Российские следователи, даже не имея еще твердых доказательств, подтверждающих происхождение подорвавшего себя в зале прилетов аэропорта Домодедово в понедельник вечером террориста-самоубийцы, указывают на Северный Кавказ. По их мнению, заказчиков и организаторов взрыва следует искать там. В последние годы практически за всеми крупными террористическими актами в России (школа в Беслане, театр на Дубровке, несколько раз московское метро) стояли исламисты из северокавказских республик, прежде всего из Дагестана, Ингушетии и Чечни. Ужасающий список их деятельности долог.

Исключением была бомба, подложенная в 2006 году националистической организацией «Спас» на Черкизовском рынке в Москве (популярном месте среди торговцев из Средней Азии и с Кавказа). Второе исключение – вызывающие много споров кровавые теракты в жилых домах в сентябре 1999 года. По мнению Александра Литвиненко (агента российских спецслужб, который сбежал в Великобританию и вскоре, будучи отравленным, там умер), их провела или инспирировала Федеральная служба безопасности, чтобы оправдать свою военную операцию в Чечне, а целью было обеспечение популярности бывшему главе ФСБ Владимиру Путину, который был тогда премьером и вскоре стал президентом. Отсюда и сейчас виновных автоматически ищут на Кавказе: в регионе, с которым Россия не может справиться вот уже второе десятилетие.

Ад в котле

Парадоксальным образом, спокойнее всего обстановка в Чечне, где порядок поддерживает жесткое правление команды Рамзана Кадырова – сильного безнаказанного человека, которого поддерживает Путин и сотни миллиардов рублей, поступающих из федерального бюджета на восстановление непокорной республики. Благодаря ним Чечня восстала из руин, и поддержка идей независимости среди чеченцев затухает.

Этот успех не получится быстро повторить в Ингушетии и в демографическом котле – Дагестане. Кремлю все еще недостает там кого-то вроде Кадырова, кто добился бы послушания даже ценой высоких комиссионных за распределение государственных средств. При этом есть гигантская безработица, бедность, отсутствие перспектив, враждующие кланы и преступные группировки. Так что там царят благоприятные условия для исламских фундаменталистов, объединенных сейчас в первую очередь вокруг фигуры бывшего чеченского полевого командира Доку Умарова – самозваного эмира, борющегося за создание кавказского исламского государства. Его люди нашли безопасное пристанище в Ингушетии и Дагестане, откуда они направляются в Чечню, Северную Осетию, Ставропольский край и, наконец, в Москву.

Новая стратегия

Так получается, что с момента изменения российской стратегии на Северном Кавказе и назначения президентом Медведевым своего полпреда в ранге вице-премьера в этом регионе минул ровно год.

Заданием Александра Хлопонина, помимо поимки мусульманских фундаменталистов, стало восстановление экономики региона и ликвидация причин, по которым молодые люди вступают в ряды джихаджистов Умарова.

Продвигается это туго. В прошлом году в регионе произошло в два раза больше терактов, чем в 2009. Вдобавок, покупка спокойствия обходится дорого (в среду Хлопонин заявил, что в текущем году Москва инвестирует в регион более 13 миллиардов долларов). Результатов этих действий придется ждать еще долго, поэтому неудивительно, что среди российской элиты стали раздаваться нетерпеливые голоса: раз в прошлом году был упущен подходящий момент для решения проблемы с Кавказом, то сейчас следует немедленно перестать церемониться с местными бандитами.

Даже если, это не они стояли за бойней в Домодедово.