Катастрофа, которая поначалу сблизила Москву и Варшаву и помогла им забыть старые обиды, может теперь стать причиной новых раздоров.

Трагические события того апрельского утра забудутся нескоро. Президент Лех Качиньский, его жена Мария и большая часть польской элиты летели 10 апреля 2010 года в Смоленск, чтобы принять участие в мероприятиях, посвященных 70-летней годовщине Катыньской трагедии.

Произошло ужасное событие: самолет, в котором находилась польская делегация, попытался приземлиться в плохую погоду и разбился. Все находившиеся на борту пассажиры погибли.

Но теперь событие, которое изначально воспринималось как несчастный случай гигантского масштаба, приобретает политический оттенок, причем даже с элементами заговора. Некоторые поляки, особенно те, кто был близок к покойному президенту, начинают высказывать предположения о том, что Россия преднамеренно устроила эту катастрофу.

Даже после того как Россия на прошлой неделе опубликовала подробный доклад о причинах крушения ТУ-154, родственники Леха Качиньского заявили в понедельник, что Москва, возможно, целенаправленно искала возможности устранить покойного президента.

«Сегодня гипотеза о заговоре с целью убийства польского президента более правдоподобна, чем когда-либо», — заявил польским журналистам Марчин Дубенецкий, муж единственной дочери Качиньского Марты. Выступая в эфире польского информационного канала TVN24, он сказал, что «многое указывает на то, что Леха Качиньского хотели убить».

Качиньский, как известно, относился к России с большим подозрением и во внешней политике ориентировался в первую очередь на Соединенные Штаты, порой в ущерб отношениям с европейскими соседями.

Зять Качиньского утверждает, что именно политические взгляды президента побудили Москву искать его смерти.

Как утверждает Дубенецкий, Москва, вероятно, опасалась, что Лех Качиньский будет переизбран еще на один срок, и хотела отомстить ему за то, что в свое время он поддержал Грузию в ее конфликте с Россией. Кроме того, Россия могла преследовать определенные цели, связанные с ее отношениями с Евросоюзом.

Ярослав Качиньский, брат-близнец погибшего президента и лидер правой партии «Закон и справедливость», тоже резко отозвался о российском докладе, назвав его «издевательством над Польшей».

В свою очередь, глава польского МВД Ежи Миллер, который возглавляет польскую правительственную комиссию по расследованию обстоятельств катастрофы, заявил во вторник на пресс-конференции, что авиадиспетчеры смоленского аэропорта «Северный» действовали под давлением, совершили множество ошибок и не оказали экипажу должной помощи, когда тот пытался посадить самолет в сложных погодных условиях.

Российские авиационные чиновники утверждают, что поляки цитируют отдельные фразы из переговоров между польским экипажем и диспетчерами аэропорта «Северный», выдергивая их из контекста.

«Польская стороны не реконструирует происходившие события, а извращает их суть», — заявил журналистам источник, близкий к ходу расследования. Кроме того, он добавил, что польская сторона не опубликовала, как обещала, полную расшифровку переговоров между экипажем и российскими авиадиспетчерами.

Россия отвергает беспочвенные «версии»

В докладе, опубликованном Межгосударственным авиационным комитетом, российские эксперты утверждают, что причин катастрофы было несколько: действия и опыт пилотов [сообщалось, что в крови у пилотов были обнаружены остатки алкоголя], сильное давление и требования во что бы то ни стало посадить самолет со стороны лиц, не имевших права находиться в кабине, и решение совершить посадку вопреки предостережениям российских авиадиспетчеров, предупреждавшим поляков о тяжелых погодных условиях.

Кроме того, расследование установило, что катастрофа не была обусловлена каким-либо механическим подтверждением.

«Отказов двигателей и других систем самолета в полете не было, — заявила председатель МАК Татьяна Анодина. — Пожара, взрыва, разрушения самолета в воздухе до столкновения с препятствиями не было».

Председатель МАК сказала, что действия российских авиадиспетчеров и техническое состояние смоленского аэропорта «Северный» не входят в число причин, обусловивших крушение польского самолета.

Однако Дубенецкий заявляет, что российская комиссия проигнорировала тот факт, что за 22 секунды до крушения польские пилоты попытались отказаться от посадки и начать набор высоты.

Приземление, как утверждает Дубенецкий, не удалось «из-за того, что экипажу дали неверные сведения относительно высоты самолета и положении посадочной полосы».

Но не все в Польше готовы поверить в существование заговора. Экс-президент и лауреат Нобелевской премии Лех Валенса, например, заявил, что львиная доля вины за авиакатастрофу лежит на Польше.

«С сожалением говорю, что намного больше ошибок совершила польская сторона, — сказал он в интервью польской «Газете выборчей». — С российской стороны была только одна ошибка: надо было запретить посадку, а если нет, то стрелять, чтобы отпугнуть».

По международным правилам, окончательное решение о посадке на международных рейсах принимают пилоты воздушного судна. Авиадиспетчеры предоставляют необходимую информацию и дают советы, но они не могут запретить пилотам посадку, если те приняли такое решение.

Валенса сказал также, что польский экипаж оказался в «безвыходном положении», поскольку на пилотов оказывалось сильное давление с тем, чтобы они совершили посадку несмотря на многочисленные предупреждения о плохой погоде и плохой видимости.

Некоторые обозреватели с самого начала говорили о том, что неожиданная оттепель в российско-польских отношениях, начавшаяся после такой тяжелой трагедии, будет непродолжительной.

Когда российский премьер Владимир Путин и его польский коллега Дональд Туск обнялись на месте трагедии, было ощущение, что внезапно испарились двести лет вражды между Польшей и Россией. Благодаря этим «объятиям, которые ощутил весь мир», Россия вновь обрела в глазах Польши человеческое лицо.

К сожалению, однако, не все смотрят на вещи так же.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.