Интервью с Янушом Штайнхофом (Janusz Steinhoff) – экспертом в области электроэнергетики и горной промышленности, бывшим вице-премьером и министром экономики в правительстве Ежи Бузека (Jerzy Buzek).

Rzeczpospolita: Вы можете представить себе гданьскую группу Lotos в качестве части одного из российского концернов – «Газпром Нефти» или «Роснефти»?

Януш Штайнхоф: Если посмотреть на этот вопрос исключительно с точки зрения бизнеса, то да. У российских концернов есть средства на покупку Lotos, и они могут гарантировать ему доступ к месторождениям. Остается, однако, вопрос политики и надежности российских фирм в качестве инвесторов. Это гораздо сложнее, чем, например, создание электростанции совместно с россиянами. Я лишь надеюсь, что высказывания президента и премьер-министра Российской Федерации действительно приведут к нормализации ситуации в российском энергетическом секторе, понимаемом в широком смысле. Наше возможное решение о продаже акций Lotos российской компании должно сопровождаться решением россиян сделать данный сектор открытым.

- Вы считаете, что продажа Lotos могла бы стать элементом более масштабной стратегии и получения польскими властями гарантий в других вопросах, например, в продолжении транзита нефти через польскую территорию? Я слышала мнение, что мы продадим Lotos России, если она будет продавать нам нефть и газ с 50-процентной скидкой?

- У группы Lotos есть ценный, современный нефтеперерабатывающий завод, а россиянам нужны дополнительные возможности для переработки нефти. Я думаю, что они действительно могут предложить гораздо больше, чем просто привлекательную цену за акции.

- Часть экспертов считает, что продажа Lotos россиянам могла бы представлять угрозу для нефтеконцерна Orlen.


- В долговременной перспективе защитить Orlen от конкуренции не получится. Польской экономике необходим конкурентный топливный рынок. Я бы хотел, чтобы у  Orlen была сильная позиция, вытекающая из его конкурентоспособности, а не средств, которые использует для его охраны государство.

- Стала ли для вас неожиданностью информация о планах реализации польскими и российскими  компаниями совместных энергетических проектов? Одни говорят о переломе в экономических отношениях, другие о движении вперед. Кто прав?

- До настоящего перелома путь еще долгий, но заявления президентов радуют. Польша никогда не создавала юридических барьеров или иных проблем в экономических отношениях с Россией. Мы были открыты как новым инвестициям, так и торговому обмену. Но противоположная сторона не проявляла достаточной активности, в результате российские инвестиции в Польше невелики – их объем составляет около 1,8 миллиарда долларов. И это практически только инвестиции в газопровод «Ямал-Европа» и автозаправочные станции «Лукойла», купленные преимущественно у американского концерна Conoco Philips. Польша была и должна оставаться в будущем заинтересованной в развитии экономического сотрудничества с Россией, но на цивилизованных условиях - как в сфере торговли, так и инвестиций. Я надеюсь, что скорое вступление России в ВТО существенно нам в этом поможет.

- Как вы оцениваете созыв экспертных групп для анализа проекта энергетического моста Ольштын-Калининград и газовой электростанции?

- Польское государство может реализовать идею энергетической безопасности, используя для этого регуляционные инструменты. Одновременно с этим премьер-министр Дональд Туск заверил, что для российских инвесторов не будет ни каких-либо барьеров, ни стимулов. Это должно стать сигналом, что ситуация последних лет, когда россияне использовали доминирующую позицию в качестве поставщиков сырья или грозились перекрыть вентиль, не должна повторятся. Не секрет, что в прошлом россияне использовали энергетический сектор для реализации своих политических целей. И это однозначно ослабило позицию России как надежного поставщика сырья.

- Проект атомной электростанции в Калининграде и предложение по созданию энергетического моста в Польшу – это инвестиции, вступающие в конкуренцию с литовскими планами. Они ставят польские власти в сложную ситуацию выбора между поддержкой действий страны-члена ЕС и Российской Федерации. Как нам из этого выпутаться?


- В течение нескольких лет Польша добивалась выработки в Евросоюзе единой политики в области энергетической безопасности. Последние решения ЕС свидетельствуют, что это удалось. Понятно, что приоритетом нашего правительства должны быть инвестиции, имеющие поддержку Европейской комиссии. Мы бы поставили под сомнение свою надежность в ЕС, если бы мы не работали на реализацию европейских проектов. Хотя в недалеком прошлом мы столкнулись с такими решениями, в которых реализация стратегических инвестиций (как, например, газопровод «Северный поток» через Балтийское море) происходила вопреки воле и интересам стран Балтии и Польши. За энергетическую безопасность и энергетическую политику отвечает министр экономики и он должен взвесить, имеет ли смысл создание энергомоста в Калининград, вписывается ли оно в политику. Важен также экономический и финансовый анализ.

- Идея создания польским концерном PGNiG и Газпромом газовой электростанции менее спорна?

- Мне представляется, что такая электростанция могла бы работать на конкурентном рынке. Если это будет исключительно бизнес-проект, Газпром захочет инвестировать средства, а нам нужны новые мощности, то я не вижу препятствий для его реализации.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.