с Европой, с НАТО, неотъемлемой частью которых является Польша. Так что автоматически Россия сближается и с вами, а потепление в отношениях Москвы и Варшавы – это часть более крупной игры. Состояние перманентного конфликта с Варшавой не облегчало России ведение политической игры в Европе.

- Лицо новой политики – это Медведев. Вопрос только, действительно ли можно на него ставить? Насколько это самостоятельный политик?

- Не вполне ясно, каковы его отношения с Путиным. Мы не знаем, каков его действительный объем власти и самостоятельности. Но мне кажется, что вопреки многим аналитическим выкладкам этой власти у него много. За обоими из них стоят сильные группы интересов, которые могут начать соперничать друг с другом. Через два года в России состоятся президентские выборы, и их результат может быть любым.

- На кого в этом соперничестве должна поставить Польша?

- Конечно, гораздо лучший партнер для вас – Медведев. Это человек с иной ментальностью, чем Путин. Президент России – юрист, а премьер – бывший сотрудник КГБ. Это огромная разница. Разумеется, Медведев не демократ, он открыто заявляет, что не верит в эту систему. Однако он считает, что стоит хотя бы уважать права человека. Он ставит на модернизацию и современный подход.

- За несколько дней до визита Медведева Дума осудила катынское преступление. Но одновременно россияне направили в Страсбургский суд дерзкий ответ о «катынских событиях»…

- Это лучшее доказательство того, что в рамках российского правящего лагеря сталкиваются различные группы интересов. Там существует политический дуализм, по многим вопросам отсутствует общая стратегия. Однако нет сомнений, что заявление Думы на тему Катыни – это жест в отношении поляков перед визитом в Варшаву российского президента. Многим россиянам сложно признаться, что это преступление совершил Советский Союз. Так что стоит оценить это жест.

- Говоря в Варшаве о Катыни, Медведев упомянул «анти-Катынь» - смерть заключенных-большевиков в польском плену в 1920 году.


- Это ошибка и не слишком умное сравнение. В 1920 году поляки не убивали советских заключенных выстрелом в затылок, верховная польская власть не принимала решения об уничтожении этих людей. Большевики умерли из-за эпидемии и голода. Но это не было виной поляков. Это нельзя сравнивать с Катынью. Я полагаю, что эти слова Медведева были, скорее, адресованы российскому обществу, амбиции которого задеты.

- В последнее время Америка перезагрузила свои отношения с Россией. Польша делает то же самое. Эти действия каким-то образом взаимосвязаны?

- Я так не думаю. Ведь изменилась Россия, а не Польша. Однако в Вашингтоне потепление на линии Москва – Варшава воспринимают положительно. Если Белый дом хочет иметь с Кремлем хорошие отношения, то уменьшение трений между Россией и одним из ближайших союзников США весьма желательно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.