Фрагмент интервью с Марчином Дубеницким (Marcin Dubieniecki) – адвокатом, супругом Марты Качиньской, дочери президента Леха Качиньского 

[…]
- Что стало причиной катастрофы под Смоленском?

- Я выскажусь только как один из 38 миллионов поляков. Я считаю, что на президента Леха Качиньского могло быть совершено покушение. И сейчас российская сторона будет стремиться к тому, чтобы никто из россиян не понес ответственности, а если да, то вина ляжет на функционеров самого низшего звена, т.е. диспетчеров.

- Диспетчеры совершили не ошибку, а осознанно привели к крушению самолета?

- Ошибка – это последняя вещь, которую я в этом деле представляю.

- Кто-то из российских властей запланировал покушение на президента, а диспетчеры были исполнителями?

- Я не хочу развивать этот тезис, но я просто не верю в такие случайности.

- Почему россияне решили бы организовать такое покушение?

- Президент Качиньский был в Евросоюзе единственным, кто мог противостоять россиянам. Его устранение давало бы россиянам свободу в улаживании своих интересов в Европе, проведении разных согласований с немецкой стороной и другими ведущими странами ЕС через наши головы.

- Обнародованные Wikileaks депешы показали, что глава МИД Радослав Сикорский (Radosław Sikorski) проводил политику близкую линии Леха Качиньского, только он этого не афишировал.


- Я не знаю, можно ли назвать политику министра Сикорского близкой Леху Качиньскому. В эпоху экономического суверенитета мы опускаемся на дно, и я думаю, что через три-четыре года польское общество поймет, что нас продали. Мы постепенно движемся к очередному разделу Польши. Взять хотя бы угрожающий нашим интересам газопровод «Северный поток», который строят Россия и Германия, не говоря уже о приватизации стратегических секторов нашей экономики, как нефтеперерабатывающая промышленность или энергетика.

- Партия «Право и Справедливость» (PiS) и президент Качиньский тоже не смогли предотвратить строительство этого газопровода.

- Потому что эта партия была у власти слишком мало, всего два года.

- У президента Качиньского был низкий рейтинг. Даже если принять вашу позицию, что Россия хотела бы от него избавиться, то удобнее было бы подождать, когда он проиграет на выборах. Кроме того, польские выводы по катастрофе никак не указывают на то, что это было покушение. 

- Я не верю в случайности. Иногда моя супруга рассказывает мне, что происходит в смоленском следствии. Там столько ошибок, что оно определенно не приведет нас к правде.

- Вы считаете, что идея могла исходить с российской стороны, но в этом принимал участие кто-то в Польше?

- Я не строю таких далеко идущих теорий, я не сумасшедший.

- Вы согласны с Ярославом Качиньским, что правительство Дональда Туска несет моральную ответственность за смоленскую катастрофу?

- Правительство совершило ошибку, позволив, чтобы следствие оказалось вне польского контроля. Оно пассивно в отношении всех действий российской стороны, а информационная политика в отношении смоленского следствия не выработана.

- Мы ведем свое следствие, сложно ожидать, чтобы российская сторона не вела свое.

- Но мы могли требовать, чтобы следствие непосредственно вели мы, с участием российской стороны. При таком раскладе, именно польская сторона была бы в этом деле ведущей силой. Ведь речь идет о катастрофе, в которой погиб президент Польши с супругой и еще 94 человека. В уголовном кодексе есть ясные положения, касающиеся гипотетического покушения на жизнь президента, и на этом следовало основываться при требовании вариантов ведения следствия.

- Каким образом мы могли принудить россиян отдать нам следствие или согласиться на формирование международной комиссии?

- Если бы международная общественность хотела вмешаться в расследование этой катастрофы, то, я думаю, под давлением разных государств россиянам пришлось бы уступить. Но так как все боятся наступить России на больную мозоль, то такой поддержки со стороны крупных европейских или мировых держав не будет.

- Бывший министр иностранных дел Анна Фотыга (Anna Fotyga) и Антонии Мачеревич (Antoni Macierewicz), представители «Права и Справедливости», поехали в США, но ничего там добились. Эти требования нереальны.

- Они нереальны, потому что со стороны определенных субъектов нет доброй воли для реализации этих требований. 

- Принимая ваш ход мыслей, можно сказать, что демократы не хотят раздражать Россию, а республиканцы могли бы выступить с такой инициативой. Раз они этого не делают, то, может быть, они просто не верят в версию покушения?

- Я не хотел бы больше высказываться по этому вопросу, потому что я боюсь, как бы я не сказал слишком много. 

- Недавно адвокат Рогальский (Rafał Rogalski) говорил, что может дойти до эксгумации тел Леха и Марии Качиньских. Что вы об этом думаете?

- Для эксгумации тел президента и его супруги нет никаких оснований. Я не знаю, что бы такая эксгумация могла дать следствию. Я лично видел тело президента и первой дамы, никаких сомнений в том, кто похоронен в Вавельском замке, нет. Разговоры о проведении таких действий, как и сопровождающие их описания состояния тел, неприличны, в них нет уважения к семье и трагически погибшей паре.
[...]

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.