Оглашение окончательного отчета Межгосударственного авиационного комитета о результатах расследования катастрофы президентского Ту-154  вызвало большой отклик в польской прессе.

Заместитель главного редактора одного из ведущих польских изданий, Gazeta Wyborcza, Ярослав Курский (Jarosław Kurski) соглашается с содержанием отчета МАК, говоря о том, что катастрофа вызвана банальными причинами: безответственностью и мягкотелостью пилотов, которые не смогли, зная о неблагоприятных условиях для посадки, противостоять давлению находившихся на борту вышестоящих лиц. Журналист подчеркивает недопустимость перекладывания вины на тех, кто не удержал польских пилотов «от их собственного сумасбродства», поскольку за штурвалом самолета «сидели не российские диспетчеры», и выражает надежду на то, что окончательное решение прокуратуры позволит в дальнейшем избежать подобных катастроф.

Авторы издания Dziennik Gazeta Prawna Ярослав Олеховский (Jarosław Olechowski) и Гегож Осецкий (Grzegorz Osiecki) называют вызвавший в Польше неоднозначные реакции отчет МАК бомбой замедленного действия, обращая внимание на то, что такой напряженной атмосферы во взаимоотношениях между нашими странами не было со времени грузинского кризиса. Журналисты предостерегают о политической конфронтации, которая может оказать негативное воздействие на оживившиеся в последнее время экономические отношения Польши и России, выгодные обеим странам.

Петр Смилович (Piotr Śmiłowicz) в Newsweek Polska выделяет в трактовке отчета МАК содержательный и политический аспекты. Он отмечает, что хотя важнейшие причины катастрофы были представлены правдоподобно, россияне, не приняв во внимание большую часть замечаний польской стороны к тексту этого документа, некотором образом унизили поляков. И это сильнее всего ударяет по позиции польского премьер-министра Дональда Туска, с самого начала расследования катастрофы призывавшего к взвешенным отношениям с российской стороной и ее добрую волю в ведении следствия.

Витолд Гловацкий (Witold Głowacki) в своем комментарии в газете Polska пишет о том, что отчет МАК не дал исчерпывающих ответов на все возникавшие в ходе расследования вопросы, полностью исключив возможную долю собственной вины. Журналист отмечает, что «если существуют убедительные доказательства, позволяющие развеять сомнения польской стороны, ими следовало поделиться», а не категорически их отвергать, делая оговорку, что без экспертной оценки сложно судить, в какой степени данные сомнения были оправданы. Самой горькой правдой о смоленской катастрофе автор называет тот факт, что крушения можно было избежать на любом этапе предшествующего стечения событий, и каждое из действующих лиц этих событий от пилотов и находившегося к кабине генерала Бласика до российских диспетчеров, могли своими действиями прервать цепь обстоятельств, приведших к трагическому финалу.

Михал Сутовский (Michał Sutowski) в издании Krytyka Polityczna перечисляет ряд вопросов и претензий, остающихся у польской стороны после обнародования отчета МАК, подвергая критике также тон и стиль этого документа. Автор отмечает, что нынешнее польское правительство не выработало собственной стратегии в отношениях с Россией, и не смогло побороться за то, чтобы неформальными и дипломатическими методами выработать более приемлемую для Польши совместную позицию по итогам расследования катастрофы. Журналист подчеркивает, что тем не менее, польской стороне следует, в первую очередь, сделать выводы о собственных проблемах: как возможно, чтобы первое лицо государства оказывало давление на экипаж, почему она не способна обеспечить безопасность важных государственных деятелей, подобрать команду квалифицированных пилотов и придерживаться всех необходимых процедур.